Чечня, дело Гериева: сторона защиты многократно, но безрезультатно ходатайствовала об отводе состава суда

10.12.2016

7 декабря судебная коллегия Верховного суда ЧР продолжила рассмотрение апелляционной жалобы Жалауди Гериева.

Ранее, 5 сентября 2016 года, Шалинский районный суд приговорил его к трем годам колонии общего режима по ч. 2 ст. 228 (незаконное хранение наркотиков в крупном размере) УК РФ.

Правозащитный центр «Мемориал» признал Жалауди Гериева политическим заключенным, поскольку уголовное дело против него было сфальсифицировано из-за того, что тот работал журналистом в интернет-издании «Кавказский узел».

Апелляционную жалобу Гериева рассматривает коллегия ВС под председательством судьи Дмитрия Горбовцова. Государственное обвинение представляет прокурор Олег Амиров. Гериева защищают адвокаты Алавди Мусаев, Джабраил Абубакаров и Надежда Ермолаева.

Процесс начался в 12:00, с опозданием на два часа.

Судья предложил начать работу с обсуждения постановления Следственного управления СК РФ по ЧР об отказе в возбуждении уголовного дела по заявлению Гериева о применении к нему насилия.

Напомним, что на предыдущем заседании, 23 ноября, судебная коллегия определила направить, выделив из материалов уголовного дела, сообщение Гериева о его похищении и применении к нему насилия для проверки в СУ СК РФ по ЧР.

Судья Горбовцов сообщил, что из Следственного комитета в суд поступила информация о том, что ранее подобную проверку уже проводил Гудермесский межрайонный следственный отдел СУ СК РФ по ЧР. 1 сентября следователь Р. Ибрагимов вынес постановление об отказе в возбуждении уголовного дела в отношении сотрудников Курчалоевского ОМВД Симбаригова, Вагабова и Шамурзаева.

Копии материалов этой проверки были переданы представителям защиты и обвинения для ознакомления.

Адвокат Мусаев попросил разрешения ознакомиться с подлинниками документов, но выяснилось, что суд ими не располагает. Оказалось, что непосредственно перед началом заседания 7 декабря суд получил эти материалы по электронной почте за подписью сотрудника СУ СК РФ по ЧР Андрея Каргалева. Сторонам процесса были предоставлены распечатки сканов документов, приложенные к этому письму.

До начала обсуждения этих документов адвокат Мусаев заявил ходатайство о приобщении к материалам уголовного дела адвокатских опросов свидетелей Умарпашу Закаева, Асламбека Исмаилова, Ильяса Ахмарова и Хусейна Мусаева, которых 11 июня 2016 года опросил адвокат Джабраил Абубакаров.

Судья поинтересовался у Абубакарова, где проводился опрос. Адвокат ответил, что выезжал для этого в село Майртуп. Затем он зачитал материалы опроса свидетелей.

Все они утверждали, что были свидетелями похищения Гериева на автостанции села Курчалой 16 апреля 2016 года вооруженными людьми.

Свидетель Закаев — водитель, с переднего сидения его микроавтобуса сняли Гериева. В ходе адвокатского опроса он подробно описал похищение, и эти показания совпадают с показаниями, которые сам Гериев дал в суде первой инстанции. Исмаилов и Ахмаров, водители других маршрутных такси, тоже рассказали, что видели, как похитили Гериева.

Абубакаров зачитал опрос еще одного свидетеля похищения, Бекхана Довлетмурзаева.

Все эти свидетельства опровергают версию обвинения о том, что 16 апреля Жалауди Гериев был якобы задержан полицейскими в районе кладбища села Курчалой, и при этом у него были обнаружены наркотические вещества.

Показания свидетелей были приобщены к материалам дела.

После этого Мусаев заявил ходатайство о приобщении к материалам дела распечатки и адресной детализации смс-сообщений от 30 августа 2016 года, поступивших на телефон адвоката Сулеймана Гайрбекова (адвокат по назначению, ранее защищавший Гериева). Смс пришли за два дня до вынесения решения Гудермесским межрайонным следственным отделом СУ СК РФ по ЧР об отказе в возбуждении уголовного дела по заявлению Гериева, о котором ранее говорил судья Горбовцов.
Сообщения поступили 30 августа с интервалом в 29 минут с двух разных номеров, но с одним и тем же текстом: «В четверг состоялось совещание в прокуратуре, где решили провести проверку по сообщению о преступлении. Перед полицией поставлена задача заставить свидетелей похищения Гериева поменять показания, данные в суде. Следственному комитету провести проверку и отказать в возбуждении уголовного дела. Ответственный сын начальника СК РФ по ЧР, помощник прокурора ЧР Соколов, а Байтаева Милана (гособвинитель Гериева в Шалинском районном суде — прим. ПЦ „Мемориал“) должна отложить дело на 10 дней для представления отказного материала в суд и представления ходатайства о возобновлении судебного следствия и допуска свидетелей».

Адвокат предположил, что это сообщение написал кто-то из сотрудников прокуратуры.

Затем Мусаев зачитал отрывок из протокола судебного заседания от 31 августа 2016 года в Шалинском районном суде. Согласно протоколу, прокурор Байтаева заявила, что, по имеющейся у нее информации, свидетели, допрошенные в суде 19 августа и утверждавшие, что они видели похищение Гериева 16 апреля, сделали эти заявления по просьбе близких родственников Гериева. По словам прокурора, эти свидетели готовы дать показания и их явка обеспечена. Она попросила возобновить судебное следствие и допросить этих свидетелей на заседании.

По словам Мусаева, именно об этом и шла речь в полученном адвокатом Гайрбековым смс.

Адвокат добавил, что защита на том заседании задала прокурору вопрос, откуда стороне обвинения известно о том, что свидетели хотят выступить в суде снова, но ответа не получила.

Адвокат сказал, что распечатки тех смс и их адресная детализация подтвердят факт давления на свидетелей и фальсификацию постановления об отказе в возбуждении уголовного дела.

Остальные адвокаты и сам Гериев поддержали ходатайство о приобщении к материалам уголовного дела детализации и распечатки смс. Прокурор был против, но никакого убедительного довода не привел.

Судья перешел к опросу адвоката Гайрбекова. Тот подтвердил, что получал эти смс, и сообщил, что такие же сообщения получил его коллега, председатель адвокатской палаты ЧР Шамхан Катаев. Об этих смс Гайрбеков заявлял ранее в ходе рассмотрения дела в суде первой инстанции.

Гайрбеков добавил, что не возражает против приобщения к материалам дела детализации его телефонных сообщений.

Затем снова выступил адвокат Мусаев. Он уточнил, что свидетели похищения были допрошены 23 августа, а 25 августа, по информации неизвестного, приславшего смс, было проведено совещание в прокуратуре, на котором перед полицией была поставлена задача оказать воздействие на этих свидетелей. 30 августа эти смс были отправлены, а 31 августа прокурор Байтаева заявила в суде, что свидетели якобы готовы изменить свои показания. 1 сентября СК вынес постановление об отказе в возбуждении уголовного дела по заявлению Гериева. Причем самого Гериев не опрашивали.

В связи с этим сторона защиты попросила приобщить к делу и исследовать распечатку смс и адресную детализацию смс, которые получил Гайрбеков.

Суд отказал в удовлетворении ходатайства, пояснив, что в протоколе судебного заседания будет отражен текст этого смс.

После этого судья предложил перейти к обсуждению постановления СК РФ по ЧР об отказе в возбуждении уголовного дела, о котором говорилось в начале заседания.

Слово вновь взял адвокат Мусаев. Он заявил отвод всему составу суда, сославшись на то, что защита не может им доверять судьбу своего подзащитного. Судья объявил перерыв до 14:00.

После перерыва заседание продолжилось. Прокурор сказал, что не видит оснований для отвода, и попросил отказать в удовлетворении заявления. После совещания коллегия постановила отказать в удовлетворении ходатайства об отводе состава суда.

Затем адвокат Ермолаева заявила ходатайство, в котором попросила установить владельцев телефонов, с которых 30 августа адвокату Гайрбекову послали смс о том, что на свидетелей Ахмарова, Мусаева, Исмаилова, Закаева и Довлетмурзаева было оказано давление. К этому ходатайству адвокат приложила распечатку смс и детализацию телефонных звонков Гайрбекова.

В удовлетворении этого ходатайства судья также отказал, никак не мотивировав свое решение.

После этого судья снова предложил вернуться к постановлению СК об отказе в возбуждении уголовного дела.

Ермолаева поинтересовалась, к какому виду доказательств относится данное постановление: показания свидетелей, показания потерпевшего, заключения экспертов или иные документы. Судья ответил, что Ермолаева сама нашла ответ на свой вопрос — «к иным документам». Документ, по его словам, получен по электронной почте по запросу суда.

Адвокат Мусаев поинтересовался, каким образом суд получил этот документ. По его просьбе судья огласил запрос суда в СУ СК РФ по ЧР на имя руководителя С. В. Соколова. Ответ же, к которому был приложено постановление, был подписан сотрудником этого управления Андреем Каргалевым. Адвокат Мусаев заявил, что подобный документ должен быть подписан руководителем, а не рядовым сотрудником.

«Это не документ, полученный процессуальным путем, и признать его „иным документом“ нельзя», — заявил адвокат.

По мнению Ермолаевой, данный ответ из следственных органов не может являться доказательством по уголовному делу и не может быть исследован в суде. Защитник Абубакаров сказал, что Следственной управление СК РФ по ЧР фактически не отреагировало на сообщение коллегии ВС о совершении преступления, оно было проигнорировано следственными органами. Вместо того, чтобы зарегистрировать сообщение о преступлении надлежащим образом и начать его проверку, сотрудник следственного управления присылает сообщение о прежних действиях этого органа. Таким образом сообщение о совершении преступления практически укрыто, что является основанием уже для начала проверки в СК.

Прокурор согласился с тем, что запрос судом был сделан на имя руководителя СК Соколова, соответственно и ответ должен был поступить в суд от его имени, документ в таком виде не может быть исследован и приобщен к материалам дела. Прокурор пояснил, что, видимо, это было сделано для ускорения процесса. Он уверен, что направивший это постановление сотрудник СУ СК РФ по ЧР наверняка связался с кем-то из помощников судей и, направив это постановление, он, наверное, думал, что удовлетворит требование суда о проведении проверки по данному факту заявления. Прокурор полагает, что надо дождаться надлежащего ответа на запрос и отложить процесс до получения постановления.

После выступления прокурора адвокат Ермолаева заявила отвод судебной коллегии в связи с тем, что было допущено не процессуальное обращение к суду со стороны следственных органов. Кроме этого, она заявила отвод прокурору, сославшись на то, что его объективность и беспристрастность вызывают сомнение. Адвокат Мусаев поддержал отвод коллеги.

Посмотрев распечатку постановления об отказе в возбуждении уголовного дела, отправленного по электронной почте Андреем Каргалевым в 11:54, Мусаев заявил, что теперь ему стало понятно, почему процесс, назначенный на 10:00 начался с опозданием на 2 часа. «Вы ждали этого письма», — заявил он, и добавил, что это является еще одним основанием для отвода.

Подсудимый Гериев тоже попросил коллегию удовлетворить заявление об отводе состава суда и прокурора. Но в удовлетворении ходатайств об отводе вновь было отказано.

Судья Горбовцов предложил отложить процесс до получения заключения из СК. Но адвокат Мусаев снова заявил отвод коллегии суда. Он мотивировал тем, что председательствующий судья хочет отложить рассмотрение апелляционной жалобы на более поздний срок, дождавшись к этому времени материалов из СК, чтобы опорочить доводы защиты, приведенные в жалобе.

Он сказал, что осуществляя сбор не существующих доказательств виновности доверителя, судебная коллегия выходят за рамки своих полномочий. В удовлетворении снова было отказано.

Затем защита ходатайствовала о допросе Гериева по поводу его посещения сотрудниками ФСБ в СИЗО. Адвокаты утверждали, что если его не допросить и не зафиксировать его показания в суде, то это может быть опасно для Гериева. По мнению адвокатов, факт этого посещения должен быть исследован в суде, поскольку речь идет о возможном давлении на обвиняемого. Если этого не сделать, то такие посещения могут возобновиться, и при этом на Гериева будет оказываться давление с целью изменить показания на суде. Но судья Горбовцов отказал защите в допросе.

После жарких споров процесс был отложен на 9 декабря, 10:00.

Заседание 9 декабря не началось в назначенное время. В 11:47 секретарь объявила, что процесс переносится на 15:00, пристав потребовал освободить зал. Защита написала жалобу на имя и.о. председателя ВС ЧР, после этого, в 12:00, члены коллегии все же пришли в зал. Председатель Горбовцов сказал, что произошло недоразумение, секретарь ошибся, объявив об отложении процесса. Судья предложил продолжить заседание, перейдя к прениям сторон.

Адвокат Мусаев спросил, как быть с решением СК, которое до сих пор не доставлено: «Как мы будем его исследовать, если сейчас перейдем к прениям?».

Председательствующий спросил, есть ли другие вопросы в судебном следствии. Мусаев сказал, что у защиты нет вопросов, и снова заявил отвод судье Горбовцову, пояснив, что тот вводит в заблуждение участников процесса об истинной причине попытки переноса судебного заседания на 15:00. В удовлетворении заявления снова было отказано.

Когда затем Мусаев заявил отвод всему составу коллегии, один из членов коллегии, Бувади Шовхалов, в гневе прервал адвоката, заявил, что необходимо объявить перерыв, и вышел из зала. Мусаев возмутился поведением судьи, самовольно, без учета мнения председательствующего, объявившего перерыв.

После этого судья Горбовцов объявил перерыв до 15:00.

В 15:00 стало известно, что Шовхалову вызывали «скорую помощь».

В зал вернулись только председатель коллеги Горбовцов и второй судья, Тимур Эмиев. Председатель Горбовцов отложил процесс в связи с болезнью судьи Шовхалова.

Следующее заседание назначено на 13 декабря.

Программа: Поддержка политзэков

Гериев Жалауди Насрудинович родился 13 июня 1993 года в селе Курчалой Шалинского района Чечни, проживал в селе Майртуп Курчалоевского района Чечни, окончил исторический факультет ЧГУ, холост, журналист интернет-издания «Кавказский Узел».

Поделиться: