Дагестан: некоторые обстоятельства спецоперации в поселке Временный

08.10.2014

С 18 сентября 2014 года в поселке Временный Унцукульского района проводится спецоперация (Правозащитный центр «Мемориал» сообщал об этом ранее). Поселок оцепила большая группировка военнослужащих и сотрудников МВД, сюда были подтянуты десятки единиц бронетехники, въезды в населенный пункт и выезды

С 18 сентября 2014 года в поселке Временный Унцукульского района проводится спецоперация (Правозащитный центр «Мемориал» сообщал об этом ранее). Поселок оцепила большая группировка военнослужащих и сотрудников МВД, сюда были подтянуты десятки единиц бронетехники, въезды в населенный пункт и выезды из него перекрыты.

19 сентября началась тотальная «зачистка» Временного. Силовики выгнали из поселка большинство жителей-мужчин; оставшимся в поселке женщинам и детям нередко запрещают ходить по улицам, даже в аптеку за лекарствами; не работают школа, детский сад, большинство магазинов.

2 октября несколько женщин смогли выехать из Временного и обратиться в ПЦ «Мемориал» с письменным заявлением. Они сообщили дополнительные подробности спецоперации, уточнили некоторые детали.

По словам заявительниц, обыски в их домах проходят без участия понятых. Люди, проводящие обыски, зачастую ведут себя крайне грубо и вызывающе, позволяя себе употреблять нецензурные выражения в адрес жителей. Ломают и приводят в негодность дорогостоящие вещи - холодильники, стиральные машины и т.д. По словам заявительниц, все это делается демонстративно и издевательски. После обысков хозяева домов неоднократно обнаруживали пропажу личных вещей.

В первый день «зачистки» всех жителей поселка доставили в здание пожарной части, где расположился штаб силовиков. Там их занесли в особый список, каждому присвоили порядковый номер, сняли отпечатки пальцев, сфотографировали. Причину этих действий силовики не объяснили, сообщив лишь, что поставили людей на оперативный учет.

Спустя три дня всех мужчин из поселка Временный опять свезли в пожарную часть под тем предлогом, что им необходимо поставить подпись под документами. Вместо этого их посадили в автобусы и вывезли в поселок Гимры. Пускать обратно отказались. Почему их изгнали из Временного, на основании какого закона, силовики никому не объяснили (ранее другие информаторы сообщали, что большинство мужчин - жителей поселка вывезли в первый день «зачистки»).

Поскольку некоторые женщины с детьми выехали из поселка вслед за мужчинами, часть домов остались пустыми, и в них разместились силовики. Они не подпускают жителей поселка близко к занятым ими домам, вещи из них также не отдают. Оставшимся во Временном женщинам и детям запрещено перемещаться по поселку, даже в аптеку или в магазин.

По словам заявительниц, силовики ежедневно угрожают подрывом их домов. При этом жители поселка каждодневно слышат взрывы, не зная, что именно взрывается.

Обратившиеся к нам женщины сообщают, что оставшиеся в поселке жители боятся за свою жизнь, за жизнь детей, за жизнь и здоровье мужчин, высланных из Временного. Заявительницы пишут, что силовики относятся к ним крайне пренебрежительно, «не воспринимают как людей, как граждан Российской Федерации». Обращения в различные инстанции, в частности, к прокурору РД, не имели никакого результата. По словам жителей поселка, они беззащитны перед произволом силовиков.

* * *
В ходе спецоперации четверо мужчин – жителей Временного - Хапизов Султанбег, 1984 г.р., Камилов Магомедзагид, 1979 г.р., Шамилов Муртазали, 1952 г.р., и Байсултанов Магомедгажи - были задержаны силовиками и увезены в неизвестном направлении. Позднее Камилов сообщил родным по телефону, что похитители выкинули его на трассе у поселка Леваши.

Об обстоятельствах задержания Муртазали Шамилова ПЦ «Мемориал» сообщила его дочь, Шамай Шамилова. По ее словам, днем 19 сентября в дом Шамилова пришли 10-15 человек в камуфляжной форме, некоторые были в масках. В тот момент дома была только Мадина Магомедова, невестка Шамилова, сам он был в другом принадлежащем ему доме.

Люди в камуфляже зашли во двор, один из них обратился к Мадине на русском языке без акцента и попросил позвать хозяина дома. Мадина сразу же позвонила Шамилову.

Прибывшие обыскали весь дом, за исключением подвала, но ничего не нашли. Когда приехал Шамилов, силовики развели его и Мадину по разным комнатам. Что происходило дальше, Магомедова не знает. Спустя некоторое время, поняв, что люди в камуфляжной форме ушли, она вышла на улицу. Соседи рассказали Мадине, что силовики увели Муртазали с собой.

В тот же день, около двух часов дня, Шамай Шамилова увидела своего отца в здании пожарной части, куда свозили задержанных. Ей удалось с ним поговорить. Муртазали сказал дочери, что «военные считают, что у него вместо подвала был якобы бункер», но это не так, все вскоре выяснится, его никуда не собираются увозить.

Шамай видела, как у ее отца взяли паспорт, сняли отпечатки пальцев, его сфотографировали. По словам Шамиловой, документы у него проверял Залимхан Темирханов, начальник уголовного розыска, какого именно ОВД, она не знает.
После этого Шамилова вывел из общего помещения неизвестный силовик. На вопрос, куда его увели, Темирханов ответил, что не знает. С тех пор никакой информации о судьбе Шамилова у его родственников нет.

***
Источники в правоохранительных органах сообщают СМИ, что в ходе спецоперации в поселке Временный в нескольких домах были обнаружены оружие и боеприпасы, также найдены четыре тщательно замаскированных бункера («Новое дело», № 38, 26.09.2014, И. Гуссейнов «Долгая блокада»). 2 октября (через две недели после полного блокирования небольшого поселка и начала его сплошной «зачистки»!) в одном из домов Временного была блокирована группа вооруженных людей, которые на предложение сдаться ответили огнем. В ходе перестрелки получил ранение один сотрудник ОМОН.

Источники в правоохранительных органах сообщили ИТАР-ТАСС, что «предварительно, убиты трое боевиков. Все они укрывались в хорошо укрепленном подвале дома. Тело одного уже достали. Идет опознание. Двое других под завалами дома». Позже сообщалось, что под завалами разрушенного в ходе боя дома были обнаружены тела семерых участников НВФ (http://www.yuga.ru/news/346409; http://kavpolit.com/articles/vremennyi-10074 http://www.kavkaz-uzel.ru/articles/250292).

Пока силовики не сообщили, установлены ли личности убитых боевиков.

Вместе с тем, в свете событий, произошедших в июле в селе Майданское Унцукульского района Дагестана, не может не возникнуть вопрос – а правда ли все убитые погибли в ходе боестолкновения? Напомним, во время «зачистки» Майданского, согласно официальным сообщениям, были убиты семеро боевиков, которые либо оказывали вооруженное сопротивление, либо пытались бежать от силовиков. Однако позже появилась информация, дающая основание утверждать, что лишь трое из убитых на самом деле оказывали вооруженное сопротивление. Четверо же
других не сопротивлялись силовикам при задержании, были увезены в неизвестном направлении, и позже их тела выдали родственникам.

ПЦ «Мемориал» не ставит под сомнение необходимость борьбы с вооруженным подпольем в Дагестане. И если у кого-то из жителей Временного незаконно хранятся оружие и боеприпасы, в чьих-то домах оборудованы бункеры, в которых прячутся боевики, то проведение спецоперации в поселке необходимо. Но правильная цель не может служить оправданием для незаконных и жестоких действий силовиков.

Об этом ПЦ «Мемориал» направил письмо на имя главы Республики Дагестан Рамазана Абдулатипова.

Программа: Горячие точки

С 18 сентября по 26 ноября 2014 года до трёх тысяч военнослужащих и сотрудников правоохранительных органов провели беспрецедентную по срокам и последствиям «зачистку» в поселке