ПЦ «Мемориал» незаконно ликвидирован. Сайт прекратил обновляться 5 апреля 2022 года

Б против России (B v. Russia), № 2

17.03.2009

Факты Первый заявитель (B) - гражданин Кыргызстана, по происхождению батумский курд. Вторая заявительница (К) - его жена, гражданка России, третья заявительница (G) – их дочь, а четвертый заявитель (А) – их сын. Гражданство третьей заявительницы и четвертого заявителя до настоящего времени не

Факты

Первый заявитель (B) - гражданин Кыргызстана, по происхождению батумский курд. Вторая заявительница (К) - его жена, гражданка России, третья заявительница (G) – их дочь, а четвертый заявитель (А) – их сын. Гражданство третьей заявительницы и четвертого заявителя до настоящего времени не установлено официально.

До 1996 г. все четверо заявителей проживали в Кыргызстане. В 1996 г. К и G уехали из Кыргызстана и переехали жить в Россию к родителям К.

В 2001 г. В продал свой дом в Кыргызстане и переехал в Россию к своей семье. Он временно зарегистрировался по адресу своего брата (который является гражданином России) в Краснодарском крае. Срок этой регистрации истек 16 марта 2004 г. Повторные обращения за регистрацией по месту жительства отклонялись компетентными органами. Они утверждали, что он получил отказ потому, что не представил необходимые документы в течение трех дней после истечения срока его регистрации по месту жительства. В утверждает, что это произошло потому, что он не мог связаться с соответствующими должностными лицами, поскольку они не всегда находились на своем рабочем месте.

13 мая 2004 г. районный суд вынес решение, согласно которому В нарушил требования ст. 18.8 Кодекса об административных правонарушениях РФ: «Нарушение иностранным гражданином или лицом режима пребывания (проживания) в Российской Федерации», поскольку он не уехал из России по истечении срока свой регистрации. Судебное заседание проводилось в его отсутствие, и заявитель не был на него вызван. Также суд не привел причин, по которым он счел, что представленные доказательства (паспорт В и его объяснения, данные милиции) подтверждают его вину. Суд вынес решение о депортации В, содержании его под стражей до депортации, а также наложил на него штраф в сумме 500 рублей.

Это решение вступило в силу 24 мая 2004 г. В не смог его обжаловать, поскольку к тому моменту, как сотрудники милиции в устной форме сообщили ему об этом решении в октябре 2004 г., срок для обжалования уже истек.

Заявитель продолжал проживать по тому же адресу в Краснодаре, куда ему приходили письма от российских государственных органов. В апреле 2005 г. заявитель вновь был признан виновным в нарушении ст. 18.8 КоАП и оштрафован. При проверке его документов, сотрудники милиции сказали ему: «Вы, черные, заполонили Краснодарский край».

В апреле 2005 г. В обратился в прокуратуру с жалобой в порядке надзора на решение от 13 мая 2004 г. Он сослался на ст. 8 Европейской Конвенции по правам человека и на ст. 9, 10, 16, 18 и 27 Конвенции ООН о правах ребенка. В дальнейшем он обращался в Краснодарский краевой суд (в апреле 2005 г.) и в Верховный Суд Российской Федерации (в июне 2005 г.). Все эти жалобы были оставлены без удовлетворения (11 марта 2005 г., 7 июня 2005 г. и в сентябре 2005 г. соответственно).

В соответствии со ст. 31.9(1) Кодекса об административных правонарушениях, решение от 13 мая 2004 г. о депортации В не подлежало исполнению с 24 мая 2005 г., поскольку оно не было исполнено в течение года.

Невзирая на это, 5 сентября 2005 г. В был арестован и направлен в учреждение предварительного заключения ожидать депортации. В. был депортирован в Казахстан 11 декабря 2005 г. Межрайонная прокуратура заявила, что на его депортацию не распространяется срок давности, поскольку В предположительно укрывался от властей (что сам В оспаривает).

5 марта 2006 г. представитель В, ссылаясь, в частности, на статьи 5 и 14 Европейской Конвенции, обратился в районный суд с жалобой на незаконные действия Белореченского районного отделения милиции по депортации заявителя. Суд отказался рассматривать эту жалобу по существу на основании якобы допущенных процессуальных нарушений. Он указал, что ответчиком по этому делу должен выступать краевой департамент миграционной службы, а не районное отделение милиции и, следовательно, суд не был компетентен рассматривать эту жалобу.

Представитель В обратился с жалобой в Краснодарский краевой суд 21 марта 2006 г. До сих пор от суда не было получено никакого ответа.

Предполагаемые нарушения Европейской Конвенции по правам человека

20 октября 2006 г. заявители обратились в Европейский Суд по правам человека с жалобой на предполагаемые нарушения Конвенции, которые перечислены ниже.

Заявители утверждают, что в отношении каждого из низ была нарушена ст. 8, . а в отношении В – ст. 5, 6 и 13, взятые в сочетании со ст. 14.

В соответствии со ст. 8 в деле было допущено нарушение права на уважение их частной и семейной жизни. Депортация В помешала ему поддерживать контакт со своей семьей, а К, G и А - наслаждаться семейной жизнью с В. Также депортация разрушила социальные и профессиональные связи В в России.

В соответствии со ст. 6 в деле было допущено нарушение ст. 6 (1), поскольку В было отказано в доступе к суду. В результате этого был нарушен и п. 3(с) ст. 6, поскольку у него не было достаточной возможности защищать себя.

В соответствии со ст. 5 В был помещен под стражу до депортации 5 сентября 2005 г. и находился там до 10 декабря 2005 г., когда он был депортирован в Казахстан. Это содержание под стражей было произвольным, поскольку после 24 мая 2004 г. в отношении него не было действительного ордера о депортации.

В соответствии со ст. 13, В не имел возможности оспорить исчисление установленных законом ограничений, проведенное органами милиции и прокуратуры, в частности их вывод, согласно которому В уклонялся от исполнения решения о депортации. Также он не имел возможности обжаловать саму депортацию.

Ст. 14 – право В на уважение его частной и семейной жизни было нарушено в связи с его этнической принадлежностью к батумским курдам. В утверждает, что его депортация находилась в соответствии с общей политикой этнической дискриминации, проводимой властями Краснодарского края Российской Федерации. Также он утверждает, что его арест, депортация и отказ в доступе к суду или любым иным средствам защиты следует рассматривать в сочетании с общим дискриминационным отношением органов власти к нему и его семье.

Кроме того, В заявляет, что в 2003-2004 гг. заявители постоянно подвергались утомительным «проверкам». Также он заявляет, что подвергался оскорблению и унижению по расовому признаку со стороны охранников учреждения предварительного заключения, где он содержался в течение четырех месяцев начиная с сентября 2005 г.

Поделиться: