Cуд в Альметьевске вынес условный приговор пяти исламским активистам

30.01.2009

6 апреля 2005 г. мировой суд г.Альметьевска (Татарстан) вынес приговор в отношении пятерых мусульман, обвинявшихся по ст.282-2 ч.1,2 УК РФ (организация и участие в деятельности экстремистской организации). Судья Марат Гареев признал подсудимых виновными в принадлежности к запрещенной организации

6 апреля 2005 г. мировой суд г.Альметьевска (Татарстан) вынес приговор в отношении пятерых мусульман, обвинявшихся по ст.282-2 ч.1,2 УК РФ (организация и участие в деятельности экстремистской организации). Судья Марат Гареев признал подсудимых виновными в принадлежности к запрещенной организации «Хизб ут-Тахрир» (ст.282-2 ч.2 УК РФ). Ильдар Шайхутдинов, Эльдар Хамзин, Эдуард Низамов были приговорены к 2 годам лишения свободы условно, а Тагир Файрузов и Айрат Нуруллин – к 1 году лишения свободы условно. Ранее обвинение предлагало приговорить всех подсудимых к 2 годам лишения свободы с отбыванием наказания в колонии-поселении.
Представители Комитета «Гражданское содействие» Елена Рябинина и Бахром Хамроев, присутствовавшие на судебных слушаниях, проходивших 29-31 марта 2005 г. в здании Альметьевского городского суда, отмечают, что в ходе процесса были выявлены многочисленные нарушения закона, допущенные сотрудниками правоохранительных органов.
Напомним вкратце некоторые обстоятельства этого уголовного дела.
14 ноября 2004 г. в двух мечетях г.Альметьевска было распространено «Обращение партии «Хизб ут-Тахрир» к общественности» от 9 ноября 2004 г., в котором рассказывалось о преследованиях членов этой организации правоохранительными органами РФ. В обращении, в частности, отмечалось, что «деятельность Хизбут-Тахрир в России и Европе ограничена разъяснением Ислама как системы жизни», а решение Верховного Суда РФ о запрете этой организации как «террористической» оценивалось как «поспешное» и «необдуманное».
В центральной мечети (по ул.Марджани) 37 листовок были изъяты у двух распространителей работниками мечети, позднее давшими показания, что распространителями являлись Шайхутдинов И.Х. и Нуруллин А.М.
15 ноября 2004 г. местный отдел Управления ФСБ РФ по Республике Татарстан информировал городскую прокуратуру, что установлен один из распространителей листовок в мечети №2 (по ул.Советской) – Файрузов Т.А., с сентября 2004 г. находившийся в оперативной разработке Альметьевского отдела УБОП при МВД РТ.
В тот же день Файрузов был задержан на работе и помещен в ИВС. В ходе т.н. «опроса» (фактически - допроса, проведенного без участия адвоката) сотрудники ОУБОП подвергали его избиению и запугиванию. 16 ноября 2004 г. Файрузов был подвергнут административному аресту на 5 суток за отказ от дачи показаний и угрозу обжаловать незаконные действия милиции в вышестоящие инстанции. Спустя два дня по протесту прокуратуры это решение суда было отменено «из-за отсутствия события правонарушения».
16 ноября 2004 г. сотрудники ОУБОП провели незаконный обыск квартиры Файрузова, оформленный как «осмотр места происшествия». В ходе обыска была изъята исламская литература, включая издания «Хизб ут-Тахрир».
По данным защиты, пытки в ходе расследования применялись к Файрузову неоднократно, иногда его избивали по несколько раз в день. Полученные таким образом «признания» использовались в качестве доказательства вины других обвиняемых.
Утром 17 ноября 2004 г. сотрудниками ОУБОП на работе был задержан гражданин Узбекистана Хамзин Э.Р. Ему разрешили позвонить одному из друзей - Шайхутдинову. Когда Шайхутдинов И.Х., Низамов Э.Г. и приглашенный ими адвокат приехали в городское УВД, друзья Хамзина были задержаны, а адвокат - выдворен из здания УВД. После задержания Шайхутдинов был подвергнут пыткам (его били головой о стену, надавливали пальцами на глаза, избивали), под воздействием которых вынужден был признать принадлежность к «Хизб ут-Тахрир». Аналогичное признание под угрозами сделал и Хамзин. На следующий день Шайхутдинов и Хамзин были приговорены к 5 суткам ареста якобы за то, что «17 ноября 2004 г. примерно в 10 часов 45 мин. … ворвались в кабинет №133-в УВД г.Альметьевска, пытались устроить драку, выражались нецензурной бранью, на замечания милиции не реагировали».
Днем 17 ноября 2004 г. прокуратурой было возбуждено уголовное дело (по данным защиты, фактически дело было возбуждено лишь 18 ноября).
17-18 ноября по месту проживания задержанных были проведены обыски, в ходе которых была изъята религиозная литература. Допрошенные на суде свидетели показали, что постановление об обыске не было оформлено в соответствии с законом (не имело печати, не был указан номер уголовного дела и т.д.).
22 ноября 2004 г. все четверо задержанных были освобождены под подписку о невыезде. Однако спустя 2 дня Файрузов и Шайхутдинов вновь были задержаны якобы в связи с поступившей в ОУБОП оперативной информацией об их готовящемся побеге в Башкортостан по фальшивым документам. 29 ноября был задержан Хамзин. Низамов, опасаясь ареста, скрылся, и был задержан лишь 16 февраля 2005 г. 
29 ноября подписка о невыезде была взята с Нуруллина А.М., который под угрозой ареста и пыток согласился дать необходимые следствию показания об экстремистской деятельности других обвиняемых. «Меня вынудили признать то, чего не было», - скажет позднее Нуруллин на суде. В целях психологического воздействия сотрудники ОУБОП, в частности, показывали ему следы на стене, оставшиеся после избиения Шайхутдинова.
Под давлением сотрудников ОУБОП Файрузов и Нуруллин, на показания которых опиралось следствие, в конце ноября подписали заявления о «добровольном прекращении членства в организации «Хизб ут-Тахрир». Остальные подозреваемые отказались от дачи показаний.
Чтобы «расширить» доказательную базу в ноябре 2004 г. сотрудники ОУБОП задержали за отсутствие регистрации гражданина Узбекистана Шерзода Ниёзова, проживавшего на квартире одного из подозреваемых. Сразу после задержания он был избит. На третий день, угрожая привлечением к уголовной ответственности, офицер ОУБОП вынудил его подписать составленный милицией текст свидетельских показаний об «экстремистской деятельности» Низамова, Хамзина и Нуруллина. «Я был вынужден дать такие показания, хотя на самом деле ничего этого не было», - заявит Ниёзов на суде. За отсутствие регистрации свидетель был оштрафован, однако паспорт ему до сих пор не возвращен.
На суде обвиняемые Файрузов и Нуруллин и свидетель Ниёзов полностью отказались от своих показаний, данных под давлением в ходе следствия. Нуруллин сообщил суду, что после отказа от первоначальных показаний на предварительном слушании он подвергался угрозам со стороны сотрудников милиции, которые продолжались даже после жалобы в прокуратуру. Он также заявил, что никогда не являлся членом «Хизб ут-Тахрир», не распространял листовок и не встречался с другими подсудимыми вне мечети.
В первоначальных показаниях Нуруллина утверждалось, что одно из собраний членов «Хизб ут-Тахрир» якобы проходило по адресу регистрации Шайхутдинова. Однако как доказала защита по этому адресу постоянно проживала пожилая теща обвиняемого, Шайхутдинов даже не имел ключей от этой квартиры.
Защита также отметила, что некоторые показания были получены в ходе допросов подсудимых и свидетелей без участия адвокатов, допрашиваемым не были разъяснены их права. Изъятая у подсудимых исламская литература не прошла экспертизу. Кроме того, хранение любой исламской литературы не образует состава преступления, поэтому она не может являться вещественным доказательством по делу. Не соответствует действительности и утверждение о том, что подсудимые «заведомо знали» о запрете «Хизб ут-Тахрир» в России, поскольку соответствующее решение Верховного Суда РФ до сих пор официально не опубликовано. Распространявшееся в Альметьевске «Обращение партии «Хизб ут-Тахрир» к общественности» от 9 ноября 2004 г., по мнению защиты, не содержит призывов к вступлению в запрещенную организацию, а лишь излагает и комментирует случаи необоснованных репрессий против ее членов в России. То, что Шайхутдинов с 1999 г. проводил регулярные занятия с некоторыми подсудимыми, в ходе которых «доказывал и аргументировал существование Аллаха, Посланника и Корана», также не образует состава преступления.
Очевидно, что квалификация в качестве преступных действий обучения исламу, хранения исламской литературы или распространения листовок о незаконных действиях правоохранительных органов является серьезным нарушением прав человека, гарантированных Конституцией РФ и Международным пактом о гражданских и политических правах. Как справедливо заметил один из защитников, «по таким основаниям можно привлечь к ответственности каждого второго мусульманина».
В обращении, распространенном женами подсудимых, говорится, что борьба с «Хизб ут-Тахрир» в Альметьевске вылилась в масштабную кампанию запугиваний и преследований мусульман. Так, в ноябре-декабре 2004 г. сотрудники ОУБОП подвергли принудительному опросу около 20 женщин-мусульманок, многие из которых имели малолетних детей. Опрашиваемым не были разъяснены их права. С одной из опрашиваемых беременных женщин случилась истерика после принудительного 3-часового опроса, проведенного у нее дома.
21 января 2005 г. Мавлюда Арсланова (жена Файрузова), Наиля Галеева (жена Хамзина) и их подруга Гульмира Рафикова были задержаны сотрудниками ОУБОП, когда возвращались с разрешенного митинга против закона об отмене социальных льгот. Женщин подвергли оскорблениям и угрозам, одну из них сотрудник ОУБОП ударил блокнотом по лицу. Женщин более суток держали под стражей без еды и воды. Утром следующего дня Галеевой стало плохо, и она была госпитализирована. Двух других задержанных, имеющих малолетних детей, судья Французова незаконно приговорила к административному аресту: Арсланову – на 3 суток, Рафикову – на 1 сутки.
В конце февраля 2005 г. в г.Альметьевске были задержаны несколько мужчин, которых подвергли жестоким избиениям с целью получить признание в принадлежности к «Хизб ут-Тахрир». Позднее задержанные были освобождены.
Обвиняемые Шайхутдинов и др., переведенные из ИВС г.Альметьевска в следственный изолятор СИ-3 в г.Бугульме, подвергались оскорблениям со стороны тюремного персонала как «ваххабиты, террористы, фундаменталисты» и т.д. Однажды сотрудник СИЗО заявил Шайхутдинову: «Я бы тебя, шакаленка, всего измазал в свином сале». «Я часто вынужден голодать, так как в основном здешняя пища не годится по нормам шариата, кроме хлеба, - писал из тюрьмы Шайхутдинов. – От голода и истощения спасают передачи родственников».
Начиная с ноября 2004 г. в различные инстанции было направлено более 30 жалоб о незаконных действиях правоохранительных органов, однако полученные ответы носили в большинстве случаев формальный характер.
В знак протеста против произвола 13 марта 2005 г. около 40 человек приняли участие в пикете под лозунгами «Свободу репрессированным мусульманам!», «ФСБ - оборотни в погонах имитируют борьбу с терроризмом» и др. Официальные лица, прибывшие к месту событий, угрожали участникам пикета. Через 1,5 часа неизвестные люди в штатском стали разрывать развернутые плакаты. Несколько человек были задержаны, других демонстрантам удалось вырвать из рук милиции.
В последующие дни участников пикета неоднократно вызывали в милицию. 24 марта трое женщин были оштрафованы.
Несмотря на молчание местной прессы события получили заметный общественный резонанс.
Дело Шайхутдинова и др. – второе уголовное дело, связанное с деятельностью «Хизб ут-Тахрир», приговор по которому был вынесен в этом году в Татарстане.
17 января 2005 г. Азнакаевский городской суд под председательством судьи Сабитова И. признал Салавата Хафизова и Анаса Гарипова виновными по ст.282-2 ч.2 УК РФ и приговорил их к штрафу в размере 4000 рублей. 14 ноября 2004 г. подсудимые распространили 100 экз. «Обращения партии «Хизб ут-Тахрир» к общественности» в местной мечети, а также передали тексты листовки в администрацию города и района, городскую прокуратуру, милицию, отделение ФСБ и редакцию газеты «Маяк». До вынесения приговора обвиняемые содержались под подпиской о невыезде. Хафизову местная прокуратура в сентябре 2004 г. выносила предупреждение в связи с его участием в «Хизб ут-Тахрир». Под давлением прокуратуры оба подсудимых заявили о выходе из запрещенной организации (позднее один из них сообщил представителям Комитета «Гражданское содействие», что он никогда не вступал в «Хизб ут-Тахрир», хотя и изучал совместно с другими литературу этой организации). В приговоре суда упоминаются показания Хафизова о том, что расследование производилось «с грубым нарушением норм УПК», однако не ясно, что конкретно имелось в виду. Насколько известно, физическое насилие к Хафизову и Гарипову не применялось.
 
Виталий Пономарев,
директор Программы мониторинга
прав человека в Центральной Азии

Поделиться: