Дело членов УНА-УНСО в Грозном: дал показания основной свидетель обвинения Александр Малофеев

25.11.2015

17 ноября 2015 года Верховный суд Чеченской Республики продолжил рассмотрение дела двух граждан Украины Николая Карпюка и Станислава Клыха.

Напомним, что С.Клых и Н.Карпюк обвиняются в том, что, будучи членами экстремистской организации «Украинская национальная ассамблея — Украинская народная самооборона» (УНА-УНСО; организация признана экстремистской, ее деятельность запрещена на территории РФ), в конце 1994-начале 1995 года воевали против российских федеральных сил в составе вооруженных формирований самопровозглашенной Чеченской Республики Ичкерия.

Рассмотрение дела проходило в прежнем составе. На заседании не было обвиняемого Николая Карпюка, удаленного в ходе прошлого заседания.

По видеоконференцсвязи на заседании в качестве потерпевшего был допрошен Евгений Александрович Шмидт, житель Новосибирской области. В 1994 – 95 г.г. Евгений Александрович проходил службу в ЧР. На допрос его доставили в районный суд области, и велся допрос в присутствии районного судьи. По его словам, некоторые подробности происходивших тогда событий он не помнит, так как прошло 20 лет.

Отвечая на вопросы прокурора и судьи, Е.А. Шмидт рассказал, что он проходил службу в ЧР и был механиком-водителем боевой машины пехоты (БМП). 1 января 1995 года, по его словам, он на своей БМП в составе роты сопровождал автомашину с боеприпасами на железнодорожный вокзал г. Грозного. Примерно в 500 метрах от вокзала их обстреляли из гранатометов боевики, его машина была подбита. Наводчик БМП был убит – взрывом ему оторвало голову, а остальные члены экипажа, в том числе и он, были контужены. Команда выбралась из подбитой машины и укрылась в 5-этажном жилом доме. Они поднялись на четвертый этаж, где одна женщина открыла им дверь, думая, что вернулся ее сын. Шмидт и члены экипажа его БМП укрылись в этой квартире. Чуть позже вернулся сын хозяйки квартиры, и около 3:00 ночи он вывел их к своим.

Задавая вопросы, прокурор упомянул показания, данные потерпевшим в ходе предварительного следствия, что само по себе является процессуальным нарушением - присяжные не должны знать о данных ранее показаниях до тех пор, пока их не огласят на заседании.

Адвокат Докка Ицлаев возразил, что его подзащитному вменяется участие в боях на площади «Минутка», а не на железнодорожном вокзале, и, следовательно, потерпевший не имеет отношения к инкриминируемому подзащитному деянию.

Прокурор попросил судью сделать замечание адвокату за оглашение данных на предварительном следствии показаний, которые еще не были оглашены в суде. Судья сделал замечание адвокату, хотя такое нарушение на самом деле допустил прокурор. Когда чуть позже прокурор еще раз допустил такое нарушение, и адвокат Ицлаев попросил сделать ему замечание, судья вновь сделал замечание адвокату, сочтя его вмешательство неуместным.

Следующим в качестве свидетеля был допрошен Александр Валерьевич Малофеев, осужденный и отбывающий срок в колонии Свердловской области. Для проведения следственных действий его перевели в г. Ессентуки, а для участия в заседании суда доставили в Грозный. В отличие от предыдущего свидетеля, который жаловался на давность событий и говорил, что не все помнит, Малофеев все рассказывал подробно и без запинки отвечал на вопросы.

Александр Малофеев рассказал, что был членом УНА-УНСО с 1991 года. Он рассказал, что основной принцип этой организации - ненависть и стремление к уничтожению евреев, поляков и русских, однако на вопрос адвоката Марины Дубровиной, читал ли он устав этой организации и подписывал ли какой-либо документ при вступлении в нее, ответил отрицательно.

А. Малофеев сообщил, что он вместе с подсудимыми С. Клыхом и Н. Карпюком участвовал в боях в Грозном в районе площади «Минутка» с 31 декабря 1994 года до 5 января 1995 года. В течение этого периода, по его словам, ненадолго их переводили в район железнодорожного вокзала Грозного.

По его словам, Александр Малофеев знал, что боем в районе «Минутки» руководил Николай Карпюк, но самого его тогда не видел, так как они занимали разные позиции. Прокурор спросил его про Клыха, и Малофеев ответил, что встретился с ним во время боя около железнодорожного вокзала.

Затем А.Малофеев рассказал, что он и подсудимые Клых и Карпюк участвовали в пытках пленных военнослужащих. Описал один такой эпизод, в котором он и Карпюк участвовали вместе в первых числах февраля 1995 года в доме на улице Первомайская.

Далее Малофеев заявил, что он продолжал участвовать в боевых действиях в Грозном почти до конца февраля 1997 года[1]. Адвокат Д. Ицлаев спросил, где именно в феврале 1997 года в Грозном шли бои? Хотя судья запрещал ему отвечать, А. Малофеев ответил, что бои были повсюду. Дальнейшие попытки адвокатов уточнить даты и детали боевых действий в Грозном снимались судьей – он даже не давал им возможности завершить вопрос, а когда Малофеев все же пытался отвечать, вновь вмешивался судья и запрещал ему это делать.

Далее слово взял подсудимый Станислав Клых. Он задал свидетелю много вопросов, в основном сводившихся к уточнению показаний, данных Малофеевым на предварительном следствии. Помимо прочего, он спросил, есть ли у А. Малофеева, помимо татуировок, другие отметки, или, например, увечья, шрамы от наручников? А. Малофеев ответил, что нет, на что Клых сказал: «экспертиза покажет».

В конце заседания прокурор спросил обвиняемого Станислава Клыха, слышал ли тот показания Малофеева, но тот отказался давать показания на русском языке и попросил пригласить украинского переводчика.

18 ноября Верховный Суд ЧР продолжил рассмотрение дела.

В начале заседания судья удовлетворил ходатайство С. Клыха о предоставлении ему переводчика на украинский язык.

С. Клых заявил суду ходатайство об удалении из зала суда сотрудника ФСБ, не конкретизируя, кого именно, поскольку он, по мнению С. Клыха, оказывал моральное давление на свидетеля Малофеева. Суд отказал в удовлетворении такого ходатайства, мотивируя тем, что суд открытый, удалять без причины никого не имеет права, и кто из присутствующих кем является суду неизвестно.

В ходе судебного заседания были оглашены результаты судебно-медицинских экспертиз пострадавших от действий, инкриминируемых подсудимым, в которых подробно описывались причины смерти и характер травм, полученных потерпевшими. По данным обвинительного заключения, жертвами банды, в состав которой, по версии следствия, входили Н.Карпюк и С. Клых, стали 43 человека - 30 погибли и 13 были ранены.

Адвокат Докка Ицлаев возразил по поводу того, что среди инкриминируемых подсудимым жертв только пять человек погибли в результате пулевых ранений, остальные пострадали в результате минно-взрывных и ожоговых травм, в то время как свидетель Малофеев утверждал, что Карпюк и Клых были вооружены только стрелковым оружием и ножами.

Прокурор заявил ходатайство об оглашении протоколов следственных действий, в которых зафиксировано опознание Малофеевым участников УНА-УНСО и подозреваемых. Адвокаты протестовали против их оглашения на том основании, что, во-первых, на судебном заседании отсутствует свидетель Малофеев, а нужно удостовериться в подлинности его подписей в протоколах следственных действий, во-вторых, у защиты есть основания полагать, что свидетель Малофеев дал показания под принуждением.

Адвокаты также указали, что ранее было заявлено и удовлетворено ходатайство о проверке применения к подсудимым Н. Карпюку и С. Клыху пыток во время предварительного следствия, но до сих пор результатов этой проверки нет. Адвокат Докка Ицлаев заявил, что такая же проверка должна быть проведена и в отношении Малофеева. Судья ничего не ответил.

Прокурор спросил у адвоката Ицлаева, какое имеет значение, были или не были пытки в отношении Малофеева:

«Он вчера давал показания и говорил, что он дает эти показания добровольно. На все ваши вопросы он четко ясно отвечал», - заявил прокурор. Предложенные для оглашения документы, по его мнению, не выходят за рамки обвинения.

Адвокат Дубровина тоже выступила против оглашения протоколов следственных действий. В конце концов, судья отказал в оглашении, сказав, что еще будет время это сделать.

В конце дня обвиняемый С.Клых заявил отвод прокурорам в связи с тем, что они, по его мнению,  находятся под давлением со стороны неизвестных лиц, предположительно, из ФСБ. Судья назначил вынесение решения по ходатайству на 19 ноября и заседание на этом закончилось.

19 ноября Верховный суд ЧР не смог огласить решение по ходатайству С. Клыха по причине отсутствия адвокатов на заседании и перенес его на 24 ноября.

 

[1] Первая чеченская война, участие в которой инкриминируется обвиняемым, закончились Хасавюртовским мирным соглашением, подписанным 31 августа 1996 года. В сентябре 1996 года начался вывод федеральных войск, они были полностью выведены из ЧР до конца 1996 года.

Программа: Горячие точки

В 2014 году граждане Украины Николай Карпюк и Станислав Клых были задержаны на территории России.