В Пензе закончился суд по делу «Сети»

17.01.2020
© 

Подсудимые сказали последнее слово. Судьи назначили оглашение приговора на 10 февраля

Приволжский окружной военный суд на заседании в Пензе 17 января объявил об окончании судебного процесса по делу о террористическом сообществе «Сеть»* и выслушал последнее слово подсудимых. Оглашение приговора по делу суд назначил на 10 февраля.

После реплик защиты суд предложил подсудимым сказать последнее слово. В зале было 18 слушателей; женщины, слушая подсудимых, плакали. 

Дмитрий Пчелинцев в последнем слове сказал:

— Мы виновны все. Потому что допустили такое, что у нас в стране теперь возможно. Куда-то двигались и пришли не туда. Мы делали что-то не так. Всей страной. И не делали того, что должны были делать.

Илья Шакурский в последнем слове простил всех, кто его пытал, клеветал на него и лгал в суде:

— Врут взрослые люди, которым я гожусь в сыновья, и я не знаю, как к этому относиться. И мы наблюдаем ложь, от которой зависит жизнь человека.

Василий Куксов поблагодарил суд за то, что процесс сделали открытым для журналистов.

Последнее слово Василия Куксова

Последнее слово Василия Куксова

Михаил Кульков раскаялся в том, что занимался наркотиками и не просил помощи у родителей:

— За свои поступки нужно отвечать. Да, я виноват в распространении наркотиков, искренне раскаиваюсь. Но по «Сети»* все обвинение — это ложь. Все все понимают. У прокурора была задача показать суть этого дела. Сергей Борисович [Семеренко] великолепно справился с ней. Надеемся на справедливость и смелость суда, на оправдательный приговор и конец дела «Сети»*. Главное приобретение человечества — не ядерная бомба и не полет на Луну. Главное приобретение человечества — презумпция невиновности.

Он поблагодарил всех за письма, которые приходят со всего мира, «за теплоту и надежду, которые помогли вытащить душу из бездны».

Максим Иванкин сравнил дело «Сети»* с романом Оруэлла «1984», а «Свод „Сети“»* — со сводом всяких ересей. Обратил внимание суда на то, что его отец работал в правоохранительных органах, то есть, по версии обвинения, он должен был действовать против себя. 

Выступая с репликой, адвокат Ольга Рахманова потребовала внести в протокол фразу:

— Все это — подготовка к массовым репрессиям в ситуации общенационального политического кризиса.

О деле «Сети»* («пензенское дело») стало известно осенью 2017 года, когда ФСБ возбудила уголовное дело.

Приволжский окружной военный суд рассматривал с мая 2019 года уголовное дело «Сети»* в отношении семи фигурантов ― Ильи Шакурского, Дмитрия Пчелинцева, Армана Сагынбаева, Василия Куксова, Андрея Чернова, Михаила Кулькова и Максима Иванкина. Их обвинили в организации террористического сообщества и участии в нем (часть 2 статьи 205.4 Уголовного кодекса РФ). Шакурскому и Пчелинцеву также инкриминируется создание террористического сообщества (часть 1 статьи 205.4 УК РФ). Подсудимые не признали свою вину и заявили, что «сознались» под пытками. Ни одно уголовное дело по заявлениям о пытках фигурантов дела не возбуждено.

Гособвинитель попросил суд приговорить подсудимых к лишению свободы на сроки от 6 до 18 лет.

В начале ноября родственники фигурантов политических дел по примеру «Родительской сети» (куда входили только родственники обвиняемых дела «Сети»*) объединились в движение «Матери против политических репрессий». Акции в поддержку политзаключенных продолжаются по всей стране.

*«Сеть» —  террористическая организация, запрещенная в России.

Екатерина Малышева, Евгений Малышев