ПЦ «Мемориал» незаконно ликвидирован. Сайт прекратил обновляться 5 апреля 2022 года

«Дело 58-ми», Нальчик. Выступление в прениях адвоката Магомеда Гагиева в поддержку апелляционной жалобы Расула Кудаева

25.01.2016

14 января 2016 года состоялось выступление адвоката М.С. Гагиева в поддержку апелляционной жалобы осужденного по «Делу 58-ми» Кудаева Расула Владимировича на приговор, вынесенный Верховным судом КБР 23 декабря 2014 года. ПЦ «Мемориал» публикует текст этого выступления.

Уважаемый суд, государственные обвинители, участники судебного разбирательства.

Я полностью поддерживаю доводы своей апелляционной жалобы и дополнения к ней, а также доводы, приведенные адвокатом Ахильговым в прениях и хотел бы совсем немного дополнить.

Анализ материалов настоящего уголовного дела очевидным образом показывает, что уголовное преследование нашего подзащитного Кудаева Расула Владимировича с первого дня его задержания было абсолютно незаконным и необоснованным, а судопроизводство, нарушающим все основополагающие нормы и принципы как Конституции РФ, так и уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации. Зачастую у меня и коллег возникало ощущение, что в КБР действует свой уголовно-процессуальный кодекс, местами существенно отличающийся от федерального.

При таких обстоятельствах, постановленный судом приговор не может быть законным и обоснованным, а также справедливым. Однозначно он таким не является. Между тем, принцип справедливости, как приговора в целом, так и в частности, наказания, является, по-моему мнению, основополагающим для суда. Тем более, при назначении такого наказания, как пожизненное заключение! Является ли приговор в отношении Кудаева справедливым? Однозначно - нет!

Очевидно, что Кудаев был оговорен на предварительном следствии по задумке и указке местных силовиков, чьи истинные мотивы мне до конца не понятны. То ли сыграло желание закрепить тем самым международный окрас вооруженных групп, совершивших нападение 13.10.2005 года, связав с ними еле живого после отсидки в Гуантанамо Кудаева Расула, то ли их действия продиктованы иными мотивами. Ясно одно, что после того, как нескольких лиц из числа задержанных по эпизоду нападения на пост Хасанья заставили оговорить Кудаева, маховик репрессивной машины закрутился и дальше все шло по обычной парадигме системы уголовного преследования, вырваться из которой безумно тяжело даже невиновному человеку.

Разве мало мы знаем в российской судебной практике случаев осуждения, а в советской даже расстрелов абсолютно невиновных людей на основе так называемых «признательных показаний»? Я уж не буду вспоминать набившие оскомину процессы 30-х годов прошлого века со знаменитыми «тройками».

Взять даже относительно недавний случай осуждения в Краснодарском крае парня за якобы совершенное им убийство своей сестры. Причем этот парень дал признательные показания, а главным свидетелем обвинения по делу проходил его близкий друг.  А по прошествии двух лет после его осуждения, сестра объявилась живой и здоровой в Дагестане.

Так чему же удивляться в случае с Кудаевым Расулом, единственным доказательством вины которого являются показания, выбитые из нескольких ребят, задержанных по эпизоду нападения на пост Хасанья? В судебном заседании было достоверно установлено, что эти показания получены с применением физического и психологического насилия (не буду повторять здесь материалы дела, доказывающие факты насилия), однако суд все равно признал их допустимыми и положил в основу приговора, несмотря на то, что подсудимые, подписавшие подобные показания в один голос утверждали об оговоре Кудаева.

Кроме этих показаний в уголовном деле нет абсолютно никаких доказательств, подтверждающих вину Кудаева. Нет ни изъятого оружия, нет следов пороховых частиц, металлизации на руках, теле или одежде Кудаева, распечаток телефонных переговоров, видеозаписей, протоколов опознаний или чего-нибудь еще. В ходе обыска в домовладении Кудаева также не обнаружено ничего, что могло бы свидетельствовать о его отношении к совершенному 13.10.2005 г. нападению. Ни одного доказательства, подтверждающего его вину.

Наоборот, есть большое количество свидетелей, подтверждающих безусловное алиби Кудаева Расула. Это алиби никак не опровергнуто обвинением, а суд в приговоре ограничился парой предложений, мотивируя его недостоверность.

Кроме того, учитывая, что у меня не будет больше возможности выступить в прениях по данному уголовному делу и зная о ничтожно низком проценте оправдательных приговоров в российской судебной практике, хотел бы, как говорится, на всякий случай, сказать пару слов о назначенном нашему подзащитному наказании. 

Как известно, Кудаев осужден к пожизненному лишению свободы. Считаю, что это наказание безусловно является чрезмерно суровым и не соответствует личности Кудаева и якобы содеянному им, если верить приговору суда первой инстанции. 

Так, согласно приговору суда, пожизненное Кудаеву назначено за совершение преступления, предусмотренного ст.317 УК РФ, то есть за посягательство на жизнь сотрудников правоохранительных органов.

При этом единственный сотрудник милиции (Моллаев) убитый во время отхода группы с места нападения на пост Хасанья, даже по версии обвинения, погиб не от рук Кудаева Расула, а другого участника группы и это установлено приговором.

Так, как установлено приговором суда «Передвигаясь по ул. Аттоева п. Хасанья г. Нальчика на захваченной автомашине ЗИЛ под управлением Саракуева М.М., члены указанной группы, включая Кудаева Р.В. и Кучменова А.А.,  продолжая свои преступные действия, связанные с нападением на сотрудников правоохранительных органов, действуя совместно и согласованно между собой, с единым умыслом с другими участниками банды и преступного сообщества, поравнявшись с находившимся в непосредственной близости от поста ДПС «Хасанья» младшим лейтенантом милиции Моллаевым Х.М., и достоверно зная, что он является инспектором взвода ОБ ДПС МВД КБР, под угрозой применения насилия, опасного для жизни и здоровья, угрожая огнестрельным оружием, сначала вынудили Моллаева Х.М. залезть в кузов автомашины, а затем иное лицо, уголовное преследование в отношении которого прекращено в связи со смертью, находясь в кузове указанного транспортного средства, желая причинить смерть Моллаеву Х.М. в целях воспрепятствования его законной деятельности по охране общественного порядка и обеспечению общественной безопасности, а также из мести за такую деятельность, посягая на его жизнь, действуя совместно и согласованно, с единым умыслом с другими участниками преступного сообщества и банды, а в их числе, находившимися с ним  Кудаевым Р.В. и Кучменовым А.А., выполняя отведённую ему роль в банде, из имеющегося при нем автомата Калашникова калибра 7,62 мм. произвел в Моллаева Х.М. не менее двух прицельных выстрелов, в результате чего причинил последнему: сквозное проникающее огнестрельное пулевое ранение головы с разрушением вещества головного мозга; сквозные проникающие огнестрельные пулевые ранения груди с повреждением верхней доли левого легкого, нисходящей части дуги аорты, левого главного бронха, 2-7 ребер слева; сквозное огнестрельное пулевое ранение правой кисти с повреждением пястных костей; повреждения в области ладонных поверхностей правой кисти и задненаружной поверхности правого предплечья; сквозное пулевое огнестрельное ранение левой кисти с повреждением пястных костей; повреждения в области ладонной поверхности левой кисти и тыльной поверхности левой кисти, образованные в результате выстрелов из огнестрельного оружия с пулевым зарядом, квалифицируемые в совокупности как причинение тяжкого вреда здоровью по признаку опасности для жизни и повлекшие смерть».

Таким образом, из установочной части приговора суда видно, что Моллаев был убит совершенно не Кудаевым и не по его указанию, а по собственной инициативе другого человека.

Ведь даже по версии самого суда, отраженной в приговоре «Кудаев Р.В. сообщил о готовящихся вооруженном мятеже, террористическом акте, посягательстве на жизнь сотрудников правоохранительных органов и военнослужащих, нападениях на организации, сообщил, что их группе поручено вооруженное нападение на  пост ДПС «Хасанья», а также проинформировал собравшихся о планируемых на 13 октября 2005 года нападениях другими вооруженными группами – участниками банды и преступного сообщества (преступной организации) на ряд других объектов г. Нальчика и разъяснил каждому участнику дополнительные цели и задачи: блокировать выезд из г. Нальчика и удерживать на посту боевые позиции, не допуская продвижение в город подкреплений из числа сотрудников других правоохранительных органов и военнослужащих, оказывая тем самым  содействие беспрепятственному совершению другими членами банды и преступного сообщества запланированных тяжких и особо тяжких преступлений».

То есть указание Кудаева (если допустить, что оно действительно было) касалось нападения на пост ДПС Хасанья со строго определенной целью и не касалось беспорядочного убийства всех сотрудников милиции, попавшихся под руку. Таким образом, действия другого участника банды, убившего Моллаева, никоим образом не имеет отношение к Кудаеву, даже если допустить, что он действительно участвовал в нападении на пост ДПС Хасанья.

Да, в результате нападения ранения различной тяжести получили несколько сотрудников, а ст.317 УК имеет формальный состав, но тем не менее, наступившие последствия являются очень важным обстоятельством, которое суд должен учитывать при определении вида и размера наказания.

Кроме того, судом ошибочно признано наличие отягчающего обстоятельства, предусмотренного п. «г» ч.1 ст.63 УК РФ особо активной роли в совершении преступления, выразившейся в его руководстве вооруженной группой, сформированной для нападения на пост ДПС Хасанья, так как тем же приговором суда Кудаев признан виновным по ч.2 ст.209 УК РФ, то есть в участии в незаконной вооруженной группе (банде). Как может быть руководителем человек, признанный обычным участником?

Если обратиться к небольшому анализу даже тех показаний осужденных на следствии, которые судом положены в основу обвинительного приговора, то становится очевидным, что Кудаев никак не мог быть руководителем вооруженной группы (банды). Так:

  1. Протокол допроса подозреваемого Кучменова А. от 26.10.2005 (том 565, л.д.11-17) на листе 16 Кучменов А. на вопрос следователя: «кто был старшим Вашей группы?» отвечает: «конкретно одного руководителя у нас не было. Руководило несколько человек-это Зубер, Азамат».
  2. Протокол дополнительного допроса подозреваемого Кучменова А. от 11.11.2005 (том 565, л.д.97-102) на листе 99 Кучменов А. на вопрос следователя: «кто был Вашим предводителем в мечети села Хасанья?» Кучменов отвечает: «амиром был Султанов Зейтун, который потом участвовал в описанном мной вооруженном столкновении». Далее на листе 100 данного протокола на вопрос следователя: «рассказывал ли Вам старший о каких-либо планах, предстоящих задачах» Кучменов отвечал: «нет, не рассказывал», далее на том же листе вопрос следователя: «сколько людей входило в состав Вашей группы 13.10.2005 г. с указанием фамилий, имени и отчества каждого?» ответ Кучменова: «в состав группы входили 13 человек…» и далее перечисляет их и первым называет Султанова Зейтуна. Далее на листе 101 данного протокола на вопрос следователя: «Кто ставил Вам задачу обстрелять пост ДПС «Хасанья?» Кучменов А. отвечает: «такую задачу нам поставил Мамеев Рустам» во всех последующий допросах Кучменов говорит тоже самое (то есть, что обстрелять пост предложил Мамеев Рустам)
  3. Протокол дополнительного допроса подозреваемого Кучменова А. от 11.11.2005 (том 565, л.д.260-268) на листе 262 Кучменов А. на вопрос следователя: «какова была система подчинения в Вашем джамаата» Кучменов А. отвечает «я так думаю, что так как Султанов З.Г. был старшим, то все должны были его слушаться» далее, в том же протоколе допроса на листе 265 на вопрос следователя: «могли ли Вы отказаться от нахождения и участия в группе вооруженных лиц 13.10.2005 я не мог, так как из листовок, зачитанных нам Султановым З.Г. было ясно, что в случае отказа подчиняться ему и выполнять все его приказы, последние будут убиты»
  4. В протоколах допросов Хуламханова Расула Юсуповича на следствии (том 569 л.д. 14-18, 33-37,215-222) также неоднократно указывается на то, что амиром поселка Хасанья и руководителем вооруженной группы, нападавшей 13.10.2005 года на пост ДПС Хасанья был Султанов Зейтун, который привез и распределил между участниками оружие, отдавал приказы и т.д.
  5. Из протоколов допросов Ахкубекова Азамата, Созаева Зубейра  по данному эпизоду, также усматривается, что амиром джамаата села Хасанья был Султанов Зейтун и он же был в группе, совершившей нападение на пост ДПС «Хасанья». Таким образом, совершенно очевидно, что амир джамаата Хасанья Султанов Зейтун по своему статусу никак не мог был подчиненным обычного жителя села Кудаева.
  6. И лишь Кучменов Шамиль в своих показаниях на предварительном следствии перечисляя участников вооруженной группы, совершившей 13.10.2005 г. нападение на пост Хасанья называет среди них Султанова Зейтуна, но при этом почему-то руководителем группы называет Кудаева Расула. Защите понятно, зачем это делалось (для того, чтобы с помощью Кучменова Шамиля, которому очевидно обещали амнистию в обмен на оговор Кудаева и других) закрепить роль Кудаева, как главаря банды.

Что касается убийства Карабашева А.М., то также считаю, что материалами уголовного дела и приговором суда никак не доказано то, что этот человек погиб от рук нападавших, а не в результате ответного огня со стороны сотрудников милиции, находившихся на посту. При этом суд счел доказанным, что Кудаев Р.В., являясь членом банды и преступного сообщества, посягая на жизнь сотрудников правоохранительных органов и производя в их сторону многочисленные выстрелы из огнестрельного автоматического оружия с целью причинения им смерти, видел, что непосредственно в зоне ведения огня находится Карабашев А.М. Осознавая, что его умышленными действиями может быть причинена смерть Карабашеву А.М., относился к этому безразлично, то есть действовал с косвенным умыслом к наступившим последствиям – смерти Карабашева А.М. и сознательно их допускал.

Как видно из материалов уголовного дела, ни на стадии предварительного следствия, ни в судебном заседании стороной обвинения, ни судом первой инстанции в приговоре даже не проверялась и соответственно аргументированно не исключалась версия о возможной гибели Карабашева от пули, пущенной сотрудниками милиции. Между тем, согласно материалам дела и в частности, показаний Карабашева А.М., как на следствии, так и в судебном заседании, усматривается, что ответный огонь велся также и со стороны поста ДПС, где в это время находилось много сотрудников милиции, вооруженных автоматами. Почему суд в своем приговоре однозначно и безапелляционно вменил убийство Карабашева А.М. нападавшим на пост совершенно непонятно. В обоснование своих выводов суд привел в приговоре буквально следующее: показания потерпевшего Карабашева А.М., из которых совершенно непонятно кто же в итоге ранил его дядю,  протокол осмотра от 14.10.2005 года (т.16 л.д. 363-371) трупа Карабашева А.М., заключение эксперта № 300 от 23.01.2006 года (т.109 л.д. 152-157), согласно которому вероятной причиной смерти  гр-на Карабашева Алика Мухарбиевича явились множественные огнестрельные переломы ребер слева с повреждением левого легкого, гемопневмоторакс слева, травматический шок 3 степени. Описанные повреждения могли быть причинены выстрелом из огнестрельного оружия, при обстоятельствах и в срок, указанные в постановлении, и по степени тяжести квалифицируются как причинение тяжкого вреда здоровью по признаку опасности для жизни. И все. Больше никаких доказательств, в подтверждение вины Кудаева в совершении указанного преступления суд не привел.

Между тем, в показаниях сотрудников милиции и потерпевших также есть многочисленные противоречия. Одни говорят, что стреляли из одного места, другие – из другого

Считаю также, что суд первой инстанции должен был суд учесть в качестве смягчающего обстоятельства в соответствии с ч.2 ст.61 УК РФ состояние здоровья Кудаева, страдающего целым рядом тяжелых заболеваний, которые прогрессируют день ото дня.

В свою очередь прошу суд, в случае, если обвинительный приговор судом апелляционной инстанции хоть в какой-то части все-таки будет оставлен в силе, то хотя бы изменить назначенное Кудаеву наказание, назначив определенный срок лишения свободы в пределах отбытого или около того. Я прошу сделать это в отношении всех подсудимых, потому что ни один из лиц, находящихся на скамье подсудимых по настоящему делу, не заслуживает такого наказания, даже те, кто на самом деле участвовал в нападении, не говоря уже о тех, чья вина, мягко говоря, не доказана. То, что творили с мусульманами в республике КБР до 13.10.2005 года, наверное, даже фашисты на оккупированных территориях не позволяли себе. Поэтому такая ответная реакция со стороны молодых ребят, а мы знаем, что в таком возрасте большинство максималисты по своему характеру, хоть и незаконна, но вполне объяснима. Я никого не оправдываю, но прошу просто учесть это при определении наказания. Ведь пожизненное лишение свободы  это хуже, чем смертная казнь. На самом деле-это та же смертная казнь, только медленная и мучительная.

В свое время Уинстон Черчилль сказал замечательную фразу: «Если долго поливать человека грязью, что-нибудь да прилипнет». По-моему, именно этим и руководствовалось следствие, когда «навешивало» на Кудаева Р.В. совершенно безумные обвинения.

Наши правоохранительные органы потратили больше года времени, чтобы собрать доказательства вины Кудаева и остальных, а в итоге мы увидели более полутора тысяч томов ничего не доказывающей макулатуры и приговор суда постановлен фактически на так выбитых на следствии показаниях.

В связи с изложенным, прошу приговор отменить, уголовное преследование Кудаева прекратить в связи с отсутствием состава преступления.

Программа: Горячие точки
Программа: Поддержка политзэков

13 октября 2005 года несколько групп вооружённых людей совершили серию нападений на правительственные учреждения в столице Кабардино-Балкарии Нальчике.

Поделиться: