В Имарате перестройка

04.07.2014

Александр Черкасов в статье Максима Солопова «В Имарате перестройка», опубликованной на сайте «Русская планета» 2 июля 2014 года. Пришедший на смену Доку Умарову новый лидер исламистского подполья на Северном Кавказе призвал отказаться от использования смертниц и терактов против мирного

Александр Черкасов в статье Максима Солопова «В Имарате перестройка», опубликованной на сайте «Русская планета» 2 июля 2014 года.

Пришедший на смену Доку Умарову новый лидер исламистского подполья на Северном Кавказе призвал отказаться от использования смертниц и терактов против мирного населения

Объявленный в марте лидером «Имарата Кавказ» Али Абу-Мухаммад Кебеков призвал сторонников этой организации, признанной в России террористической, отказаться от терактов с использованием смертниц и не проводить силовых акций, в которых могут пострадать мирные жители: женщины, старики и дети. Он даже принес извинения за гибель мирного населения во время атак террористов.

Размещенный на портале YouTube видеоролик продолжительностью более часа в формате ответов на часто задаваемые вопросы стал своего рода программной речью вождя радикалов. Запись была размещена еще 28 июня, но распространялась только на специализированных радикальных ресурсах.

Комментируя вопрос о самоподрывах, Кабеков назвал такие теракты одним из видов джихада и отозвался одобрительно о людях, совершающих такие акции. В то же время он запретил использовать в них женщин, попросил соратников по возможности искать другие способы атак, а также призвал не проводить теракты, если от них могут пострадать старики и дети.

Целями террористов, по словам Кебекова, должны быть лишь представители власти и силовых структур. В этих вопросах он ссылается на разъяснения лидера «Аль-Каиды» Аймана Аз-Завахири, называя его своим амиром (начальником).

Он пояснил, что окруженные силовиками боевики вправе сдаваться властям, чтобы сохранить свою жизнь и не лить кровь понапрасну, если им предоставляется такая возможность и нет опасности выдать важную информацию под пытками. Лидер «Имарата Кавказ» особо подчеркнул, что российские спецслужбы почти всегда сдерживают обещание не пытать женщин после добровольной сдачи в плен.

Соратников, оказавшихся в заточении, Кебеков призвал ждать освобождения сторонниками подполья, в том числе в результате возможных переговоров по их обмену.

Айман аз-Завахири. Фото: Mazhar Ali Khan / AP, архив

В Национальном антитеррористическом комитете отказались комментировать РП заявление нового лидера исламистов, объяснив, что пока не готовы это сделать.

В блоге kavkazpress. ru, который считают близким к НАК, и где регулярно публикуются неофициальные отчеты силовиков о проведенных контртеррористических операциях, на обращение Кебекова уже отреагировали. «Что тут можно сказать... Получается, что все эти смертницы, тупо подрывавшиеся везде, где только можно, сдохли напрасно. То же самое можно отметить и в отношении блокированных вахамразей. Видимо, дошло наконец даже до тупорылого Кебекова, что нет никакой радости для ваххабитов в том, что бандитов тупо валят вместе с подстилками», — пишет в свойственной ему манере автор блога.

Известный на Северном Кавказе правозащитник, руководитель организации «Мемориал» Александр Черкасов назвал такое заявление от имени исламистов важным шагом к возможности мирного урегулирования тлеющего в регионе конфликта.

«Я позволю себе напомнить историю "Имарата Кавказ". Формально он появился ко дню рождения Владимира Путина, 7 ноября 2007 года, когда преемник Масхадова Доку Умаров закрыл сепаратистский проект "Ичкерия" и объявил себя амиром исламского государства "Имарат Кавказ", — объяснил он РП. — По сути это была лишь констатация факта. К тому времени уже много лет существовало интернациональное исламистское подполье под названием "Меджлис аш-Шура народов Чечни и Дагестана", ориентированное на экспансию радикального ислама из Чечни в Дагестан».

По словам Черкасова, еще в 2002 года лидеры светского и религиозного крыла сепаратистов Басаев и Масхадов объединили свои ресурсы в условиях глубокого подполья. «Уже после терактов в 2003 году стало понятно, что идет активная интернационализация этого дела. Расследование пришло к выводу, что база террористов переместилась на территорию Кабардино-Балкарии. Тогда там как раз "взяли в плен" протез Басаева, которому от силовиков удалось уйти. В итоге в 2005 году случилось известное восстание в Нальчике. Потом основные боевые действия перешли в Ингушетию», — рассказал правозащитник.

К середине нулевых, отметил он, значительная часть подполья была уже за пределами Чечни. Сильным влиянием, помимо чеченцев, обладали лидеры Джамаатов Кабардино-Балкарии. Объявление общекавказского Имарата под знаменем салафитского ислама с террористическими методами борьбы — логичная, по словам Черкасова, констатация факта со стороны Умарова. «Когда после смерти Умарова несколько месяцев выбирали лидера Имарата, и в результате им стал дагестанец — это тоже констатация факта и отражает объективную реальность», — считает он.

По данным мониторинга вооруженного конфликта на Северном Кавказе за 2013 год, организованного изданием «Кавказский узел», 88 силовиков были убиты боевиками в Дагестане, 14 — в Кабардино-Балкарии. В Чечне и Ингушетии за это время погибли 18 и 6 сотрудников силовых ведомств соответственно. Примерно такое же соотношение и жертв среди самих боевиков и мирного населения.

«То, что именно амир из Дагестана высказывается за снижение эскалации насилия — это новый шаг внутри подполья, — говорит Черкасов. — Первые шаги к этому, кстати, были сделаны властью при Магомедсалам Магомедове, когда были образованы комитеты адаптации боевиков, а позже была даже совместная шура (совет исламских религиозных деятелей. — РП) салафитов (радикального течения в исламе. — РП) и суфиев (традиционного для Кавказа направления ислама. — РП)».

На месте подрыва двух автомобилей у здания управления Федеральной службы судебных приставов в Махачкале, май 2014 года. Фото: Абдула Магомедов / NewsTeam / ИТАР-ТАСС

По его словам, этот процесс обратился вспять после нескольких взрывов смертников. «Подполье фактически сорвало процесс внутриконфессионального диалога», — объясняет правозащитник. Когда в 2013 году Магомедова заменили на Абдулатипова, комитеты адаптации боевиков в Дагестане «окончательно прикрыли».

Если после нового заявления со стороны «Имарата Кавказ» будут сделаны соответствующие практические шаги, а вместе с тем власть вернется к практике комиссий по адаптации боевиков, появится «реальная возможность деэскалации конфликта», считает Черкасов: именно применение тактики мягкой силы способствует снижению террористической активности. «Опыт использования мягкой силы был, насколько мне известно, одобрен и в НАК, и в ФСБ. Из всех структур этот путь не удовлетворял только Следственный комитет: им же надо человека сажать, неважно, сложил он оружие или нет», — пояснил он.

В управлении СК по Дагестану в разговоре с РП от комментариев по поводу тактики террористов воздержались, но отметили, что Кебеков объявлен в федеральный розыск за организацию и участие в незаконных вооруженных формированиях, бандитизм и незаконный оборот оружия.

Источник РП в силовых структурах Северокавказского федерального округа рассказал о расследовании в отношении лидера боевиков по статье 205 УК («Терроризм»): Кебекова подозревают в причастности к убийству в Дагестане исламского религиозного деятеля шейха Саида Афанди Ацаева (Чиркейского).

По данным МВД Дагестана, новый лидер боевиков родился 1 января 1972 года в селе Телетль Советского района Дагестанской ССР (ныне — Шамильский район республики Дагестан). По национальности аварец, уточняет сайт «Кавказский узел».

Как сообщалось на сайтах исламистов, до гибели Доку Умарова его преемник занимал в «Имарате Кавказ» должность кадия — верховного шариатского судьи. 18 марта коллективным решением амиров вилайатов (региональных ячеек исламистов. — РП) Кебеков избран новым главой организации.

Его заявление об отказе от террора в отношении мирного населения — не первое в истории «Имарата Кавказ». В феврале 2012 года Умаров, бравший на себя ответственность за теракт в московском аэропорту Домодедово, отдал приказ избегать атак на гражданских лиц после начала массовых протестов оппозиции.

Тот мораторий был отменен в июле 2013 года во время подготовки к Олимпиаде-2014 в Сочи. Тогда Умаров призвал боевиков использовать все возможные методы для срыва игр. При этом, отмечает «Кавказский узел», во время формального действия запрета на теракты в отношении мирных граждан они все равно гибли в результате обстрелов и других атак боевиков.

Источник - http://rusplt.ru/society/v-imarate-perestroyka-10940.html

 

Поделиться: