Деградация туркменской системы образования усиливает эмиграционные настроения (взгляд из Дашогуза)

06.11.2008

Школьники Дашогузского велаята 31 октября впервые в этом учебном году сели, наконец, за парты. Из-за участия учащихся 4-10 классов в хлопкоуборочной кампании первая четверть для большинства из них была безвозвратно потеряна (исключением стали две школы - специализированная

Школьники Дашогузского велаята 31 октября впервые в этом учебном году сели, наконец, за парты. Из-за участия учащихся 4-10 классов в хлопкоуборочной кампании первая четверть для большинства из них была безвозвратно потеряна (исключением стали две школы - специализированная физико-математическая и немецкая, патронируемая посольством Германии в Туркменистане).

Если посчитать, сколько за вычетом полевых работ в общей сложности лет учатся школьники Туркменистана, цифра окажется пугающей.

В нынешнем учебном году состоится последний выпуск десятых классов, которые остались лишь в русскоязычных школах. Одновременно с десятиклассниками аттестат об окончании школы получат и выпускники девятых классов этих же школ. Туркменоязычные школы уже два года назад перешли на 9-летнее обучение. Начиная с 2002/2003 учебного года во всех школах страны вводится единое для всех девятилетнее образование.

Но девять лет обучения - это в теории, фактически же из этого срока необходимо вычесть первую учебную четверть для всех классов с шестого по девятый, когда основную массу школьников используют на полевых работах. Если же укоренится практика отправлять на хлопковые поля учащихся 4 и 5 классов, как это было в этом году, то восьмилетка уменьшится еще на две четверти. Итого - 7,5 лет учебы.

Не стану останавливаться на качестве обучения, которое в последние годы в основном сводится к изучению биографии и трудов «Великого и Пожизненного Сердара», а также к изучению новой, переписанной в угоду Ниязову истории Туркменистана, и заучиванию клятвы на верность ему же. Все остальные учебные предметы незаметно отошли на второй и третий планы.

Но остановимся на других, не менее важных, на мой взгляд, моментах.

Уже сейчас можно прогнозировать еще один, возможно, уже последний большой исход русскоязычного населения из Туркменистана – из-за того, что не остается никаких перспектив для детей европейцев в плане получения высшего образования. Если два-три года назад русскоязычная молодежь еще могла надеяться на обучение в высших учебных заведениях Туркменистана, то после тотального перевода обучения на туркменский язык это стало практически невозможным. Русские в Туркменистане скоро будут лишены и возможности получения нормального аттестата о среднем образовании, ведь с 9-летним школьным аттестатом ни одно высшее учебное заведение России и других государств СНГ, не говоря уже о странах дальнего зарубежья, принимать наших выпускников не будет. А ведь возможность обучения ребенка в российских вузах до недавнего времени оставалась единственной надеждой для многих русскоязычных семей. Вместе с русскими этой возможностью пользовалось и большое число туркмен. Не стремится ли правительство Туркменистана, сокращая сроки школьного обучения, искусственно ограничить таким путем возможности получения образования туркменской молодежи за рубежом?

В этом году в Санкт-Петербург выехали на учебу две большие группы молодых людей из Дашогуза. Подавляющее большинство поступило в медицинские вузы этого российского города, поскольку в самом Туркменистане в медвуз зачисляют только выпускников медицинских училищ или тех, кто отработал в медучреждениях не менее двух лет. Возможно, эти ограничения и имеют разумную основу, но для многих они превращаются в непреодолимый барьер: для поступления в училища нужна не одна тысяча долларов взяток, а рабочих мест, в том числе и в медицинской сфере, не хватает даже взрослым, не говоря уже о вчерашних школьниках.

Поступить же в российский вуз, даже на коммерческой основе, оказывается легче: плата за учебу гораздо ниже суммы взяток, вымогаемых в туркменских институтах, а качество обучения - намного выше. Многих людей, решивших отправить своих детей на учебу в Россию, не останавливает даже то, что туркменские власти объявили о непризнании внутри страны любых других дипломов, кроме национальных. Видимо, многие туркмены рассуждали в соответствие с известной поговоркой, гласящей, что «за пять лет либо шах умрет, либо ишак сдохнет". Иначе говоря, люди полагали, что политика вполне может измениться, а хороший диплом на дороге не валяется и сгодится если не на Родине, то в той же России.

Завершение перевода в будущем году всех школ Туркменистана на 9-летнюю программу образования создаст для многих туркмен серьезную проблему, так как выпускники школ уже не смогут поступать в российские вузы. В некоторых семьях сейчас стали поговаривать о возможной эмиграции, так как желательно, чтобы дети смогли закончить школу России или любой другой страны и получить нормальный аттестат, а главное - связанное с ним право на продолжение образования.

Готовя эту статью, спросила нескольких своих знакомых, отправивших детей учиться за пределы Туркменистана, почему они это сделали и что будет, если после окончания вуза их дети не получат работу в своей стране. Вот два характерных высказывания:

Сапаргельды (имена изменены): «Моя дочь закончила туркменскую школу, до этого восемь лет училась в русской. Я думал устроить ее на юридический факультет Туркменского госуниверситета. И хотя деньги у меня были, но сумму, которую запросили у меня в приемной комиссии, я дать не мог, да и не хотел. Отправил дочь в Беларусь, где проживают родственники жены. Там сначала не хотели ее принимать в университет с 9-летним аттестатом туркменской школы. Но потом провели тестирование на знание русского языка и приняли в виде исключения. За учебу на первом курсе я заплатил сумму в 30 раз меньше той, которую у меня просили в Ашхабаде. Меня не волнует то, что белорусский диплом не признается в нашей стране. Многое может измениться за 5-6 лет ее учебы».

Байрам: «Я отправил сына в Санкт-Петербург еще в прошлом году. Он хорошо закончил первый курс, хотя поначалу было трудно. Учится с удовольствием. Да, мы знаем, что российский диплом здесь не "котируется" и госучреждения не принимают на работу выпускников российских вузов. Но нас это не волнует. Если сын хорошо отучится, получит диплом, он найдет себе работу где угодно. К тому же он отлично владеет английским языком, у него есть желание продолжить образование в Европе или в США. А, значит, и возможности значительно расширятся».