Приговор Карине Цуркан и что с ним не так

10.03.2021

Объединение Команда 29 публикует приговор Карине Цуркан с комментариями, объясняющими как именно сегодня расследуют дела по «секретным» статьям «Государственная измена» и «Шпионаж».

29 декабря члена правления «Интер РАО» Карину Цуркан приговорили к 15 годам колонии общего режима по делу о шпионаже в пользу Молдавии. Свою вину Цуркан не признала, её адвокаты настаивают на том, что основные улики в деле фальсифицированы.

Дело № 17сс/20

ПРИГОВОР

Именем Российской Федерации

город Москва 29 декабря 2020 года

Московский городской суд в составе председательствующего судьи А.А. Суворова, судей С.Э. Курциньш и О.В. Шаровой с участием государственных обвинителей — старших прокуроров отдела управления Генеральной прокуратуры РФ Локтионова Б.Г. и Устаевой А.С., прокуроров отдела управления прокуратуры r. Москвы Зотчик Э.А. и Паршинцевой Т.С.,

подсудимой Цуркан К.В. и ее защитников — адвокатов Павлова И.Ю., представившего удостоверение № 1246 и ордер № 32143 от 14 сентября 2020 года, и Смирнова Е.Е., представившего удостоверение № 2018 и ордер № 765968 от 14 сентября 2020 года,

переводчиков Авдеева Д.В. и Родионовой А.С.,

при ведении протокола помощником судьи Швецовой Е.В.,

рассмотрев в закрытом судебном заседании уголовное дело по обвинению

Цуркан Карины Валерьевна, XXX года рождения, уроженки г. Кишинева Молдавской ССР, гражданки Российской Федерации, до 21 июня 2016 года гражданки Республики Молдова, с высшим образованием, XXX, имеющей на иждивении несовершеннолетнего ребенка 2003 года рождения, члена правления — руководителя блока трейдинга ПАО «Интер РАО», зарегистрированной по адресу: XXX, несудимой,

в совершении преступления, предусмотренного ст. 276 УК РФ,

У С Т А Н О В И Л:

Цуркан К.В., являясь до 21 июня 2016 года гражданкой Республики Молдова, совершила шпионаж, то есть хранение в целях передачи и передачу представителям иностранного государства сведений, составляющих государственную тайну.

Преступление совершено при следующих обстоятельствах.

Иван Павлов

адвокат, глава Команды 29 

Далее приводится фабула обвинения так, как она описана следствием ФСБ. Начало фабулы обвинения:

Цуркан К.В. 16 августа 2004 года была привлечена Службой информации и безопасности Республики Молдова (далее — СИБ РМ) к конфиденциальному сотрудничеству, за что получала денежные средства в крупном размере, и в целях конспирации ей был присвоен псевдоним «Карла».

В период с 2004 года по 2007 год Цуркан К.В. осуществляла трудовую деятельность на предприятиях электроэнергетической отрасли, в том числе ЗАО «Молдавская ГРЭС» (г. Днестровск, Республика Молдова) в должности секретаря совета директоров, а с февраля 2007 года возглавила в ЗАО «Интер РАО ЕЭС» (г. Москва, в настоящее время — ПАО «Интер РАО») направление, связанное с курированием внешнеэкономической деятельности с Республикой Молдова и рядом других государств по вопросам поставок электроэнергии.

В феврале 2012 года Цуркан К.В. была назначена на должность члена правления — руководителя блока трейдинга ОАО «Интер РАО ЕЭС» (в настоящее время ПАО «Интер РАО»), которая в период с 2013 года по 2018 год не предусматривала допуск к государственной тайне. Вместе с тем, исполняя возложенные на нее обязанности по обеспечению экспорта и импорта электроэнергии, Цуркан К.В. фактически имела доступ к составляющим государственную тайну сведениям.

Не позднее 21 апреля 2015 года в ходе рабочей встречи в Министерстве энергетики РФ (далее — Минэнерго России) по адресу: г. Москва, ул. Щепкина, д. 42, Цуркан К.В. получила от заместителя Министра энергетики РФ Кравченко В.М. сведения по вопросам внешней политики РФ в части, касающейся поставки электроэнергии в определенный период из РФ на территорию Украины.

В период с 20 по 22 апреля 2015 года Цуркан К.В. по поручению Минэнерго России принимала участие в подготовке проекта документа, содержащего сведения об указанной поставке электроэнергии, а также ее прогнозируемых объемах и величине мощности, которые в последующем были изложены в письме Минэнерго России от 27 апреля 2015 года № МЭ-357с, адресованном Заместителю председателя Правительства РФ и имеющем гриф секретности «секретно». При этом файлы с проектами данного письма в электронном виде она хранила на личном ноутбуке «ФинкПэд» («Think Раd Х1 Сагbоп 2 Соге i7») фирмы «Леново» («Lenovo») дома по адресу: XXXXXX, и на работе на служебном компьютере с накопителем на жестких магнитных дисках (далее — НЖМД «Сигейт Барракуда» («Seagate Barracuda SТ500DМ002») в помещении ПАО «Интер РАО» по адресу: г. Москва, ул. Большая Пироговская, д. 27.

16 июня 2015 года Цуркан К.В. приняла участие в совещании, проводимом в Правительстве РФ по адресу: г. Москва Краснопресненская набережная, д. 2, где обсуждался вопрос поставки электроэнергии из РФ на территорию Украины. По итогам совещания подготовлено Поручение Президента РФ от 17 июня 2015 года № 6826 с грифом секретности «секретно», с которым в июне 2015 года неустановленные должностные лица Минэнерго России в нарушение требований законодательства РФ по защите государственной тайны, находясь по адресу: г. Москва, ул. Щепкина, д.42 ознакомили Цуркан К.В. В результате этого ей достоверно стало известно, что сведения по вопросам внешней политики РФ в части, касающейся поставки электроэнергии в определенный период из РФ на территорию Украины, прогнозируемых объемах поставки и величине мощности, составляют государственную тайну со степенью секретности «секретно», в связи с чем могут представлять интерес для СИБ РМ.

В связи с этим Цуркан К.В. в период с июня по сентябрь 2015 года с целью передачи представителям СИБ РМ хранила эти сведения у себя дома и на работе на вышеуказанных электронных носителях информации.

Не позднее 29 сентября 2015 года Цуркан К.В., находясь в неустановленном месте, действуя умышленно против безопасности РФ, с целью выполнения поставленных перед ней молдавской спецслужбой задач, из корыстных побуждений, осознавая, что полученные сведения по поставке электроэнергии в определенный период из РФ на территорию Украины, прогнозируемых объемах поставки и величине мощности составляют государственную тайну, посредством закрытого канала связи передала их СИБ РМ.

Иван Павлов

адвокат, глава Команды 29 

Конец фабулы обвинения.

Далее следует обоснование судом доказанности обвинения:

Допрошенная в судебном заседании Цуркан К.В. вину в совершении преступления не признала, сообщив суду, что с СИБ РМ никогда не сотрудничала и никаких сведений туда не направляла. Работая в компании «Интер РАО», допуска к сведениям, составляющим государственную тайну, не имела, хотя по роду своей деятельности готовила документы и участвовала в различного рода совещаниях и встречах, в том числе за рубежом, в ходе которых решались вопросы о производстве и поставке электроэнергии как на территории РФ, так и иностранных государств, что часто приводило к конфликтным ситуациям и могло способствовать тому, что ей отомстили за ее принципиальную позицию в отстаивании интересов РФ. В связи с этим она полагает представленные стороной обвинения доказательства недостоверными и сфальсифицированными.

Иван Павлов

адвокат, глава Команды 29 

Показания изложены судом очень неполно. В ходе судебного следствия Цуркан давала показания 6 раз.

Суд, проведя судебное следствие, находит вину подсудимой Цуркан К.В. полностью доказанной совокупностью доказательств, которые приведены ниже.

Выступающий под псевдонимом свидетель Агафонов А.А., данные о котором в целях обеспечения его безопасности сохранены в тайне, сообщил суду, что проходит службу в разведывательном подразделении ФСБ России, и осуществляет свою деятельность в соответствии с Федеральными законами «О федеральной службе безопасности» и «О внешней разведке», в рамках которой им были получены сведения о привлечении и конфиденциальному сотрудничеству Цуркан К.В. с СИБ РМ, в том числе передаче ею посредством закрытых каналов связи за значительное материальное вознаграждение сведений, составляющих государственную тайну, в том числе о поставках электроэнергии из РФ на территорию Украины.

Иван Павлов

адвокат, глава Команды 29 

«Секретный» свидетель Агафонов, действительно, дал в суде показания о том, что, будучи разведчиком, он смог добыть используемые обвинителями в качестве улик копии анкеты агента с персональными данными Цуркан и трех донесений из молдавской спецслужбы в разведцентр НАТО со сведениями, якобы полученными от Цуркан.

Он также сообщил в суде, что по информации, полученной от его источников, Цуркан занималась шпионской деятельностью, за что получала значительное вознаграждение. Однако этот свидетель категорически отказался сообщить суду, как, где, у кого и при каких обстоятельствах он добыл копии анкеты и донесений, а также откуда у него информация о том, что Цуркан за материальное вознаграждение передавала молдавской спецслужбе секретные сведения, и не смог назвать хотя бы приблизительный размер этого вознаграждения. Свидетель также отказался раскрыть не только источники своей осведомленности, но и источник происхождения добытых им «улик».

В соответствии с уголовно-процессуальным законом единственным правовым последствием сокрытия источников от их проверки судом должно было стать исключение из числа доказательств показаний этого свидетеля, а также всех добытых им «улик» ввиду их недопустимости. Несмотря на это, суд положил эти доказательства в основу обвинительного приговора.

Судом были исследованы сообщения СВР России и ФСБ России, составленные по результатам проведенных мероприятий, из которых следует, что Цуркан К.В., представляющая интерес в силу своей профессиональной деятельности в области энергетики, под псевдонимом «Карла» была привлечена на материальной основе к конфиденциальному сотрудничеству с СИБ РМ, контакты с представителями которой поддерживала посредством личных встреч и негласных каналов связи, передавая информацию разведывательного характера, на основе которой эта спецслужба, высоко оценивая ее и ссылаясь на нее как на очень важный источник информации, информировала подразделение сил НАТО и других иностранных спецслужб (т. 1 л.д. 25-26, 4б-47, 131-132, 134-135, Т. 8 л.д. 97-99, 100-101, 102, 106-107, т. 9 л.д. 169-170, 171).

Иван Павлов

адвокат, глава Команды 29 

В материалах дела действительно имеется дюжина сообщений ФСБ России и одно из СВР России. Мы не можем опубликовать эти сообщения, поскольку формально на них стоит гриф секретности. Но для того, чтобы все поняли всю абсурдность их использования в качестве доказательств, расскажем, что представляют из себя эти сообщения, для чего приведем наглядный, пусть и абстрактный пример:

Итак, каждое из сообщений ФСБ России (между собой защитники и Карина Цуркан называли эти сообщения «гнусными письмами») представляет собой письмо из одного оперативного подразделения ФСБ в другое оперативное подразделение ФСБ, оформленное на бланке, подписанное для пущей важности целым генералом — одним из руководителей подразделения. Содержание этих сообщений сводилось примерно к следующему: «По имеющейся в нашем подразделении информации Цуркан в такой-то период осуществляла шпионскую деятельность в интересах молдавской спецслужбы. Цуркан имела допуск к государственной тайне и принимала участие в заседаниях Правительства РФ. Для контактов со своим куратором в молдавской спецслужбе Цуркан использовала встречи на явочных конспиративных квартирах и негласные каналы связи. Во время ее визитов в Молдову представители молдавской спецслужбы следовали по маршруту ее передвижения. За выполнение шпионских заданий Цуркан получала вознаграждение в крупном размере. Представители молдавской спецслужбы обеспечивали продвижение Цуркан по карьерной лестнице в „Интер РАО“. После ареста Цуркан в молдавской спецслужбе было проведено служебное разбирательство, и ряд должностных лиц лишились своей должности, планируется отставка всех заместителей руководителя молдавской спецслужбы. Кроме того, разоблачение Цуркан вызвало серьезную озабоченность американских кураторов». Все сообщения представляли собой смесь нейтральной общедоступной информации и откровенно лживых либо непроверяемых сведений.

Любой документ для того, чтобы иметь статус доказательства в уголовном процессе, должен отвечать определенным требованиям, в частности, сведения, указанные в документе, должны быть проверяемы. То есть должен быть понятен источник получения этих сведений. В сообщениях отсутствует ссылка на источники, из которых были почерпнуты содержащиеся в «гнусных письмах» компрометирующие Цуркан утверждения. Защита как на предварительном следствии, так и в ходе судебного разбирательства заявляла ходатайства о вызове в суд для допроса в качестве свидетелей авторов этих сообщений. В ходе допроса у предупрежденных об уголовной ответственности за заведомо ложные показания генералов можно было бы постараться узнать источники осведомленности, что дало бы возможность проверить эти источники. Несмотря на очевидность процессуальной пользы допроса этих лиц, ходатайства защиты были отклонены.

Но и без допроса генералов защита смогла доказать, что те указанные в «гнусных письмах» сведения, которые можно было хоть как-то проверить, являются полным враньем. Причем все факты, на которые указывала сторона защиты, были подтверждены документально или показаниями свидетелей.

Кроме того, защита обратилась к известным правоведам — признанным специалистам в области уголовного процесса: заведующей кафедры уголовного процесса профессору Л. А. Воскобитовой и заслуженному юристу России судье в отставке С. А. Пашину, которые дали заключение о категорической невозможности использования таких документов в доказывании по уголовным делам.

Использование подобных документов в качестве доказательств в уголовном процессе создает опасный прецедент, поскольку это открывает дорогу для осуждения людей на основании ничем не подтвержденных (по сути анонимных) утверждений.

С подробной аргументацией защиты по вопросу недопустимости использования в качестве доказательств положенных в основу обвинительного приговора сообщений можно ознакомиться в ходатайстве об исключении доказательств.

В ходе выемки в Минэнерго России был изъят протокол совещания у Заместителя председателя Правительства РФ от 16 июня 2015 года № ДК-П9-96прс и Поручение Президента РФ от 17 июня 2015 года № 6826, посвященные вопросу поставки электроэнергии в определенный период из РФ на территорию Украины, при осмотре которых было установлено, что на них имеется гриф секретности «секретно». Кроме того, из указанного протокола следует, что Цуркан К.В. принимала участие в данном совещании, а также она была ознакомлена с содержанием этих документов, проставив на них свои подписи, достоверность которых была подтверждена как ею самой в суде, так и заключением почерковедческой судебной экспертизы (т. 4 л.д. 43-57, т. б л.д. 135-137, 141-147, 151-153).

Иван Павлов

адвокат, глава Команды 29 

Действительно, Цуркан по приглашению Аппарата Правительства РФ принимала участие в совещании у вице-премьера Д.Н. Козака, а также впоследствии была ознакомлена должностными лицами Минэнерго России с протоколом этого совещания, а также принятого по его результатам Поручения Президента РФ. Более того, Цуркан сама была основным докладчиком на этом совещании и непосредственно готовила проект этого поручения. Обсуждаемые на этом совещании сведения входили в ее служебную компетенцию. Никто из присутствующих на совещании не предупреждал ее, что обсуждаемые на нем вопросы будут касаться сведений, составляющих государственную тайну. Эти обстоятельства подтвердили свидетели в том числе из числа руководителей Минэнерго, а также коллеги Цуркан по «Интер РАО».

В результате проведенных сотрудниками ФСБ России мероприятий были получены копии пяти листов из личного дела агента СИБ РМ с псевдонимом «Карла», представляющие собой анкету, составленную полковником А. Попеску, датированную 18 августа 2004 года и содержащую фотографию Цуркан К.B. и ее полные установочные данные с указанием фамилии, имени и отчества, даты и места рождения, национальности и гражданства, места проживания, образования и места работы, а также сообщения СИБ РМ о получении по закрытому каналу связи от агента «Карлы» информации, в том числе 27 августа, 08 и 29 сентября 2015 года, о внешней политике РФ в части, касающейся поставки электроэнергии в определенный период из РФ на территорию Украины. Согласно заключению комиссионной судебной экспертизы по определению достоверности и степени секретности, указанные сведения являются достоверными, при этом в первых двух сообщениях речь идет о переписке в 2015 году между Минэнерго России и МИД России и Аппаратом Правительства РФ соответственно, а содержащаяся в сообщении от 29 сентября 2015 года информация раскрывает сведения по вопросам внешней политики РФ, преждевременное распространение которых может привести к осложнению отношений РФ с иностранными государствами или международными организациями, составляющие государственную тайну со степенью секретности «секретно» как в период с апреля по сентябрь 2015 года, так и на момент производства экспертизы и могут быть использованы против безопасности РФ (т. 1 л.д. 36-45, 59-66, 82-103, т. 4 л.д. 90-101, 123, 125, т. 6 л.д. 87-96, 100-103, 111-117).

Иван Павлов

адвокат, глава Команды 29 

Защита на протяжении всего разбирательства указывала на обстоятельства, свидетельствующие о незаконности использования этих документов в качестве доказательств по уголовному делу. Данные документы являются недопустимыми доказательствами как по форме, так и по их содержанию.

Основной претензией по форме этих плохо читаемых копий анкеты и донесений являлось то обстоятельство, что они были добыты якобы в ходе разведывательной деятельности за рубежом из анонимных источников, которые не были раскрыты ни обвиняемой и ее защитникам, ни суду, ни даже следователям ФСБ. Это обстоятельство лишает такого качества, присущего доказательствам, как проверяемость. Не может служить доказательством никакой документ, если невозможно оценить и проверить его источник.

С подробной аргументацией защиты по вопросу недопустимости использования в качестве доказательств, положенных в основу обвинительного приговора, так называемых улик можно ознакомиться в ходатайстве об исключении доказательств.

Факты того, что Цуркан К.В. на момент исследуемых судом событий являлась гражданкой Республики Молдова и работала в компании «Интер РАО», занимая на момент своего задержания должность члена правления — руководителя блока трейдинга, по указанию руководства, несмотря на отсутствие допуска к государственной тайне, принимала участие в проводившихся в апреле-июне 2015 года, в том числе 16 июня 2015 года, в Минэнерго России и Правительстве РФ совещаниях по вопросам поставки электроэнергии из РФ на территорию Украины, для чего подготавливала соответствующие документы, сторона защиты не оспаривала, и это, помимо показаний самой Цуркан К.В., подтверждается заключением УФМС России по г. Москве, сведениями из ПАО «Интер РАО» и протоколом осмотра документов из этой компании (т. 1 л.д. 140, 152-153, 177-180, 201, 203-287, т. 7 л.д. 115-119, 123-125, 131-137).

Свидетель Ковальчук Б.Ю., генеральный директор ПАО «Интер РАО», сообщил суду, что с 2009 года знаком с Цуркан К.В., зарекомендовавшей себя уникальным специалистом в области зарубежных поставок электроэнергии, в связи с чем в 2012 году она была назначена на должность члена правления — руководителя блока трейдинга компании. По роду ее деятельности возникало большое число конфликтных ситуаций, обусловленных спецификой переговоров в этой сфере с представителями иностранных государств и организаций, на которых обсуждались вопросы ограниченного доступа, при этом самой Цуркан К.В. допуск к работе с составляющими государственную тайну сведениями не оформлялся.

Эти же обстоятельства подтвердили в суде свидетели Кузнецов Д.С., руководитель блока безопасности и режима ПАО «Интер РАО», и Артамонов В.Ю., работавший с 1999 года до весны 2012 года в этой же компании, из показаний которых следует, что они длительное время знакомы с Цуркан К.В., работавшей с 2006 года на Молдавской ГРЭС, откуда та была переведена в центральный аппарат «Интер РАО» в г. Москве, где в 2012 году заняла должность члена правления — руководителя блока трейдинга, которая ранее предполагала оформление допуска к государственной тайне, но при занятии ее Цуркан К.В. по указанию руководства компании была исключена из номенклатуры должностей работников, подлежащих оформлению на допуск к совершенно секретным и секретным сведениям.

Допрошенные в суде свидетели Опадчий Ф.Ю., заместитель председателя правления АО «СО ЕЭС», Чекалов А.А., работавший руководителем департамента в блоке трейдинга компании «Интер РАО» под руководством Цуркан К.В., и Русаков М.В., бывший член правления НП «Совет рынка», также подтвердили факты подготовки и участия Цуркан К.В. в вышеописанных совещаниях по разрешению возникших в 2014 году проблем поставки электроэнергии на территорию Украины. При этом они поясняли, что обменивались с ней и другими участниками документами по электронной почте, а содержащаяся в них информация была доступна не только им, но и практически любому специалисту энергетической компании, принимающей участие в таких поставках. О том, что эти сведения содержат государственную тайну, никому из них не сообщалось, и известно не было.

Свидетель Черезов А.В., заместитель Министра энергетики РФ дополнил в суде свои показания на следствии о том, что с 2014 года знаком с Цуркан К.В. и контактировал с ней по мере возникновения вопросов касающихся международных поставок электроэнергии, осуществляемых компанией «Интер РАО». Ему известно, что в 2014-2015 годах проводились совещания по вопросам поставки электроэнергии из РФ на территорию Украины, которые носили закрытый характер, то есть с ограничительной пометкой «для служебного пользования» или грифом секретности «секретно», поскольку проводились на основании секретных или совершенно секретных поручений Правительства РФ. Цуркан К.В. привлекалась к участию в них как представитель «Интер РАО», по их итогам готовились соответствующие документы с изложением решения вопроса по поставке электроэнергии на территорию Украины, часть из которых имели соответствующие грифы секретности (т. 3 л.д. 181-187).

В суде был допрошен свидетель Кравченко В.М., занимавший на период исследуемых событий должность заместителя Министра энергетики РФ, который сообщил суду, что знаком по работе с Цуркан К.В. с конца 2012 года, характеризует ее как грамотного специалиста. В 2015-2018 годах он занимался решением вопросов поставки электроэнергии на территорию Украины, для чего как в Минэнерго России, так и в Правительстве РФ проводились совещания закрытого характера только с участием представителей организаций, имевших непосредственное отношение к этой теме, при этом участники таких совещаний предупреждались о необходимости сохранять в тайне обсуждаемую информацию. В проведении этих совещаний и подготовке к ним принимала участие представитель компании «Интер РАО» Цуркан К.В., которая владела полной информацией о международной торговле РФ электроэнергией, и с которой он обменивался документами, в том числе и по электронной почте. По результатам таких совещаний иногда составлялись документы, содержавшие составляющие государственную тайну сведения, но о том, что допуска к таким сведениям у Цуркан К.В. не имелось, ему известно на тот момент не было.

При проведении комплекса ОРМ, результаты которого были предоставлены в установленном законом порядке, а также в ходе следствия в компании «Мейл.Ру» были получены оптические диски с содержимым электронного почтового ящика [email protected], использовавшимся Кравченко В.М. В ходе осмотров была обнаружена его электронная переписка с Цуркан К.В., использовавшей электронный почтовый ящик cturса[email protected], с текстовыми документами, в которых содержатся сведения по вопросам внешней политики РФ в части, касающейся поставки электроэнергии из РФ на территорию Украины в определенный период (т. 1 л.д. 9-16, 17-24, 117, 118-123, т. 6 л.д. 121-127, т. 7 л.д. 87-89, 90-111).

В ходе обыска по месту жительства Цуркан К.В. по адресу: XXX, был изъят ее ноутбук «Леново Финк Пэд» (Think Раd Х1 СагЬоп 2 Соrе i7″ фирмы «Lenovo») с серийным номером «R9-036АМ2», в памяти которого хранятся файлы с текстовыми документами со сведениями по вопросам внешней политики РФ в части поставки электроэнергии в определенный период из РФ на территорию Украины. А кроме того файлы с такими же сведениями хранятся на НЖМД «Сигейт Барракуда» («Sеаgаtе Вarracuda SТ500DМ002») с серийным номером W3T9RWH5 из системного блока персонального компьютера Цуркан К.В., изъятого по месту ее работы по адресу: г. Москва, ул. Большая Пироговcкая, д. 27, стр. 2, каб. 3094 (т. 5 л.д. 6-16, 46-96, 118-126, 137-183).

Кроме этого судом были исследованы протоколы осмотров документов — писем Минэнерго России и поручений Заместителя председателя Правительства РФ с грифами «секретно» и «совершенно секретно» по вопросам поставок электроэнергии в определенный период из РФ на территорию Украины, в подготовке текстов которых участвовала, как она сама сообщила суду, Цуркан К.В. При этом при сравнительном осмотре их с вышеуказанными сообщениями СИБ РМ, а также с документами из электронного почтового ящика Кравченко В.М. и служебного компьютера подчиненного Цуркан К.В., полученными ими с ее электронного почтового ящика, проведенном на следствии. В результате их анализа судом установлено, что в них содержатся идентичные сведения по вопросам организации поставки электроэнергии в определенный период из РФ на территорию Украины (т. 6 л.д. 100-103, 151-153, 181-220, т. 7 л.д. 141-143).

Иван Павлов

адвокат, глава Команды 29 

В трёх последних абзацах суд как бы дает понять, что Цуркан владела информацией по той теме, которая фигурирует в донесениях молдавской спецслужбы.

Здесь необходимо отметить «логический трюк», который использован сначала следователями ФСБ, а теперь и судом. Итак, Цуркан обвиняется в передаче молдавской спецслужбе определенных сведений по теме энергетики. Это обстоятельство доказывается обвинителями с помощью следующей логики. Если есть копия анкеты агента молдавской спецслужбы с псевдонимом Карла, в которой указаны персональные данные Цуркан, — значит, она и есть этот агент. Если есть копия трех документов, похожих на донесения молдавской спецслужбы, в которых приводится некая информация по теме энергетики с указанием, что она получена от агента Карлы, а Цуркан как раз работает в энергетическом секторе, значит, эту информацию молдавской спецслужбе передала именно Цуркан.

Вроде бы все логично, если бы не одно обстоятельство. Дело в том, что тексты всех трех донесений дословно повторяют содержание трех изданных под грифом секретности документов Минэнерго, с которыми по причине отсутствия у Цуркан допуска к государственной тайне она никогда не была ознакомлена. И в донесениях, и в секретных документах Минэнерго использована одна и та же совокупность признаков письменной речи — одинаковая орфография, синтаксис, пунктуация и последовательность изложения информации. Ну не могло ведь быть совпадением, что тот, кто готовил донесения, случайно сформулировал их так же, как были сформулированы секретные документы Минэнерго, не будучи ознакомленным с ними. Да, действительно, Цуркан была в курсе тематики донесений, правда, не всех трех, а лишь двух из них. В ее переписке и на компьютерах чекисты нашли множество текстов по этим темам. Однако в документах, найденных у Цуркан, использованы совершенно иные словесные конструкции и лингвистические обороты, существенным образом отличающиеся от тех, что фигурируют в донесениях и секретных документах Минэнерго. Совпадение текстов донесений с документами Минэнерго если не являлось алиби, то должно было посеять серьезные сомнения в какой-либо причастности Цуркан к донесениям молдавской спецслужбы. Ниже будет показано, как защита доказала, что тексты донесений являются производными не от тех текстов, которые найдены у Цуркан, а от текстов секретных документов Минэнерго, а также как суд отреагировал на этот аргумент защиты.

Также судом установлен факт того, что после задержания Цуркан К.В. у нее дома, по месту работы и в банках, где она арендовала индивидуальные сейфы, были проведены обыски, в ходе которых были изъяты, признаны вещественными доказательствами и осмотрены денежные средства, что сторона защиты не оспаривала.

Так, в ходе обыска по месту ее жительства по адресу: XXX, были обнаружены денежные средства в размере XXX долларов США, XXX евро и XXX рублей, а также удостоверяющие ее личность документы (т. 5 л.д. 6-16, 29-45, 46-96, 104-111).

При обыске в индивидуальных банковских сейфах, арендуемых Цуркан К.В. в офисе филиала XXX Банка XXX по адресу: XXX, были обнаружены денежные средства в размере XXX долларов США и XXX евро (т. 6 л.д. 3-55, 64-71).

Кроме того, на основании постановлений Лефортовского районного суда г.Москвы от 31 октября 2018 года был наложен арест на принадлежащие Цуркан К.В. денежные средства, находящиеся на счетах открытых на ее имя в XXX, в сумме XXX рублей XXX копеек; в XXX — в сумме XXX рублей XX копеек; в Банке XXX — в сумме XXX рублей XX копеек, XXX евро XX цента, XXX долларов США XXX цент (т. 7 л.д.219-222, т. 8 л.д 6-8, 42-44, 56-60, 61-62).

Доводы Цуркан К.В. о принадлежности вышеуказанных денежных средств ей и членам ее семьи были проверены в ходе предварительного следствия. В результате проведенного комплекса ОРМ были получены данные о доходах ее и членов ее семьи — сына и матери, а также об их имущественном положении, и по полученным в результате этого документа специалистом было проведено исследование финансово-хозяйственной деятельности и материального положения Цуркан К.В., согласно которому ее неподтвержденный доход за период с 2007 по 2018 года составил XXX рублей XXX копеек, а сын и мать за этот период времени доходов не получали (т. 8 л.д. 181-183, 186-188, т. 9 л.д. 120-162).

Иван Павлов

адвокат, глава Команды 29 

Придя к такому выводу, суд существенным образом нарушил процедуру. Процедура заключается в следующем: для того, чтобы суд имел возможность обосновать приговор тем или иным документом, который был приобщен следователем к материалам дела на предварительном следствии, этот документ должен быть оглашен в суде по ходатайству какой-либо стороны. Не оглашенные в суде, а значит, неисследованные им документы категорически запрещено класть в основу любого приговора.

Однако заключение специалиста не было оглашено в судебном заседании, что запрещает суду использовать его в качестве обоснования в приговоре. При этом у защиты имелась целая пачка документов, подтверждающих законность найденных у Цуркан денежных средств.

Намеренное включение неоглашенного (забытого прокурорами) документа в доказательственную базу приговора наглядно показывает своеобразную роль суда в этом деле.

Помимо вышеприведенных доказательств, которые суд кладет в основу обвинения подсудимой Цуркан К.В., по ходатайству стороны зашиты судом были исследованы:

— справка по результатам ОРМ о выездах Цуркан К.В. в 2015 году за пределы РФ, согласно которой она 20 мая 2015 года выезжала на Украину, а в период с 08 по 19 августа 2015 года — в Турцию (т. 1 л.д. 288);

— сведения из регистрационных органов Республики Молдовы о том, что Цуркан К.В. с 06 сентября 2002 года по 16 августа 2011 года состояла на регистрационном учете по адресу: мун. Кишинев, ул. Измаил, д. 86/1, кв. 182, откуда была снята на учет по адресу: мун. Кишинев, ул. Измаил, д. 86/1, кв. 181, а с 06 июня 2016 года была снята с регистрационного учета в связи с получением разрешения на эмиграцию, а также, что компания ООО «ИУДОР-ПРИМ», где она работала, с 03 января 2005 года изменила наименование на ООО «Техноэлектрика» (т. 2 л.д. 216, 217-219);

— заключение почерковедческой судебной экспертизы от 20 августа 2019 года, согласно выводам которой не предоставляется возможным определить пол лица, выполнившего записи в личном деле агента СИБ РМ с псевдонимом «Карла», при этом ориентировочный возраст этого лица не ниже среднего (т. 4 л.д. 176-179);

Иван Павлов

адвокат, глава Команды 29 

В суде защита прежде всего обращала внимание на другой вывод, к которому пришел эксперт: о том, что по электрографическому изображению записи нельзя доказать, что когда-либо существовал оригинал этой записи и подписи, т.е. нельзя определить, является ли представленная копия анкеты копией некоторого оригинала или же это изображение создано техническим способом, например, в графическом редакторе. Суд проигнорировал этот вывод эксперта, который подтверждает версию защиты о фабрикации улик.

— данные из открытых источников в сети Интернет: формуляр анкеты агента, словарь разговорных фраз и публикации СМИ, в том числе и содержащиеся в материалах уголовного дела (т. 9 л.д. 187-198) посвященные вопросам поставок электроэнергии в определенный период из РФ на территорию Украины, задержанию Цуркан К.В., в отношении ряда граждан Республики Молдова и деятельности подразделений НАТО.

Судом также был допрошен специалист Жарков И.В., подтвердивший в суде выводы своего заключения о том, что вышеуказанные информационные сообщения СИБ РМ составлены не на основе документов, подготавливавшихся Цуркан К.В. и направлявшихся ею в адрес Минэнерго России, а на основе писем Минэнерго России, которые готовились на основании проектов Цуркан К.В., но с которыми она ознакомлена не была.

Кроме того суду стороной защиты были представлены два заключения по вопросам оценки доказательств в уголовном процессе специалистов в области права Пашина С.А. и Воскобитовой Л.А.

Совокупность доказательств, которые кладутся судом в основу обвинения Цуркан К.В., сомнений не вызывает, поскольку они последовательны, непротиворечивы, получены с соблюдением норм уголовно-процессуального закона, суд принимает их как допустимые доказательства.

У суда нет оснований не доверять показаниям всех допрошенных в ходе судебного следствия свидетелей, поскольку они согласуются как между собой, так и с материалами дела. Суд признает их показания достоверными. Позиция стороны защиты о наличии у свидетеля Агафонова А.А. повода для оговора подсудимой Цуркан К.В. не нашла своего подтверждения в ходе судебного следствия, поскольку судом не было установлено обстоятельств, свидетельствовавших о личной либо иной заинтересованности указанного лица, либо других свидетелей в оговоре подсудимой, либо провокации ее к совершению противоправных действий.

