Защита не верит в успех

18.03.2021

Адвокаты оппозиционеров не ждут быстрой развязки «санитарного дела»

Адвокаты фигурантов уголовного дела о подстрекательстве к нарушению санитарно-эпидемиологических норм во время несогласованной акции в Москве 23 января считают, что их подзащитные могут пробыть под домашним арестом до года. Таким образом власть пытается помешать оппозиционерам принять участие в осенних выборах в Госдуму, а также «охладить протест», считают защитники. Тем не менее предвыборная кампания находящейся под арестом Любови Соболь уже стартовала. Однако на волонтеров штаба оказывается давление, а самой госпоже Соболь может быть отказано в регистрации.

17 марта адвокаты фигурантов так называемого санитарного дела провели пресс-конференцию. Следствие считает, что в результате призывов обвиняемых принимать участие в митинге 23 января на улицу вышли люди, больные коронавирусом, из-за чего была создана угроза «массового заболевания людей по неосторожности» (ч. 4 ст. 33 и ч. 1 ст. 236 УК). Под домашним арестом по этому делу находятся девять обвиняемых: пресс-секретарь Алексея Навального Кира Ярмыш, его брат Олег Навальный, юрист «Фонда борьбы с коррупцией» (ФБК, включен Минюстом в реестр иноагентов) Любовь Соболь, глава московского штаба господина Навального Олег Степанов, лидер профсоюза «Альянс врачей» (включен Минюстом в реестр иноагентов) Анастасия Васильева, муниципальные депутаты Люся Штейн, Дмитрий Барановский и Константин Янкаускас, а также участница Pussy Riot Мария Алехина. Сотруднику ФБК Николаю Ляскину до 23 марта суд запретил определенные действия.

16 марта следствие ходатайствовало о продлении домашнего ареста всем фигурантам до 23 июня. Вменяемое им преступление — средней тяжести, и домашний арест — максимально допустимая мера пресечения. Находящимся под домашним арестом запрещено покидать квартиру и пользоваться интернетом, общаться они могут только с адвокатом, следователем и сотрудником ФСИН. Если условия нарушены, обвиняемого могут перевести в СИЗО.

Защитники арестованных оппозиционеров заявили, что считают дело лишенным юридической логики, но на оправдательный приговор не надеются.

Адвокат Владимир Воронин отметил, что с точки зрения теории уголовного права нельзя подстрекать неопределенный круг лиц — «только кого-то конкретного»: «Если бы Любовь Соболь сказала людям, больным коронавирусом: выходите, пожалуйста, заражайте тех, кто не болен,— это было бы похоже на какое-то подстрекательство».

Адвокат Марии Алехиной Даниил Берман добавил, что подстрекать к преступлению, совершенному по неосторожности, невозможно, поскольку такое преступление не предусматривает умысла. Господин Берман считает, что следствие и суд по делу будут затягивать: следствие имеет право продлевать домашний арест до полугода на время предварительного следствия и на такой же срок — во время суда.

Цель «санитарного дела», по его словам — «деактивировать наиболее влиятельных политических активистов» и «охладить протест».

Адвокат Киры Ярмыш Вероника Полякова заявила, что следствие хотело бы ужесточения меры пресечения, поэтому на фигурантов надели браслеты, а кроме того, их постоянно контролируют сотрудники ФСИН. Сейчас обвиняемые соблюдают ограничения, однако адвокаты Любови Соболь и Марии Алехиной предположили, что, если арест будет продлен, они их выполнять перестанут.

Напомним, Любовь Соболь собирается баллотироваться в Госдуму в качестве самовыдвиженца: она уже опубликовала предвыборную программу и открыла предвыборный штаб. Если на момент начала регистрации кандидатов политик все еще будет находиться под домашним арестом, она все равно сможет подать документы по доверенности (такая возможность закреплена решением Конституционного суда от 2015 года). Однако для заверения документов ей нужно будет лично встретиться с нотариусом. Владимир Воронин сказал “Ъ”, что ходатайствовал об этом перед следователем, но получил отказ. Господин Воронин сомневается, что получит его и в будущем. Суд, по его мнению, не вынесет приговор до выборов, поскольку его подзащитной вряд ли могут назначить реальный срок из-за смягчающих обстоятельств (преступление средней тяжести, совершено впервые, у Любови Соболь есть несовершеннолетний ребенок).

Команда госпожи Соболь намерена вновь ходатайствовать о допуске к ней нотариуса, сказала “Ъ” глава ее предвыборного штаба Ольга Ключникова.

Команда политика надеется на благоприятный исход и продолжает предвыборную работу в рамках плана: волонтеры обходят квартиры жителей Центрального округа, по которому собирается баллотироваться госпожа Соболь, собирают их жалобы и, по словам главы штаба, встречают поддержку у жителей. Госпожа Ключникова также пожаловалась, что волонтеров постоянно задерживает полиция и изымает листовки, некоторым вменяют проведение предвыборной агитации вне агитационного периода (ст. 5.10 КоАП), хотя выборы даже не назначались.

Политолог Павел Салин считает, что власть старается «забетонировать политическое пространство» ближе к выборам в Госдуму и не допустить всплеска протестной активности. Деактивация оппозиционных активистов, по его мнению, вписывается в эту концепцию и поэтому фигурантов «санитарного дела», вероятнее всего, ждет продление домашнего ареста, а Соболь — отказ в регистрации.

Логично было бы воспользоваться ослаблением команды Навального и допустить ее до выборов, полагает политолог Михаил Виноградов: «Без него самого его соратники значительно слабее. Но я не уверен, что такое решение будет принято». Он считает, что изоляция оппозиционеров может никак не сказаться на протестной активности, поскольку пока непонятно, «будет ли всплеск протестов к выборам и насколько они будут значимы для критиков власти».

Кира Дюрягина

Программа: Поддержка политзэков

Оппозиционные активисты и политики Мария Алёхина, Дмитрий Барановский, Анастасия Васильева, Николай Ляскин, Олег Навальный, Любовь Соболь,

Поделиться: