Чечня: из Ачхой-Мартана изгнали несколько десятков жителей

08.02.2017

Событие это произошло в конце ноября 2016 года, но его подробности стали известны Правозащитному центру «Мемориал» только в конце января — начале февраля текущего года, когда в офис «Мемориала» в Москве обратились некоторые из выселенных и мы смогли проверить факты, описанные ими.

Поздно вечером 27 ноября 2016 года Алам Хаджаев, житель села Ачхой-Мартан, возвращался на своем автомобиле из Грозного домой. «Форд Фокус», в котором находились также его 10-летний сын и двоюродный брат Наиб, выехал на встречную полосу и столкнулся с машиной, в котором ехали пятеро членов семьи Шоиповых. Следом в машину врезался еще один автомобиль. В результате погиб сам Алам Хаджаев, его брат и все пятеро Шоиповых (включая двух детей). Сын Хаджаева и водитель третьего попавшего в ДТП автомобиля получили травмы. По данным полиции, виновником дорожно-транспортного происшествия был Алам Хаджаев, находившийся в состоянии алкогольного опьянения.

Эта трагедия широко освещалась в СМИ Чеченской Республики. 28 ноября телеканал «Грозный» в программе «Вести» сообщил, что, узнав о произошедшем, глава ЧР Рамзан Кадыров провел специальное совещание, посвященное ситуации на дорогах. На нем Кадыров много и правильно говорил о необходимости усилить работу по профилактике ДТП, совершаемых пьяными водителями, о необходимости жестко наказывать людей, садящихся за руль в нетрезвом виде. Он поручил Магомеду Даудову, председателю парламента ЧР и одновременно руководителю оперативного штаба по профилактике ДТП, обеспечить тщательное расследование. При этом он подчеркнул: «Магомед, я прошу вас всех — все, что я говорю, сделать по закону».

Даудов в тот же день на встрече с прокурором ЧР говорил о необходимости строго бороться с пьянством за рулем, но, опять же, в рамках закона. По словам Даудова, погибшего водителя, спровоцировавшего аварию, не раз привлекали к ответственности за нарушение правил дорожного движения.

Заместитель министра внутренних дел ЧР Апти Алаудинов в тот же день сообщил телезрителям, что республиканские власти выходят с инициативой об ужесточении наказания для лиц, садящихся за руль в нетрезвом виде.

Казалось бы, какие могут быть возражения против таких слов и намерений?!

Но…

Во-первых, Кадыров в своих выступлениях и постах в Instagram в очередной раз сравнивал пьяных водителей с террористами-смертниками. Вслед за ним ту же мысль развивали Даудов и Алаудинов.

Подобные образные сравнения вполне допустимы, даже и для должностных лиц. НО — если бы они произносились не в Чечне. Тут любые слова главы республики, а фактически полного ее хозяина, воспринимаются его подчиненными как прямое указание действовать. А как в республике поступают с семьями подозреваемых в терроризме — хорошо известно.

Во-вторых, Кадыров этим не ограничился — он обратился к своей любимой теме ответственности родственников.

Приведем цитату из сюжета, показанного 28 ноября телеканалом ЧГТРК «Грозный» в программе «Вести».

«Корреспондент: Родные нетрезвых водителей несут непосредственную ответственность за их действия, так как они должны следить и быть в курсе того, чем занимаются их дети. Глава Чечни подчеркнул, что в отношении нарушителей нужно принимать жесткие меры, действуя в рамках закона.

Кадыров: Нужно подумать, каждый родитель знает, пьет ли его сын или нет, хотя и говорят, что не знали. Будут знать, если смотреть. Если поздно приходит домой, спросить, где был, почему так поздно пришел. Если работает, то на смене или где? Отец или родственники должны знать, чем и где занимается его сын, чтобы завтра не было поздно».

Тот же телеканал в другом сюжете в тот же день сообщил, что мужчины из семьи виновника аварии покинули Ачхой-Мартан. Причем излагались две версии произошедшего. Вначале за кадром голос, предположительно жительницы села, сообщал, что мужчины выселены из села в Ингушетию, они находятся в Сунже и не знают, как им быть. Однако затем, как бы опровергая сказанное, женщины из семьи виновника аварии на камеру сообщали, что мужчины сами уехали в знак уважения к семье людей, погибших по вине их родственника.

О том же на следующий день сообщило интернет-издание «Кавказский узел».

Согласно чеченским обычаям, мужчины из рода убийцы уезжают из дома. В нем остаются лишь дети и женщины, на которых обычай кровной мести не распространяется. В дальнейшем возможно примирение, но лишь после того, как семья виновника направит к семье погибшего старейшин с просьбой простить кровь.

Однако как теперь выясняется, большинство — если не все — родственников виновника ДТП покинули свои дома отнюдь не добровольно.

Как описали заявители в ПЦ «Мемориал» (а позже это подтвердили другие жители Ачхой-Мартана), уже вскоре после трагического происшествия на дороге, в ночь на 28 ноября, в дом Алама Хаджаева приехали полицейские и увезли всех находившихся в тот момент в доме его родственников-мужчин на беседу с начальником ОМВД по Ачхой-Мартановскому району. Тот, ссылаясь на распоряжение главы республики Кадырова, приказал всем мужчинам-родственникам Хаджаева — из семей Хаджаевых и Сатуевых — в течение двух часов покинуть территорию Чеченской Республики.

Через некоторое время, около 4–5 часов утра, на улицу, где живут Хаджаевы и Сатуевы, на нескольких машинах прибыли сотрудники полиции. Они стучали в ворота домов Хаджаевых и Сатуевых и кричали, чтобы те немедленно уезжали из республики. Тех же, кто решит потом вернуться домой, полицейские обещали забрать в отдел и «до смерти избить». Полицейские также потребовали ни в коем случае никуда не жаловаться.

В результате всем мужчинам Хаджаевым и Сатуевым (примерно 40–50 человек из 16 или 17 домов), начиная примерно с 17-летнего возраста, ничего не оставалось, как покинуть свои родные дома.

Уехать пришлось даже тем, кто болел.

35 мужчин разместились в городе Сунжа в Ингушетии у дальних родственников, которые согласились принять их. Они жили там некоторое время, затем, чтобы не стеснять родных, выселенные переехали в пустой дом, принадлежащий их знакомому.

В конце декабря 2016 года к ним приехали сотрудники ОМВД по Сунженскому району Ингушетии и потребовали, ссылаясь на распоряжение Юнус-Бека Евкурова, чтобы они в течение 15 минут покинули территорию республики, предлагая для этого автобус. Разговаривали полицейские вежливо, но твердо требовали уехать, поскольку они не знают, по какой причине их выселили из Чечни — возможно, из-за каких-то правонарушений. Разговор был тайно записан одним из бывших жителей Ачхой-Мартана и размещен в интернете. Люди, выселенные из Чечни, были вынуждены уехать и из Ингушетии.

Давал ли на самом деле глава республики такое распоряжение или инициативу проявило местное полицейское начальство — непонятно.

До настоящего времени большинство выселенных из Чечни людей скитаются по разным регионам России. Нам известно, что, по крайней мере, один из них пытался вернуться в свой дом в Ачхой-Мартане, был избит полицейскими и вновь уехал из Чечни. Были ли другие аналогичные попытки, мы не знаем.

Руководитель программы «Горячие точки» ПЦ «Мемориал» Олег Орлов так прокомментировал ситуацию: «Интересно, что и Рамзан Кадыров, и люди из его окружения, говоря о необходимости борьбы с пьянством за рулем, публично заявляли, что действовать надо строго в рамках закона. Но как действия полицейских, выгоняющих людей из их собственных домов, соотносятся с такими заявлениями? Никак!
Впрочем, эти действия никак не сообразуются и с чеченскими обычаями и традициями. Адаты — это, в том числе, и своеобразный механизм саморегуляции общественной жизни традиционного вайнахского общества. Заставлять людей поступать согласно предписаниям адатов с помощью полиции — это нынешнее „
ноу-хау“.
Мы не можем утверждать, что такое распоряжение пришло прямо от республиканского руководства. Нельзя исключить, что это делалось по распоряжению
какого-то мелкого полицейского начальства. Но важно, что в республике создана атмосфера, когда такое не только возможно, но и воспринимается населением как неизбежность.
В современной Чечне мы сталкиваемся с 
каким-то противоестественным сплавом из абсолютизма, искаженных горских традиций, показательной лояльности Конституции России и требованиями начальства неукоснительно следовать тому пониманию ислама, который сегодня демонстрирует Кадыров.
Кроме того, эта история должна была бы стать предостережением для многих в России, кто всячески приветствует коллективную ответственность за террористические преступления. Стоит только начать идти по этому пути — конца не будет! Сегодня будут отвечать родственники обвиняемых в терроризме, завтра — в бандитизме, потом — в пьяном вождении
и т. п., и т. д.»