Иван Павлов

адвокат, глава Команды 29 

Защита не делала ставку на утверждении, что свидетель Агафонов — тот, кто добыл «улики», обязательно и непременно искренне оговаривает Цуркан. Его самого могли ввести в заблуждение источники, у которых он якобы получил «улики» и информацию о преступной деятельности Цуркан. При этом совсем необязательно, что источники намеренно обманули Агафонова с «уликами», выдавая их ему за чистую монету. Эти источники также могли быть кем-то введены в заблуждение. Подробные версии появления этих улик в орбите внимания российских спецслужб мы приводили в своем отношении к обвинению.

При этом вопреки доводам защитников о том, что свидетели Опадчий Ф.Ю., Чекалов А.А. и Русаков М.В., показаниям которых суд также доверяет, подтверждая участие Цуркан К.В. в закрытых совещаниях, поясняли, что не знали о том, что на них обсуждались составляющие государственную тайну сведения, и эти же сведения были доступны широкому кругу лиц из числа специалистов энергетических компаний, не опровергают тот факт, что в июне 2015 года неустановленные должностные лица Минэнерго России в нарушение требований законодательства РФ по защите государственной тайны ознакомили Цуркан К.В. с составляющими государственную тайну со степенью секретности «секретно» сведениями по вопросам внешней политики РФ в части, касающейся поставки электроэнергии в определенный период из РФ на территорию Украины, прогнозируемых объемах поставки и величине мощности.

Иван Павлов

адвокат, глава Команды 29 

Обратите внимание на логику авторов приговора: суд признает правдивыми показания свидетелей о том, что инкриминируемые Цуркан сведения были общедоступными, но считает, что это не опровергает их секретный характер. Вот вам типичный пример секрета Полишинеля. Сразу вспоминаются дела нескольких жительниц Сочи, которые были обвинены в госизмене за направление смс, в которых написали, что видели, как в апреле 2008 года через Сочи средь бела дня в сторону границы с Абхазией движется состав, груженный военной техникой. В 2015–2016 годах каждая из них получила приговор с наказанием от 7 до 12 лет лишения свободы. Когда Президента Путина на его ежегодной пресс-конференции попросили прокомментировать эти дела, он согласился с абсурдностью обвинения и вскоре помиловал этих женщин. Также всплывает в памяти еще один случай, когда Президент Путин повторил свою позицию по этому вопросу. Это было на встрече с членами Совета при Президенте РФ по развитию гражданского общества и правам человека 10 декабря 2020 года. Отвечая на вопрос, касающийся участившихся в стране так называемых шпионских дел, Президент сказал следующее: «Другое дело, что если речь идет об использовании информации, которая есть в свободном доступе и которая уже не является секретной по самому факту ее опубликования, то, конечно, тогда это полная чушь. Человек, который использует информацию, имеющуюся в широком доступе, не может привлекаться за ее кражу и передачу кому бы то ни было. Это чушь, конечно, и я на это обязательно посмотрю. Если Вы где-то это нашли, это трагикомедия такая, этого нельзя допускать».

Доводы стороны защиты о фальсификации неустановленными лицами таких доказательств как результаты разведывательной деятельности сотрудников ФСБ России, на основании получения которых был впоследствии реализован комплекс ОРМ в отношении Цуркан К.В., обоснованные имеющимися неточностями в заполнении анкеты агента под псевдонимом «Карла» и общедоступностью формуляра подобной анкеты, а также совпадением текстов сообщений СИБ РМ с содержанием писем Минэнерго России, а не с текстами документов, обнаруженных на принадлежащих Цуркан К.В. электронных носителях, суд отвергает, поскольку они носят явно надуманный характер и фактически сводятся к несогласию с самим фактом существования этих вещественных доказательств. При этом суд полагает, что имеющиеся неточности в указании персональных данных Цуркан К.В. при заполнении отдельных граф анкеты на молдавском языке носит характер явно технических ошибок, о чем поясняла также и участвовавшая в их исследовании в суде переводчик Родионова А.С.

Иван Павлов

адвокат, глава Команды 29 

Суд в этом абзаце назвал надуманными целый ряд доводов защиты, свидетельствующих о фальсификации основных улик, но контраргументацию привел лишь к одному из них, да и то неубедительно. Приведем все «надуманные» аргументы защиты, которые так и остались неопровергнутыми в приговоре:

1. Анкета содержит такие неточности, которые свидетельствуют о том, что она могла быть оформлена гораздо позже указанной в ней даты составления, а также лицом, которое не могло работать в государственных органах Молдавской республики:

В частности, анкета якобы составлена в 2004 году, а фотография взята из биометрического паспорта, оформленного в 2008 году (фотография в биометрическом паспорте уникальна и делается в электронном виде непосредственно в учреждении, оформляющем паспорта, и кроме как в паспорте нигде не используется). Кроме того, место жительства Цуркан в анкете указано по состоянию на 2011 год, место работы – на 2006 год, образование – на 2015 год. Кроме того, были в анкете и языковые странности, которые были подтверждены привлеченным судом переводчиком Родионовой. Кстати, переводчик не называл эти странности техническими ошибками, да в компетенцию переводчика такая оценка и не входит. Например, переводчик обратил внимание на то, что некоторые персональные данные в отношении Цуркан употреблены в анкете в мужском роде. Кроме того, неоднократно употребленная аббревиатура Приднестровской молдавской республики (ПМР) указана в анкете как транскрипция названия на русском языке – PMR. Дело в том, что Приднестровская Молдавская Республика на молдавском языке называется Република Молдовеняскэ Нистряны (Republica Moldovenească Nistreană), то есть аббревиатура на латинице – RMN, а никак не PMR. Это все равно что аббревиатуру США перевести на английский как SShA, а Великобритании – как VB.

Суд отказался удовлетворить ходатайства защиты о назначении экспертиз, которые могли бы породить еще больше сомнений в подлинности анкеты: техническая экспертиза документа, почерковедческая экспертиза.

Защита представила суду найденный на просторах Интернета формуляр анкеты. Мы ходатайствовали о приобщении этого формуляра к материалам дела в качестве иллюстрации легкореализуемой возможности создания анкеты путем внесения в нее персональных данных на любое лицо. Суд удовлетворил это ходатайство.

Ознакомиться с полной аргументацией защиты по поводу признаков фальсификации анкеты можно, изучив показания Цуркан по анкете, а также ходатайства защиты о назначении технической экспертизы документа и почерковедческой экспертизы.

2. Остался неопровергнутым и был попросту проигнорирован тезис защиты о том, что тексты трех донесений могли быть составлены лишь только тем лицом, которое было ознакомлено соответственно с тремя секретными документами Минэнерго России. Цуркан, в силу отсутствия у нее допуска к гостайне, с этими документами ознакомлена не была, что было подтверждено документально. По ходатайству защиты суд истребовал из Минэнерго данные обо всех лицах, которые были ознакомлены с этими документами, в числе которых Цуркан не оказалось. Это обстоятельство подтверждало непричастность Цуркан к составлению донесений. Об этом не получившем должной оценки суда аргументе защиты подробно сказано выше.

Кроме того, как установлено в ходе судебного заседания, оспариваемые стороной защиты вещественные доказательства — анкета агента СИБ РМ под псевдонимом «Карла» и информационные сообщения этой спецслужбы – были получены оперативным сотрудником ФСБ России, хотя и не владеющим молдавским языком, но в результате предусмотренной ст. 8 Федеральным законом «О федеральной службе безопасности» разведывательной деятельности, после чего они были установленным порядком переданы для их дальнейшей проверки в другое подразделение ФСБ России, где все последующие мероприятия, в том числе и их проверка, осуществлялись в соответствии с положениями Федерального закона «Об оперативно-розыскной деятельности», а уже затем в соответствии положениями УПК РФ и «Инструкции о порядке представления результатов оперативно-розыскной деятельности дознавателю, органу дознания, следователю, прокурору или в суд» они были предоставлены в следственный орган. Указанные доказательства были собраны строго в соответствии с требованиями уголовно-процессуального закона и вышеуказанных федеральных законов и каких-либо нарушений при этом допущено не было, они отвечают требованиям, предъявляемым УПК РФ к доказательствам. Оснований полагать, что указанные вещественные доказательства были фальсифицированы сотрудниками ФСБ России либо любыми иными лицами, а также, что они хранились в условиях, не обеспечивающих сохранность их содержимого, в материалах уголовного дела не содержится. Указанные предметы признаны вещественными доказательствами по постановлению надлежащего должностного лица. Вопреки доводам стороны защиты о недопустимости этих доказательств, обоснованными, помимо прочего, и представленными заключениями специалистов в области права, о том, что свидетель Агафонов А.А. отказался назвать источник получения им вещественных доказательств, это не может являться основанием для признания их недопустимыми в силу ст. 12 Федерального закона «Об оперативно-розыскной деятельности», в соответствии с которой сведения об источниках и результатах оперативно-розыскной деятельности, о лицах, внедренных в организованные преступные группы, о штатных негласных сотрудниках органов, осуществляющих оперативно-розыскную деятельность, и о лицах, оказывающих им содействие на конфиденциальной основе, составляют государственную тайну и подлежат рассекречиванию только на основании постановления руководителя органа, осуществляющего оперативно-розыскную деятельность.

При обстоятельствах, когда достоверность полученных свидетелем Агафоновым А.А. документов подтверждена не только проведенным сотрудниками ФСБ России комплексом ОРМ, но и данными, полученными из СВР России, у суда не имеется оснований сомневаться в допустимости этих доказательств.

Иван Павлов

адвокат, глава Команды 29 

Суд не согласился с доводами защиты, подкрепленными заключениями авторитетных правоведов в сфере уголовного процесса, о том, что нельзя признавать допустимыми доказательствами результаты разведывательной деятельности, к тому же полученные из неизвестных суду источников, ввиду того, что их невозможно проверить. Последующая передача этих «гнилых улик» из одного ведомства в другое (о чем пишет суд) не устраняет их порочность, не может легализовать и придать им «должной свежести». Что же касается того, что сведения об источниках и результатах оперативно-розыскной деятельности являются государственной тайной, то, во-первых, защита в силу закона имеет допуск к таким сведениям, во-вторых, сама по себе секретность не должна нарушать гарантированную Конституцией и законами РФ права на защиту, а в-третьих, Федеральный закон «Об оперативно-розыскной деятельности» ограничивает такую деятельность исключительно территорией Российской Федерации и не распространяется на выполняемую за рубежом разведывательную деятельность. Разведывательная деятельность, регулируемая Федеральным законом «О внешней разведке», имеет иные, отличные от оперативно-розыскной деятельности цели, не имеющие ничего общего с обеспечением судопроизводства по уголовным делам. Использование анонимных разведданых в уголовном процессе создает опасный прецедент с точки зрения реализации прав человека, прежде всего права на защиту.

Представленные суду стороной защиты результаты ОРМ в отношении выездов Цуркан К.В. в 2015 году за пределы РФ, которым суд также доверяет по вышеизложенным основаниям, не опровергают установленного судом факта передачи Цуркан К.В. представителям СИБ РМ составляющих государственную тайну сведений как через закрытые каналы связи, так и на территории РФ.

Иван Павлов

адвокат, глава Команды 29 

В этой части суд, как и следствие, сделал обвинение неконкретным. Что значит «передала через закрытые каналы связи»? Это какие? Что значит «передала на территории РФ»? Это где, каким образом, в каком виде? Кстати, защита указывала на это обстоятельство, заявляя в ходе предварительного слушания ходатайство о возвращении уголовного дела прокурору.

Суд доверяет заключению проведенной по делу комплексной судебной экспертизы по определению достоверности и степени секретности сведений, ее выводы суду ясны и понятны, подтверждают позицию стороны обвинения о том, что сведения, которые Цуркан К.В. хранила в целях передачи и передала СИБ РМ, составляют государственную тайну со степенью секретности «секретно» и могут быть использованы иностранными спецслужбами против безопасности РФ.

Выводы экспертизы согласуются как с показаниями свидетелей, так и с результатами оперативно-розыскной деятельности. Сторона защиты следователем была ознакомлена с постановлениями об их назначении, обвиняемой Цуркан К.В. и ее защитникам было предоставлено право постановки вопросов и заявления отвода экспертам, экспертам были предоставлены соответствующие вещественные доказательства, содержащие необходимую для дачи заключений информацию. Суд отмечает, что эта экспертиза, вопреки доводам защитников, была проведена квалифицированными экспертами, обладающими соответствующими познаниями и имеющими значительный опыт работы; обстоятельств, дающих основание полагать, что они лично, прямо или косвенно, заинтересованы в исходе данного уголовного дела, судом также не установлено. Суд не соглашается с доводами защиты о том, что ее выводы ненаучны и голословны, и не находит при ее производстве нарушений требований Федерального закона № 73-ФЗ «О государственной судебно-экспертной деятельности в РФ». Само по себе несогласие подсудимой Цуркан К.В. и ее защитников с выводами заключения экспертов не является основанием для признания этого доказательства недопустимым.

Иван Павлов

адвокат, глава Команды 29 

Осталось непонятным, с показаниями каких свидетелей и какими именно результатами ОРД согласуются выводы экспертов по секретности. В качестве экспертов по секретности следователи ФСБ привлекли двух сотрудников секретно-режимного отдела Минэнерго и специалиста в области защиты информации одного из департаментов Минэнерго. В силу занимаемых должностей все эксперты были лицами, аффилированными с ФСБ, что само по себе бросало тень на их объективность. Эксперты, установив, что в одном из донесений есть сведения о поставках электроэнергии в определенный период из РФ на территорию Украины, пришли к выводу, что эти сведения формально попадают под определенный пункт секретного перечня сведений, подлежащих засекречиванию в Минэнерго России: информация по вопросам внешней политики РФ составляет государственную тайну, если ее преждевременное распространение может привести к обострению отношений РФ на международном уровне. Защита, указывала на общедоступность этих сведений, подтверждая это ссылками на публикации в СМИ, обращала внимание на неубедительность обоснования заключения экспертов в силу отсутствия у них компетенции в сфере международных отношений, ходатайствовала о вызове этих экспертов для допроса. Такое ходатайство заявлялось адвокатами как на предварительном следствии, так и дважды в суде. Но несмотря на то, что во время заявления второго ходатайства в суде мы обосновывали его свежим решением ЕСПЧ по делу Данилова, в вызове экспертов нам было отказано. Кроме того, суд отказал защите и в удовлетворении ходатайства о назначении повторной экспертизы по секретности.

Ознакомиться с показаниями Цуркан по поводу необоснованности отнесения инкриминируемой ей информации к государственной тайне можно здесь. Из текста показаний удалены сведения, которые ФСБ и суд признают гостайной (названия областей Украины, а также объем и мощность поставки электроэнергии), но смысл аргументации от этого не пострадал.

По этим же основаниям доверяет суд заключению судебной почерковедческой экспертизы о том, что на протоколе совещания от 16 июня 2015 года и Поручении Президента РФ от 17 июня 2015 года с грифами секретности «секретно» имеются собственноручные подписи Цуркан К.В., достоверность которых была подтверждена ею самой в суде.

Иван Павлов

адвокат, глава Команды 29 

Защитой не оспаривался этот факт, поскольку, как уже отмечалось, именно Цуркан принимала непосредственное активное участие как в совещании, так и в подготовке проекта Поручения Президента.

К тому же этот факт никак не подтверждает ни одно из обстоятельств, которые формируют инкриминируемое Цуркан деяние, поскольку эти документы не содержат информации, в передаче которой обвиняют Цуркан.

Доверяет суд и заключению судебной почерковедческой экспертизы в отношении почерка лица, выполнившего записи в личном деле агента, исследованной по ходатайству стороны защиты, учитывая при этом, что ее выводы не опровергают доказательства, которые суд кладет в основу обвинения Цуркан К.В.

Иван Павлов

адвокат, глава Команды 29 

Как указано выше, суд проигнорировал имеющийся в этом заключении эксперта вывод о том, что по электрографическому изображению записи нельзя доказать, что когда-либо существовал оригинал этой записи и подписи, т.е. нельзя определить, является ли представленная копия анкеты копией некоторого оригинала или же это изображение создано техническим способом, например, в графическом редакторе.

Доводы стороны защиты о недопустимости в качестве доказательств листов из дела анкеты агента под псевдонимом «Карла» со ссылкой на то, что на ней имеются более поздние по сравнению с датой ее составления фотография Цуркан К.В., адрес регистрации, место работы и ряд других данных, а также допущены ошибки при ее заполнении, признаются судом явно надуманными. Как следует из материалов уголовного дела, оспариваемая стороной защиты копия заполненной анкеты поступила в распоряжении правоохранительных органов РФ с фотографией Цуркан К.В. В этой связи те обстоятельства, что эта фотография совпадает с ее фотографией из паспорта гражданина Республики Молдова, выданном государством, в чьих интересах она осуществляла свою преступную деятельность, не влияет не только на допустимость данного доказательства, но и на изложенные в нем сведения. По этим же основаниями суд отвергает в отношении этого доказательства и иные доводы защитников, обосновываемые ими полученными из государственных ведомств Республики Молдова данными.

Иван Павлов

адвокат, глава Команды 29 

Суд опять называет надуманными аргументы защиты, хотя приведенная в этом абзаце контраргументация больше заслуживает такой оценки. Суд странным образом делает акцент не на тех обстоятельствах, на которые обращала внимание защита. Дело не в том, что фотография на анкете совпадает с фотографией, которая содержится на молдавском паспорте Цуркан, а в том, что фотография на анкете удивительным образом совпадает с той, что имеется на паспорте Цуркан, выданном спустя 4 года после оформления анкеты. Суд отверг все представленные защитой документы, полученные из официальных инстанций Республики Молдовы, по причине того, что Молдова — государство, в интересах которого, по мнению обвинения, Цуркан осуществляла свою преступную деятельность. — Ну что ж, этот пассаж вполне вписывается в картину происходящего в настоящее время вторжения политики в право. Вероятно, защите предлагают ограничиться представлением суду только тех документов, которые исходят от ФСБ. Вряд ли такой подход можно назвать отвечающим таким принципам правосудия, как справедливость и равноправие сторон.

Оценивая представленный суду протокол проведенного адвокатом Смирновым Е.Е. опроса гражданина Республика Молдовы А. Попеску, равно как и представленные суду стороной защиты материалы, полученные им из сети Интернет, суд, руководствуясь ст. 74 УПК РФ, не может признать их в качестве доказательств, учитывая при этом, что согласно ч. 1 ст. 79 УПК РФ показания свидетеля — сведения, сообщенные им на допросе, проведенном в ходе досудебного производства по уголовному делу или в суде согласно требованиям ст.ст. 187-191, 278 УПК РФ, в силу чего сведения, сообщенные свидетелем адвокату в ходе опроса, показаниями не являются.

Иван Павлов

адвокат, глава Команды 29 

Согласно закону, адвокаты вправе с согласия граждан проводить их опрос, оформляя при этом протокол опроса. Именно этот протокол был приобщен судом к материалам дела по ходатайству защиты. При этом в ходе рассмотрения ходатайства защиты о приобщении протокола опроса А. Попеску к материалам дела суд не высказывал никаких претензий к форме протокола с точки зрения возможности его использования в качестве такого вида доказательств, как «иные документы». Цинизм отказа суда признать этот документ в качестве доказательства становится совсем очевидным, если знать, что ходатайство защиты о допросе А. Попеску в качестве свидетеля было отклонено как на следствии, так и в суде. При этом Попеску был согласен выступить свидетелем в процессе. Зачем тогда было приобщать протокол?!

Суд также не может принять как надлежащее доказательство заключение специалиста Жаркова И.В. и его показания в суде, поскольку проводя это исследование, он вышел за пределы своих полномочий предусмотренных ст. 80 УПК РФ. Суд относится к ним критически, поскольку предметом исследования указанного специалиста документы, содержащие государственную тайну сведения, не являлись. Кроме того, сторона обвинения была лишена возможности поставить перед специалистом свои вопросы, что предусмотрено ч. 3 ст. 80 УПК РФ. При этом они опровергаются совокупностью положенных в основу обвинения Цуркан К.В. доказательств, свидетельствующих о том, что именно она хранила с целью передачи и передала представителям иностранного государства сведения, составляющие государственную тайну. Специалистом Жарковым И.В. были указаны методики, которые он считает единственно правильными, в то время, как вопреки его мнению при проведении соответствующего исследования могут использоваться различные методики, и к ним действующим законодательством не предусмотрено каких-либо специальных требований.

Иван Павлов

адвокат, глава Команды 29 

Суд отказался учитывать заключение специалиста в сфере лингвистики Игоря Жаркова, который по запросу стороны защиты провел лингвистическое исследование и пришел к выводам, которые по своей сути обеспечивали алиби для Цуркан. Как уже отмечалось, используемые в качестве улики донесения подозрительно дословно совпадали не с теми текстами, которые были найдены следствием в переписке Цуркан, а также на компьютерах, которыми она пользовалась, а с текстами трех секретных документов Минэнерго, с которыми Цуркан, в силу отсутствия у нее допуска к гостайне, никогда не была ознакомлена, а узнала об их существовании лишь в ходе предварительного следствия по своему уголовному делу. Это обстоятельство давало защите основания настаивать на том, что причастных к подготовке донесений следует искать среди лиц, ознакомленных с секретными документами Минэнерго, к числу которых Цуркан не относилась.

Обвинение, опираясь на заключение экспертов по секретности, считало гостайной лишь определенные данные в одном из донесений. В оставшихся двух донесениях гостайны эксперты вовсе не обнаружили. Кроме того, эксперты пришли к выводу о том, что на два из трех секретных документов Минэнерго гриф секретности был нанесен неправомерно избыточно, поскольку реально гостайны в них не было. Что же касается того донесения и документа, в которых эксперты обнаружили гостайну, то она касалась вполне конкретной информации, а именно указания территории, в которую шла поставка электроэнергии, а также объема и мощности этой поставки.

Это обстоятельство дало защите возможность передать независимому специалисту в области лингвистики не только все тексты документов, которые были найдены ФСБ в переписке Цуркан, а также на компьютерах, которыми она пользовалась, но и тексты донесений и документов Минэнерго, исключив из них те несущественные (для целей лингвистического исследования) «секретные» данные: объем и мощность поставки электроэнергии, а также название региона Украины, в который шла эта поставка.

Привлеченным специалистом было проведено сравнительное исследование и дано заключение о том, что при составлении донесений использовались именно тексты документов Минэнерго. При этом эксперт оценил как пренебрежимо малую вероятность использования текстов, найденных на компьютерах и в переписке Цуркан К. В., при составлении текстов донесений.

Отвергая представленное заключение, суд никак не обосновал свой довод о том, что специалист вышел за рамки своих полномочий. Защита как на предварительном следствии, так и в ходе судебного разбирательства ходатайствовала о назначении лингвистической экспертизы с постановкой перед экспертами тех же вопросов, на которые отвечал специалист Жарков, но данные ходатайства следователь и суд удовлетворить отказались.

Суд критически относится к показаниям подсудимой Цуркан К.В. и доводам стороны защиты о ее невиновности, согласно которым все обвинение построено на провокации со стороны неустановленных лиц и сотрудников правоохранительных органов России, полагая их избранным способом защиты, которые опровергаются предоставленными суду стороной обвинения доказательствами, полностью изобличающими Цуркан К.В. в совершении инкриминируемого ей преступления.

Иван Павлов

адвокат, глава Команды 29 

Защита не утверждала, что это была именно провокация. Адвокаты в самом начале судебного следствия выдвинули несколько версий, которые могли объяснить появление используемых обвинением против Цуркан так называемых «улик», при этом не ставя под сомнение ее добропорядочность и законопослушность. В частности, защитники называли следующие альтернативные версии:

1. Копии анкеты и донесений могли быть специально «подброшены» иностранными спецслужбами нашим разведчикам, например, чтобы отвести подозрения от настоящего агента, работающего в энергетическом секторе России.

2. Анкета изначально могла быть составлена не на настоящего агента, а на совершенно постороннее лицо, которым случайно оказалась Цуркан. Такое легендирование встречается в практике работы спецслужб, об этом защита подробнее говорила в своем отношении к обвинению.

3. Третья версия — рейдерский захват должности Цуркан со всеми вытекающими из этого окладами, премиями, бонусами, опционами и прочими ништяками.

В конце судебного следствия, после допроса ряда свидетелей, которые не были допрошены на предварительном следствии, появилась четвертая версия, которая подробно была изложена защитой в прениях.

Однако ни государственное обвинение, ни суд ничего не предприняли для того, чтобы опровергнуть альтернативные версии защиты, представив хоть какое-то доказательство, которое порочило бы предложенные защитой варианты.

Анализируя собранные по делу доказательства в их совокупности, суд признает их достаточными для принятия решения по делу, а вину подсудимой Цуркан К.В. — доказанной.

Приведенные выше доказательства, которые суд кладет в основу обвинения Цуркан К.В., подтверждают, что она 16 августа 2004 года была привлечена СИБ РМ к конфиденциальному сотрудничеству на возмездной основе и в целях конспирации ей был присвоен псевдоним «Карла», работая в компании «Интер РАО» принимала в апреле-июне 2015 года участие совещаниях, в том числе 16 июня 2015 года, для которых подготавливала документы, содержащие сведения о поставке электроэнергии из РФ на территорию Украины, а впоследствии была ознакомлена с содержащимися в итоговых документах составляющими государственную тайну сведениями, хранила их на принадлежащих ей электронных носителях и не позднее 29 сентября 2015 года передала посредством закрытого канала связи СИБ РМ.

Таким образом, Цуркан К.В., являясь до 21 июня 2016 года гражданкой Республики Молдова, в период с июня по 29 сентября 2015 года, действуя умышлено против безопасности РФ, осознавая общественную опасность своих действий, с целью выполнения поставленных перед ней молдавской спецслужбой задач, из корыстных побуждений, хранила с целью передачи и передала представителям иностранного государства (СИБ РМ) сведения, составляющие государственную тайну.

Действия подсудимой Цуркан К.В. суд квалифицирует по ст. 276 УК РФ, как шпионаж, поскольку она хранила с целью передачи и передала представителям иностранного государства — СИБ РМ — сведения, составляющие государственную тайну.

Судом также не установлено обстоятельств освобождения Цуркан К.В. от уголовной ответственности, предусмотренных примечанием к ст. 275 УК РФ.

В ходе предварительного следствия в отношении Цуркан К.В. была проведена амбулаторная комплексная судебная психолого-психиатрическая экспертиза, согласно выводам которой она хроническим психическим расстройством, слабоумием, временным психическим расстройством либо иным болезненным состоянием психики, которые лишали бы ее способности осознавать фактический характер и общественную опасность своих действий и руководить ими в подготовке и совершении инкриминируемого ей деяния не страдала и не страдает по настоящее время; может понимать характер и значение уголовного производства, своего процессуального статуса, самостоятельно совершать действия, направленные на реализацию своих прав и обязанностей. В применении принудительных мер медицинского характера Цуркан К.В. не нуждается (т. 4 л.д. 157-159).

Суд принимает во внимание выводы, изложенные в указанном заключении комиссии экспертов и дополнительно учитывает, что данных о том, что Цуркан К.В. состоит на учете у нарколога или психиатра, не имеется. В ходе судебного разбирательства ее поведение соответствовало окружающей обстановке, она отвечала на вопросы участников уголовного судопроизводства, консультировалась с адвокатами, высказывала свое мнение по ходатайствам и защищалась иными предусмотренными законом способами. Основания сомневаться в ее вменяемости и способности самостоятельно защищать свои права и законные интересы в уголовном судопроизводстве отсутствуют. При таких данных, с учетом заключения комиссии экспертов, суд признает Цуркан К.В. вменяемой в отношении совершенного преступления, вследствие чего она может нести уголовную ответственность за содеянное в соответствии со ст. 19 УК РФ.

При назначении наказания в соответствии со ст.ст. 6 и 60 УК РФ суд учитывает характер и степень общественной опасности содеянного подсудимой Цуркан К.В., данные о ее личности и состоянии здоровья, семье, а также влияние назначаемого наказания на ее исправление и на условия жизни ее семьи.

Цуркан К.В. совершено особо тяжкое преступление, и с учетом установленных судом его фактических обстоятельств оснований для изменения категории этого преступления на менее тяжкую в соответствии с ч. 6 ст. 15 УК РФ суд не находит.

Цуркан К.В. не судима, характеризуется положительно, награждена многочисленными, в том числе ведомственными, наградами, имеет на иждивении несовершеннолетнего сына 2003 года рождения, которого она воспитывает одна, и престарелую мать, длительное время содержится в условиях изоляции от общества.

В качестве обстоятельств, смягчающих наказание Цуркан К.В., суд признает ее семейное положение при наличии на иждивении несовершеннолетнего сына и престарелой матери, ее положительные характеристики и награды.

Обстоятельств, отягчающих наказание, по делу не установлено.

Несмотря на данные о личности Цуркан К.В. и наличие смягчающих наказание обстоятельств суд, учитывая фактические обстоятельства дела и тяжесть содеянного, необходимость ее исправления и предупреждения совершения ею новых преступлений, приходит к выводу, что данные цели наказания могут быть достигнуты только в условиях ее изоляции от общества, и считает необходимым назначить ей наказание в виде лишения свободы, не усматривая оснований для применения к ней положений ст.ст. 64 и 73 УК РФ. При этом в соответствии с правилами п. «б» ч.1 ст. 58 УК РФ суд назначает ей отбывание наказания в исправительной колонии общего режима.

В связи с тем, что Цуркан К.В. осуждается к реальному лишению свободы, суд в целях обеспечения исполнения приговора приходит к выводу о необходимости до вступления приговора в законную силу оставить без изменения избранную ей меру пресечения в виде заключения под стражу. Срок отбывания ей наказания суд исчисляет со дня вступления приговора в законную силу, засчитывая при этом по правилам ст.72 УК РФ в срок назначенного наказания время содержания ее под стражей, а также с учетом положений п. 1.1 ч. 10 ст. 109 УПК РФ и срок запрета ей определенных действий в период с 16 января 2020 года по 07 февраля 2020 года (т. 10 л.д. 36), поскольку ей избирался запрет, предусмотренный п. 1 ч. 6 ст. 105.1 УПК РФ.

На основании ст. 81 УПК РФ суд разрешает вопрос о вещественных доказательств, учитывая при этом, что ноутбук и НЖМД, использовавшиеся Цуркан К.В., служили оборудованием для совершения ею преступления, в связи с чем полагает необходимым передать их в ФСБ России. Решая же судьбу денежных средств, обнаруженных при задержании Цуркан К.В., с учетом полученных по делу данных о доходах ее, членов ее семьи и принадлежащего им имущества, установленного факта осуществления ею продолжительной преступной деятельности на возмездной основе, а также того обстоятельства, что она неоднократно отказывалась пояснять природу происхождения этих денег, суд приходит к выводу, что они обоснованно были признаны вещественными доказательствами как деньги, полученные в результате совершения преступления, и руководствуясь п. 4.1 ч. 3 ст. 81 УПК РФ и п. «а» ч. 1 ст. 104.1 УК РФ, полагает необходимым неподтвержденный дохода Цуркан К.В. в размере XXX рублей XXX копеек обратить в доход государства, а оставшуюся часть денежных средств, находящуюся на принадлежащих ей банковских счетах, возвратить ей по принадлежности.

На основании изложенного и руководствуясь ст.ст. 307-310 УПК РФ, суд

ПРИГОВОРИЛ:

Признать Цуркан Карину Валерьевну виновной в совершении преступления, предусмотренного ст. 276 УК РФ, и назначить ей наказание в виде лишения свободы сроком на 15 (пятнадцать) лет с отбыванием наказания в исправительной колонии общего режима.

Меру пресечения Цуркан К.В. в виде заключения под стражу до вступления приговора в законную силу оставить без изменения, срок отбывания наказания исчислять со дня вступления приговора в законную силу. На основании п. «б» ч. 3.1 ст. 72 УК РФ зачесть в срок назначенного наказания время ее задержания и содержания под стражей с 14 июня 2018 года по 16 января 2020 года включительно и с 07 февраля 2020 года до дня вступления приговора в законную силу из расчета один день содержания под стражей за полтора дня отбывания наказания в исправительной колонии общего режима. На основании ч. 3.4 ст. 72 УК РФ зачесть в срок назначенного наказания время запрета ей определенных действий в период с 16 января 2020 года по 07 февраля 2020 года включительно из расчета один день запрета определенных действий за один день лишения свободы.

Вещественные доказательства:

копии личного дела агента и информационных сообщений, протокола совещания и поручения Президента РФ, оптические диски — хранить при уголовном деле;

ноутбук и накопитель на жестких магнитных дисках — передать в ФСБ России;

денежные средства, изъятые у Цуркан К.В., в размере XXX рублей XXX копеек — обратить в доход государства, остальные денежные средства — возвратить ей по принадлежности.

Приговор может быть обжалован в апелляционном порядке в Судебную коллегию по уголовным делам Первого апелляционного суда общей юрисдикции в течение десяти суток со дня его провозглашения, а осужденной — в тот же срок со дня вручения ей копии приговора. В случае подачи апелляционной жалобы осужденная вправе ходатайствовать о своем участии в рассмотрении уголовного дела судом апелляционной инстанции, о чем должно быть указано в апелляционной жалобе.

Председательствующий А.А.Суворов

Судьи С.Э.Курциньш

О.В.Шарова

Программа: Поддержка политзэков

Цуркан Карина Валерьевна родилась 6 октября 1974 в Кишинёве, проживала в Молдове до 2007 года, когда переехала в Москву; на момент ареста была членом правления – руководителем блока трейдинга ПАО «Интер РАО».

Поделиться: