Участница КПРФ написала комментарий о взрыве в Архангельске. На нее завели уголовное дело

30.11.2018

Активистка КПРФ написала одобрительный комментарий о поступке архангельского анархиста, который взорвал себя в здании ФСБ. К ней пришли с обыском

31 октября анархист Михаил Жлобицкий взорвал себя в здании ФСБ в Архангельске. За несколько минут до этого он написал в анархистский телеграм-чат, что решил пойти на это из-за сообщений о пытках в ФСБ. Жительница Вологодской области Надежда Ромасенко прокомментировала поступок Жлобицкого — и стала фигуранткой уголовного дела. ОВД-Инфо рассказывает, что о нем известно.

Дома у Надежды Ромасенко прошел обыск. 20 ноября в ее квартиру в Вытегре пришли четверо мужчин. Трое из них были в полицейской форме, один — в штатском. Представители власти заявили, что должны осмотреть квартиру: в полицию якобы поступило анонимное письмо о том, что Ромасенко одобрила теракт в Архангельске. Никаких документов полицейские не показали. Понятых женщина была вынуждена сама искать среди соседей по подъезду. При обыске у нее забрали компьютер, телефон и две флешки.

Причиной обыска стало уголовное дело об оправдании взрыва в здании ФСБ в Архангельске. В полиции Ромасенко допросили под протокол. Ей показали письмо анонима, в котором был скриншот со страницы женщины во «ВКонтакте». Это был перепост последнего сообщения Михаила Жлобицкого. Перепост сопровождался комментарием, в котором говорилось, что Жлобицкий — молодец. Ромасенко поняла ситуацию так, что молодой человек был в отчаянии после того, как его пытали в ФСБ. «И пытки там были серьезные очень, как у фашистов», — говорит женщина. По ее словам, она действительно писала этот комментарий, но не на своей странице, а в одной из групп, на которые подписана. Как перепост оказался на ее странице, Ромасенко не понимает. После произошедшего она удалила его. Теперь женщина считает, что написала глупость.

Ромасенко говорит, что осуждает терроризм. «Я первый раз попалась так, ничего не знаю. У нас тихий городок такой, все живут тихой жизнью. Я сижу с матерью инвалидом уже три года. Иногда заглядываю… [в интернет — ОВД-Инфо]. Иногда читаю всякие новости. Это не запрещено, правильно? Я раскаиваюсь, признаю, что совершила глупость. Вот в Керчи был теракт — это вообще ужас, я это осуждаю… Вдруг они подсовывают мне красную книжку, Уголовный кодекс, наверное. И подпёхивают мне 205-ю статью. А я плачу и не могу читать. Я боялась, что они будут меня пытать и бить, и допрашивать, что я получила и куда отправила. Я так напугана была. Говорю: держите двери хотя бы открытыми. Подумала, если будут бить меня, хотя бы услышат. И они открыли двери по моей просьбе», — рассказывает Ромасенко.

Надежда Ромасенко / Фото со страницы Ромасенко во «ВКонтакте»

После допроса женщину отпустили. Сотрудники правоохранительных органов сказали, что она может идти, но в будущем над ней будет суд. Женщине посоветовали не писать о произошедшем в интернете и никуда не обращаться. Иначе, по словам силовиков, ей будет хуже.

Ромасенко — активистка КПРФ. Она принимала участие в митингах против пенсионной реформы и против роста НДС, которые проводила КПРФ в Вытегре. Также участвовала в протестах против строительства на берегу Онежского озера базы МЧС. «Протесты были одиночные в основном, толпа была запугана. Говорили, хоть работа теперь будет. А теперь весь навоз с базы в воды Онежского озера бежит. Зачинщиком строительства является отец губернатора Московской области Александра Воробьева. А мы против были, и против того, чтобы за 30 километров от города строили кадетскую школу „Корабелы“. У нас в городе в обычную школу дети в две смены ходят, а они в деревне строят кадетскую школу. А нам нужно среднее образование, обычное», — говорит Ромасенко.

По делу Ромасенко в ФСБ вызывали члена местной ячейки КПРФ Алексея Голика. Голик — депутат законодательного собрания Вологодской области от КПРФ. Это произошло до того, как у нее был обыск. В ФСБ Голика спрашивали, является ли Ромасенко членом коммунистической партии, и говорили, что она одобряет теракт.

Адвоката у Ромасенко нет. По словам активистки, в Вытегре нет адвокатов, которым она могла бы доверять. Ближайший крупный город — Петрозаводск, но и до него более 200 километров. До столицы области Вологды — более 300. По совету Голика Ромасенко написала жалобу на действия правоохранительных органов. Денег, чтобы оплачивать работу иногороднего юриста, у женщины нет.