«Раньше адвокаты защищали нас, теперь мы должны защищать адвоката»

08.10.2018

Бывшие краснодарские политзаключенные о деле Беньяша

В Краснодаре продолжается уголовное преследование адвоката Михаила Беньяша. Он приехал из Сочи в Краснодар 8 сентября, накануне несанкционированного митинга против пенсионной реформы, чтобы защищать участников акции.

Мужчину задержали 9 сентября, за полчаса до начала протеста, избили, после чего суд арестовал его на 14 суток за неповиновение полиции (статья 19.3 КоАП). В рапорте говорится, что Беньяш добровольно сел в машину полиции, где стал наносить себе повреждения, биться головой об стекло автомобиля и выбивать двери машины, пытаясь сбежать.

Международная правозащитная организация Amnesty International 11 сентября признала Беньяша узником совести, а также потребовала освободить его и расследовать его заявление об избиении сотрудниками полиции.

18 сентября председатель комиссии Совета Федеральной палаты адвокатов (ФПА) Генри Резник прокомментировал заседание суда по делу Беньяша «Адвокатской газете»: «Это абсолютное игнорирование стороны защиты: как будто Михаила Беньяша и его адвокатов в зале суда попросту нет. Под дверями находится свидетель — и какой свидетель! — она была с ним, снимала на видео задержание Михаила Беньяша и, соответственно, должна дать показания, ее не нужно доставлять, то есть процесс не затягивается! Суд отказывает во всех ходатайствах! Без обсуждения, без удаления в совещательную комнату, даже без попытки какой-то мотивировки!»

За шесть часов до истечения срока административного ареста, 23 сентября, против Беньяша возбудили дело о применении насилия по отношению к представителю власти (часть 1 статьи 318 УК). По версии следствия, во время задержания, в автомобиле полиции мужчина еще и применил к сотрудникам полиции насилие — укусил одного из них за руку и нанес не менее трех ударов локтем по лицу другому.

К вечеру 23 сентября обращение в Федеральную палату адвокатов с просьбой защитить Беньяша подписали 379 юристов из 50 регионов России. «Самая массовая акция солидарности российских адвокатов», — написал глава международной правозащитной группы «Агора» Павел Чиков у себя в фейсбуке.

На следующий день, 24 сентября, стало известно об еще одном уголовном деле против Михаила. На этот раз его обвинили в том, что во время судебного заседания 6 мая он «неоднократно перебивал, давал указания, высказывал требования и возражения против решений судьи». Следственный комитет утверждает, что из-за этого Беньяша принудительно удалили из зала суда. В этот же день адвокат «пытался вмешаться в деятельность суда и воспрепятствовать осуществлению правосудия при рассмотрении дел», проникнув в зал судебного заседания, говорится в сообщении СК. Дело возбудили по части 1 статьи 294 УК (препятствование правосудию).

Сейчас Михаил находится в СИЗО. Решение об аресте на два месяца принял краснодарский суд 28 сентября.

Дело адвоката не первое подобное в регионе. Политическими называли дела эколога Евгения Витишко и правозащитника Михаила Саввы.

Михаил Савва

 Группа поддержки Михаила Саввы / ВКонтакте

Фото: Группа поддержки Михаила Саввы / ВКонтакте

Дело о хищении бюджетных средств

Преследование Михаила Саввы началось в 2013 году. На тот момент он жил в Краснодаре, был профессором Кубанского госуниверситета и членом правления некоммерческой правозащитной организации «Южный региональный ресурсный центр» (ЮРРЦ). Одновременно с этим мужчина занимал должности заместителя председателя общественного Совета по правам человека при губернаторе Краснодарского края и заместителя председателя Общественной наблюдательной комиссии края, которая контролировала соблюдение прав человека в местах принудительного содержания.

«В то время шла активная кампания против так называемых „иностранных агентов“ — НКО, которые работали на грантовые средства из-за рубежа. „Южный региональный ресурсный центр“ был как раз такой организацией — мы были партнерами Агентства США по международному развитию. Это в сочетании с недовольством моей правозащитной деятельностью и желанием высокопоставленных офицеров управления ФСБ Краснодарского края выслужиться привело к очень грубой и наглой фальсификации уголовного дела», — рассказал Михаил «МБХ медиа».

11 апреля 2013 года Савве предъявили обвинение по статье 159 УК (Мошенничество в особо крупном размере). Якобы он присвоил себе бюджетные средства, выделенные ЮРРЦ в качестве гранта администрацией Краснодарского края. Следом за этим, 13 мая 2013 года в отношении Михаила возбуждено второе дело по статье 159 УК (Мошенничество) — его обвинили в получение денег за курс, который он якобы не провел.

Делом правозащитника занималась ФСБ. Как утверждает Михаил, статьи за мошенничество были только предлогом, чтобы арестовать мужчину и заставить признаться в госизмене: «Следователи ФСБ планировали, не имея никаких доказательств того, что я веду какую-то подрывную, шпионскую деятельность, получить от меня признания в государственной измене». Но оговаривать себя правозащитник отказался.

Дожидаясь приговора за мошенничество, он провел восемь месяцев в СИЗО и четыре месяца под домашним арестом. Потом, 2 апреля 2014 года, Савве вынесли приговор — три года условно, два года испытательного срока и штраф 70 тысяч рублей. Михаил уверен: такое мягкое наказание он получил из-за активной международной кампании в его поддержку. Госдепартамент США в своем докладе о правах человека в России за 2013 год говорил о деле правозащитника как о примере нарушения прав человека. Также снять политически мотивированные обвинения с мужчины потребовали в Human Rights Watch. Поддержка была и в России: у активистов даже были собственный сайт и сообщество «ВКонтакте», они приходили на судебные заседания и организовывали акции.

По словам правозащитника, управление ФСБ было очень недовольно таким мягким приговором и возбудило новое уголовное дело о мошенничестве в отношении директора некоммерческого центра «Левадос» Елены Шабло — она тоже получила грант от администрации края и сотрудничала с Михаилом.

Уже в ноябре 2015 года Савву допросили в статусе свидетеля: «После нескольких допросов у следователя я понял, что скоро мне предъявят обвинение, но дожидаться развязки не стал — в начале января 2015 года уехал в Киев». На Украине Савва получил статус беженца, в России — реальный срок вместо условного. А в ноябре 2015 ему предъявили еще одно обвинение «в мошенничестве при получении выплат, совершенном группой лиц по предварительному сговору». Никаких подробностей дела адвокату правозащитника выяснить не удалось.

Приговор по первому делу Михаил обжаловал в ЕСПЧ. В феврале 2017 года Европейский суд начал ее рассматривать. Но даже если этот приговор отменят, то вернуться в Россию мужчина не сможет: «Второе уголовное дело против меня было приостановлено — заморожено, чтобы я в любом случае не смог вернуться в Россию. Даже если будет каким-то образом отменен приговор по первому делу, меня ждет второе».

«Военнопленный путинского режима»

Дело Михаила Беньяша Савва считает политическим. Он уверен — в применении насилия к полицейским чаще всего обвиняют участников протестных акций: «318 статья УК — повод отправить за решетку людей, которые высказывали свое мнение, или, как в случае с Михаилом, выполняли свой адвокатский долг».

Также правозащитник отметил, что их с адвокатом дела объединяет один человек. Судья на процессе Беньяша, Диана Беляк, была прокурором на процессе Саввы. «Это яркая характеристика. Наши с Михаилом дела — политические, здесь нужны особые исполнители, которые дадут гарантированный результат и уверенно будут называть белое черным», — сказал правозащитник.

По его мнению, адвокат, благодаря международной и информационной поддержке, может рассчитывать на условный срок, но в этом деле нет ни малейшего шанса на оправдательный приговор. При этом, если обретя «условную свободу», Беньяш продолжит свою деятельность, то, по мнению Саввы, возможна замена наказания на заключение.

Практика возбуждения и ведения таких дел — не редкость для России, но есть регионы, где она особенно распространена: Чечня, Дагестан, Крым и Краснодарский край: «В некоторых случаях это связано с объективной остротой ситуации. Например, Чечня и Дагестан — регионы, для которых действительно характерен высокий уровень террористических угроз. Краснодарский край попал в этот список благодаря зимней Олимпиаде в Сочи 2014 года. Мое дело и многие другие дела были связаны с подготовкой к этой Олимпиаде, потому что управлению ФСБ по краю разрешили ради спокойного проведения Олимпиады буквально все. Крым попал в этот список потому, что он был аннексирован, и у российского режима возникла потребность зачистить там политическое поле, чтобы убрать людей, которые, по мнению властей, могут стать там центрами сопротивления».

Задумываться о политическом убежище, по мнению Саввы, Беньяшу рано. Сначала ему необходимо дождаться приговора. Но риски того, что из страны адвокату все же придется уехать, по мнению правозащитника, очень высоки.

«Я рассматриваю его и других политических заключенных в России как военнопленных путинского режима. Меня еще во время срочной службы в армии научили алгоритму поведения военнопленного. Первая задача — выжить. Вторая — бежать. Третья — нанести ущерб противнику. И это именно алгоритм: на первом месте выживание, потом уже побег и борьба», — подытожил Савва.

Евгений Витишко

 личная страница ВКонтакте

Евгений Витишко. Фото: личная страница ВКонтакте

Дело о порче забора

Эколог Евгений Витишко в 2011 году был членом «Эковахты по Северному Кавказу» и кандидатом в депутаты Госдумы от партии «Яблоко». «Пока шло олимпийское строительство, мы, экологическая вахта, остались единственной общественной организацией, которая мониторила строительство. Мы общались с международным сообществом через миссию ООН по охране окружающей среды — ЮНЕП, СМИ и другие организации. Мы говорили, что экологичного строительства, которое декларирует правительство, нет», — рассказал Витишко «МБХ медиа».

Помимо этого, активисты говорили и о том, как представители власти вредят экологии. Одним из таких проектов была кампания против захвата губернатором края Александром Ткачевым участка охраняемого леса в Голубой бухте Черноморского побережья под свою резиденцию. В рамках нее 13 ноября 2011 года активисты «Эковахты» провели инспекцию так называемой «дачи Ткачева».

В ходе инспекции на незаконно установленный вокруг резиденции забор были нанесены надписи «Саня вор!», «Лес общий!», «Ткачев уходи, жулик и вор!». В декабре 2011 года, в отношении Витишко и еще одного активиста «Эковахты» Сурена Газаряна было возбуждено уголовное дело по статье 167 УК (Умышленные уничтожение или повреждение имущества): «Ущерб от надписей на этом заборе экспертиза оценила в 119 тысяч рублей. Столько якобы требовалось на то, чтобы их стереть».

В июне 2012 года Витишко и Газарян были осуждены на три года условно. По мнению активиста, власти рассчитывали, что условный срок будет «своеобразным поводком», который не даст экологам перемещаться по краю и ограничит их общение со СМИ.

Деятельность свою активисты не прекратили. Скоро против Газаряна возбудили новое уголовное дело за проникновение на охраняемую территорию строящегося объекта, известного как «Дворец Путина», из-за чего ему пришлось уехать в Эстонию. Евгению же сменили условный срок на реальный за якобы нарушения режима отбытия условного наказания. Почти год активист провел в местах лишения свободы — его выпустили 22 декабря 2015 года. До конца марта 2017 года он был обязан отбыть оставшийся срок по месту жительства. Несмотря на то, что экологу было запрещено выезжать из Туапсе, он продолжал общественную деятельность и даже принял участие в парламентских выборах 2016 года в качестве кандидата от партии «Яблоко».

«Тот, кто принял это решение, не рассчитал последствий. В мою защиту встали 130 международных экологических организаций. Негативного для России от моей посадки было больше», — сказал Витишко.

Условное наказание — не победа

Дело Беньяша тоже напрямую связано с его деятельностью, считает эколог. Адвокат защищал активистов, задержанных на оппозиционных акциях. Он вел дела обманутых дольщиков коттеджного поселка «Пушкинский дол» и недостроенного дома на Красногвардейской улице в Геленджике, которых, по словам Михаила, обманула администрация Геленджика в лице экс-мэра Виктора Хрестина.

Также Беньяшу вместе с Витишко удалось продвинуться в уголовном деле о фальсификации документов на президентских выборах 2018 года. Тогда Евгений назначил адвоката членом территориально-избирательной комиссии (ТИК) «Центральная» с правом совещательного голоса. Но попасть на участок Михаил смог только в 19:30, потому что, по словам членов ТИК, вместо него направили адвоката из Москвы Олега Курбатского: «Сейчас адвокат, который был якобы от меня направлен, сознался, что никакого отношения ко мне не имеет».

Сейчас власть, по мнению Витишко, хочет показать, что может обвинить не только оппозиционных журналистов и экологов, но и оппозиционных адвокатов: «Если осудят Беньяша, это будет знаком всей стране, что адвокаты точно также не защищены и ничего из себя не представляют, как и все остальные граждане. Это будет очень знаковый суд».

Эколог уверен, за свободу Михаила нужно бороться всем: «Мы все должны объединиться и поддержать его. Раньше адвокаты защищали нас, теперь мы должны защищать адвокатов. Нельзя так и к гражданам относиться, а к адвокатам и подавно. Они — одно из ключевых звеньев, связывающих гражданское общество с возможностью получить справедливое решение суда».

За два месяца, которые Беньяш проведет в СИЗО, Витишко и другие активисты, поддерживающие адвоката, планируют провести максимальное количество акций и обратиться к максимальному количеству международных организаций, которые смогут заявить о недопустимости таких действий по отношению к Михаилу.

Евгений уверен, что условный срок в деле адвоката не будет победой: «Условное наказание Беньяша не остановит. Когда власти увидят, что он продолжает делать то, что делал, то заменят условный срок на реальный». Именно поэтому эколог призывает всех, кто поддерживает Беньяша, добиваться именно оправдательного приговора.

Программа: Поддержка политзеков

Витишко Евгений Геннадьевич родился 3 июля 1973 года в г. Славянск-на-Кубани Краснодарского края, эколог, активист РОДП «Яблоко».

Программа: Поддержка политзеков

Савва Михаил Валентинович родился 19 ноября 1964 года в городе Краснодаре, директор грантовых программ Краснодарской РОО «Южный региональный ресурсный центр», зампред ОНК по Краснодарскому краю, заслуженный профессор Кубанского государственного ун