«Под государем мы подразумеваем не конкретного человека, ни в коем случае!»

28.01.2015

Светлана Ганнушкина в статье «Под государем мы подразумеваем не конкретного человека, ни в коем случае!», опубликованной на сайте «Вечерняя Казань» 23 января 2015 года. Правозащитники поставили под сомнение право прокуратуры проверять кого ей угодно, когда угодно, сколько угодно, по какому угодно

Светлана Ганнушкина в статье «Под государем мы подразумеваем не конкретного человека, ни в коем случае!», опубликованной на сайте «Вечерняя Казань» 23 января 2015 года.

 Правозащитники поставили под сомнение право прокуратуры проверять кого ей угодно, когда угодно, сколько угодно, по какому угодно поводу и без повода. 22 января в Конституционном суде России состоялись слушания по делу о проверке конституционности положений ФЗ «О прокуратуре РФ», инициированному ассоциацией «Агора», обществом «Мемориал», комитетом помощи беженцам и вынужденным переселенцам «Гражданское содействие» и Забайкальским правозащитным центром.

Правовой аналитик «Агоры» адвокат Рамиль Ахметгалиев заверил суд, что заявители «не ставят под вопрос полномочия прокуратуры в целом». Речь идет о «правовой неопределенности» формулировок закона, которые говорят о прокурорских проверках и чреваты злоупотреблениями. В результате, объяснил на заседании КС РФ член президиума Совета при президенте РФ по развитию гражданского общества и правам человека Илья Шаблинский, «практика превращает эти проверки в средство парализации деятельности» проверяемых организаций.

Главная проблема связана со ст. 22 закона о Прокуратуре РФ, которая говорит, что этот надзорный орган вправе проводить проверки  «в связи с поступившей  информацией о фактах нарушения закона» и требовать не только относящиеся к теме проверки, но и неопределенные «иные сведения». При этом на практике, сообщил суду Илья Шаблинский, «с марта 2013 г. в более чем тысяче некоммерческих организаций (НКО) проверки проводились таким образом, что в постановлении о проведении проверки ни на какую «информацию о фактах нарушения» не ссылаются - просто «проверка на предмет исполнения действующего законодательства», а такое основание в законе отсутствует.  
- Прийти проверить вообще, чтобы найти хоть что-нибудь - такой подход нам кажется неконституционным, - озвучил выводы СПЧ г-н Шаблинский.

Рамиль Ахметгалиев напомнил, что еще недавно существовал приказ генпрокурора РФ, «который все-таки отчасти регулировал эту неопределенность: содержал запрет на дублирующие проверки, на требования избыточных документов, не относящихся к теме проверки, и т. д. Но в 2013 году он был отменен». Так что теперь прокуратура «имеет право проводить любую проверку в любой сфере в отношении неограниченного круга лиц в любой момент».

Он привел в пример уфимский фонд «Международный стандарт», где проверка прокуратуры началась в марте прошлого года, меньше чем через три недели прокуратура пришла с новой проверкой, а третья стартовала уже в августе, «причем опять проверяют те же вопросы, запрашивают те же документы». 

Впрочем, добавил Ахметгалиев, «это проблема не только НКО - всех юридических лиц без исключения», и сослался на доклады уполномоченных по защите прав предпринимателей из разных регионов, в которых говорится о проблеме повторных проверок и их неоправданной продолжительности. Адвокат напомнил, что кроме  прокуратуры в России существуют около 150 контролирующих органов, и «люди не понимают, когда и какой орган может к ним приходить».  

- Может быть, это покажется странным, - предупредил аналитик «Агоры», - но я хотел бы процитировать президента РФ: «Надо наконец отказаться от самого принципа тотального бесконечного контроля... Действенных механизмов, специальных органов, кроме прокуратуры, существует достаточно... Но проверяющих органов так много, что если каждый из них хоть раз придет - все, можно фирму закрывать».

«Проверки совершенно необходимы, - заявила суду глава «Мемориала» и «Гражданского содействия» Светлана Ганнушкина, - но я расскажу, к чему на практике приводит неопределенность закона».

И рассказала лишь об одной из четырех за два последние года проверок в комитете «Гражданское содействие», в которой, кроме прокуратуры, участвовали представители минюста, ФНС и ФМС. «Я дала им заявление: прошу в соответствии со ст. 22 закона «О Прокуратуре РФ» пояснить, какая информация проверяется в ходе данной проверки и какое отношение к теме проверки имеют документы, которые у меня запрашивают? Ответа я так и не получила».  

При этом организация получила отсрочку на 4 дня для сбора документов затребованного перечня, которые не могли быть предоставлены сразу. Однако, продолжила Светлана Ганнушкина, уже на следующий день явился представитель прокуратуры Москвы с новым перечнем, причем «если в первом было штатное расписание, то во втором - персональные данные всех сотрудников, в первом - список проведенных нами семинаров, а во втором - тексты выступлений всех участников, что совершенно невозможно: большинство опытных лекторов пишут только план выступления». И все эти документы прокуратура потребовала представить в течение суток! 

- Месяц организация совершенно не могла заниматься уставной деятельностью: кто-то копировал документы, кто-то объяснялся с прокуратурой, а кто-то с ФМС, сотрудник которой во время проверки демонстрировал фантастическую неграмотность. Он решил проверить документы всех сотрудников, наш переводчик-афганец дал ему удостоверение беженца, но тот требовал паспорт - паспорта беженцев находятся на хранении в ФМС, так положено по закону, но представитель ФМС этого не знал! - рассказала правозащитница.

«А чем закончилась проверка?» - заинтересовался полпред Совета Федерации в КС РФ Алексей Александров. «Результатов проверки не было», - ответила Светлана Ганнушкина. «Мы даже не знаем, продолжается проверка сейчас или нет», - добавил адвокат «Гражданского содействия» Сергей Голубок.
- Но как незавершенность проверки препятствует деятельности организации? - изобразил недоумение полпред президента РФ  в КС Михаил Кротов.

- Месяц мы не могли работать совсем. Потом полгода мы судились. Представьте, - доброжелательно предложила ему Светлана Ганнушкина, - что в отношении вас возбуждено уголовное дело и вы не знаете, как оно движется!

- Едет гражданин на автомобиле. И его сотрудники ГИБДД останавливают пять и более раз на одной улице. И каждый раз просят предъявить водительское удостоверение, огнетушитель, заглядывают в багажник... И наконец гражданин говорит: да сколько можно, проверьте один раз и выдайте справку, что я проверен! А гражданину невдомек, что объявлен план «Перехват», - такая аналогия, по мнению полпреда Госдумы РФ в КС Дмитрия Вяткина, объясняла не маразматичность, а как раз разумность многократных проверок одного и того же...

В общем, по его мнению, никаких границ для прокуратуры устанавливать нельзя, ибо это «око государево». Главное, чтобы государь знал, что око глядит, куда надо. «Понятно, что под государем мы подразумеваем не одного конкретного человека, ни в коем случае!» - несколько смутился Дмитрий Вяткин по поводу абсолютной прозрачности им же сформулированной аналогии... 

Кстати, еще в начале 2000 года Конституционный суд РФ постановил, что «законодательно не закреплены ни сроки, ни процедуры проверок, осуществляемых органами прокуратуры». Очевидно, исполнительные и законодательные власти признали такую неопределенность за благо: за 13 лет это констатированное Высшим судом России нарушение так и не было устранено. Что решит КС РФ на этот раз, станет известно примерно через месяц.

Источник -  http://www.evening-kazan.ru/articles/pod-gosudarem-my-podrazumevaem-ne-konkretnogo-cheloveka-ni-v-koem-sluchae.html

Программа: Поддержка политзеков
Программа: Преследования мусульман
Жители Республики Башкортостан Гарифьянов Айдар Ралифович 1976 г. рожд.,Кулагин Евгений Игоревич 1981 г. рожд., Сатаев Расим Радикович 1988 г.