«Мы, будто, все сидим в тюрьме»

19.12.2019

19 декабря в Москве в Судебной коллегии по делам военнослужащих прошло заседание по делу фигурантов «казанской группы» запрещенной в России организации «Хизб ут-Тахрир».

Было принято решение отклонить ходатайство адвокатов о привлечении жен в качестве защиты. Накануне супруги приговоренных к длительным срокам мусульман организовали в Сахаровском центре в Москве пресс-конференцию «Борьба с терроризмом или религиозными убеждениями».

Видеосвязь с заключенными 19 декабря

Видеосвязь с заключенными 19 декабря

13 марта 2019 года в Самаре Приволжским окружным военным судом был оглашен приговор 5-ти фигурантам дела, обвиняемым в организации и участии в организации "Хизб ут-Тахрир": Сунгатов Руслан получил 22 года, два года ограничения, Ямалиев Рустем — 20 лет, ограничение один год и восемь месяцев, Зиннатов Ильнар — 19 лет, ограничение один год и шесть месяцев, Туляков Марат — 18 лет, Насиров Ирек — 14 лет. Фигуранты "казанской группы" получили в сумме 93 года ареста строгого режима на пять человек.

Первым на пресс-конференции выступил руководитель программы "Поддержка политзаключенных" правозащитного центра "Мемориал" Сергей Давидис. Он заявил, что "преследование по обвинению в участии в "Хизб ут-Тахрир" является несправедливым и противоречит смыслу и сути закона, потому что решение Верховного суда 2003 года не мотивировано и фактически основано на ложных основаниях".

— Безосновательно объявлять эту организацию террористической. Мы можем не соглашаться с взглядами и идеями "Хизб ут-Тахрир", но взгляды, которые нам не нравятся и не нравятся Российской Федерации — это не повод для объявления террористической организацией. Терроризм — это вполне конкретная деятельность, связанная с применением насилия. Ни в решении Верховного суда, ни в десятках и сотнях дел, которые за эти годы проанализированы правозащитным центром "Мемориал" не только насилие, приготовление к насилию, не говоря уже о террористических действиях, но и разговоров о возможности его применения нет. На сегодняшний день люди, которые осуждены по обвинению в участие "Хизб ут-Тахрир" — это самая большая группа российских политзаключенных. Из 314 человек, которые на сегодняшний день включены правозащитным центром "Мемориал" в списки политзаключенных, 166 человек, то есть больше половины — это люди, которые обвинены в участие в "Хизб ут-Тахрир". Кроме того, это вне сомнения самая сурово преследуемая группа политзаключенных. Сроки с каждым годом становятся все длиннее, максимальный – 24 года, средний — 17,18, 19 лет. Это совершенно несообразные ни с чем сроки. Мы включаем в список политзаключенных на основании изучения приговоров или обвинительных заключений, поскольку не все они к нам попадают и по каким-то делам следствие еще идет, то не все преследуемые и не все осужденные даже попали в наш список. Общее количество на сегодняшний день лишенных свободы по обвинению в участии "Хизб ут-Тахрир" по нашим данным составляет не менее 314 человек. По сути они, конечно, также являются политзаключенными, просто мы еще не успели включить их в этот список. Это огромное количество людей. Они распределены по очень многим регионам. Это Татарстан, Башкортостан, Челябинская область, Крым, где ситуация особенно драматичная, в силу того, что речь не только о несправедливости преследования, но и о том, что нарушаются нормы международного права, поскольку в Украине деятельность "Хизб ут-Тахрир" легальна.

Фотографии из семейного архива

Фотографии из семейного архива

— Доказательная база — фактически что доказывается? —​ продолжает Давидис. —​ Криминализируется в результате уголовного преследования участников "Хизб ут-Тахрир" их совершенно законная деятельность. Им не вменяют ни насилие, ни разговоры про насилие, ни призывов к насилию, вообще ничего, что, если отбросить слово "Хизб ут-Тахрир", было бы криминальным. Эта деятельность искусственно криминализируется, благодаря приклеиванию к ней ярлыка "Хизб ут-Тахрир". Поэтому основанием для обвинения являются анализ экспертами аудиозаписей разговоров. И секретные свидетели, которые либо являются сотрудниками правоохранительных органов, либо таким образом купившими свою свободу лицами, которые также, как и другие проявляли интерес к этой деятельности или участвовали в ней. И на основании этого законная, ненаказуемая, непреступная сама по себе деятельность объявляется не просто преступной, но наказывается такими фантастическими сроками. И то полное непонимание проблемы, которое продемонстрировал Владимир Путин, разговаривая с Советом по правам человека, он перепутал "Хизб ут-Тахрир" со "Свидетелями Иеговы". А это сотни людей, которые очень жестоко преследуются.

В пресс-конференции приняли участие родственники осужденных:

Лишение свободы наших мужей было применено исключительно по признаку религии — принадлежности к Исламу

Зиннатова Гульназ — жена осужденного "казанской пятерки" по делу "Хизб ут-Тахрир" Зиннатова Ильнара рассказала о нарушениях, которые были допущены при рассмотрении этого дела.

— Ни во время следствия, ни до судов, ни во время судебных заседаний нашим мужьям не дали ознакомиться с аудиозаписями. То есть, что на самом деле говорилось, кто говорил, нам неизвестно. Прокурор во время судебных заседаний прочитала только 1/3 стенограмм с этих аудиозаписей. При этом были выявлены существенные противоречия. Но мой муж и другие обвиняемые были лишены возможности задавать вопросы по аудиозаписям. То есть суд не создал условия для моего мужа для осуществления его прав. На свидетелей обвинения было оказано давление со стороны спецслужб. Их ранее привлекли к уголовной ответственности и далее, получив нужные показания, отпустили на свободу. На суде они путались в показаниях, их показания во время следствия отличались от показаний на суде. Но судьи закрыли глаза и на эти факты. Лишение свободы наших мужей было применено исключительно по признаку религии — принадлежности к Исламу — при отсутствии состава преступления, в нарушении права на свободное судебное разбирательство. Ни в стенограммах, ни в показаниях свидетелей, ни в экспертизах нет ни одного слова не было о терроре, насилии, оружии, свержении власти, ненависти к другим нациям и религии. Лишь разговоры о политике и религии. Мы с мужем женаты уже 10 лет, у нас двое детей, он очень добрый человек, никогда за десять лет не повышал голос на меня и на детей, мой муж — не террорист.

Из всего, что я знаю о его деле, я поняла одно — его судят не за преступление, а лишь за то, что он-мусульманин

Нурия Сунгатова теща осужденного Сунгатова Руслана, который также является одним из фигурантов этого дела, рассказала на пресс-конференции о своем зяте:

— Руслана обвиняют по страшной статье — терроризм. Я как понимаю, терроризм — это насилие, кровь, запугивание и убийство. Зная своего зятя уже более 20-ти лет, я не могу сказать о нем ничего даже близкого к этому. Он спокойный, добрый, умный человек. Всегда работал, чтобы прокормить свою семью. Заботился о родных и близких. У него растёт маленький ребёнок, которого он так долго ждал. Его сыну исполнилось 4 года. На момент ареста Руслана сыну было всего 1 год и 3 месяца. Мы тоскуем по Руслану, беспокоимся о его моральном и физическом состоянии. Не проходит и дня, чтобы мы не думали о нем. Мы, будто, все сидим в тюрьме.

Родные, соседи, знакомые, друзья были просто шокированы данным обвинением. Мы не верим в то, в чем нас пытаются убедить. Наш Руслан не является террористом! Я была у него на судах в Казани, на приговоре в Самаре, и я не верю ни одному слову прокурора, следователя, свидетелей обвинения и суду.

Из всего, что я знаю о его деле, я поняла одно — его судят не за преступление, а лишь за то, что он-мусульманин, который призывал людей к добру, миру, справедливости. И за это он получил 22 года.

Я слышу, как сегодня некоторые люди говорят, что просто так не посадят. Я сама так когда-то думала. Но столкнувшись сама с такой несправедливостью, поняла, что ошибалась. Сегодня никто не застрахован от такого беспредела. Сегодня такие времена, что нельзя говорить и даже думать так, как неугодно власти! Мы очень надеемся на помощь Всевышнего, что все в скором времени изменится к лучшему.

В мероприятии принимала участие Насирова Резеда — жена осужденного Насирова Ирека.

— Моего мужа арестовали в марте 2017 года по обвинению в участии запрещенной в России организации "Хизб ут-Тахрир". Он был приговорен к 14 годам строгого режима. Мой муж вину не признал и подал на апелляцию. С мужем мы женаты уже 12 лет. Он очень справедливый, жизнерадостный, ответственный, сострадательный к людям, любящий природу и животных человек. Эти качества сейчас являются большой редкостью, к сожалению. Он очень внимательный по отношению к другим. Если муж видел, что бабушка или женщина несла тяжелую сумку, он всегда старался ей помочь. Не был равнодушным к чужой беде. Все близкие и родственники остро ощущают его отсутствие. На данный момент его родители – инвалиды первой группы. У мамы онкологическое заболевание, которое прогрессирует, а отец перенес инсульт, после чего частично потерял дееспособность. Их болезни усугубляются из-за переживаний за Ирека, из-за того, что он попал за решетку, не причинив никому вреда. Им очень больно смотреть, что их сын — это жертва ради чьей-то карьеры, чтобы за счет его свободы кто-то получил ордена, медали, звания. Чтобы поймать реального террориста сотрудники правоохранительных органов должны рисковать, работать, а тут обычные, семейные люди, они работают, у них маршрут известен. Остается только прийти к ним домой, обыскать, выбить нужные показания у свидетелей — и дело готово. Причем, приходит к этим невооруженным ребятам до зубов вооруженный ОМОН, с видеокамерами, создается видимость перед соседями и перед всем миром, что поймали особо опасного преступника. Еще раз хочу сказать, что мой муж и его сообвиняемые никакой опасности для общества не представляют, так как Ислам против насилия и агрессии. Федеральные СМИ говорят только то, что угодно власти и называют наших мужей террористами. Это полностью сфабрикованные дела.

18 декабря в Москве прошли одиночные пикеты

18 декабря в Москве прошли одиночные пикеты

Последним на пресс-конференции выступил руководитель общественного движения "За права человека" Лев Пономарев. Он считает, что "суды по этому делу ведутся небрежно, судьи заранее знают исход".

— В современном российском обществе сотрудники ФСБ оказались без контроля. Это нас очень беспокоит, мы правозащитники сталкивались с этим не только в делах по "Хизб ут-Тахриру". Также в деле группы "Сеть". Там пытали молодых людей, и они признались в подготовке терактов, потом выяснилось, что были пытки, но расследование пыток не происходит и их реально сейчас осуждают за показания, данные под пытками. Это еще один пример бесконтрольности деятельности ФСБ. Недавно президенту Путину на совете по правам человека правозащитник Юрий Костанов задал вопрос по поводу "Хизб ут-Тахрир".

Фигурантов "Хизб ут-Тахрир" никто не защищает. Даже в исламском мире, мусульмане не защищают

Во-первых, он сказал, что решение суда 2003 года, где "Хизб ут- Тахрир" был признан террористической организацией необоснованно, не было приведено ни одного факта теракта или подготовки к теракту, каких-то действий, связанных с насилием. Путин ответил, что в Германии в 2003 году "Хизб ут-Тахрир" был запрещен. Это правда, но это единственное слово правды, которое было сказано на тему "Хизб ут-Тахрир". А потом, Путин сказал, что было принято решение о запрете ее в России и признании террористической. Но я должен сказать, она не была признана террористической в Германии, она была запрещена. Это уже два разных понятия. Вот мы сделали запрос у местных журналистов. Они ответили, да, действительно, запрещена, но до сих пор ни одного уголовного дела, ни одного срока не было. За ними наблюдают. А как наказывают за это в Германии — за участие в запрещенной организации может быть наказание сроком до одного года или штрафом. Причем, Германия — это единственная страна в Европе, где ограничивают деятельность "Хизб ут-Тахрир". В остальных европейских странах, а также в США эта организация существует легально. Но самое главное, с моей точки зрения — это несоразмерность наказаний! Доказательств нет, за взгляды сажать на 22-24 года — это значит, что можно постепенно увеличивать наказания для кого угодно, для любого противника власти. С этого и начинается тоталитарный режим.

Когда они выделяют некую группу населения и делают там совершенно беспредельные сроки. И мы видим, что фигурантов "Хизб ут-Тахрир" никто не защищает. Даже в исламском мире, мусульмане не защищают. И как можно защищать террористическую организацию, тебя же и самого могут посадить. Насколько мусульмане вообще уязвимая группа у нас в России. Поэтому ситуация очень тяжелая. Правозащитники будут заниматься этой проблемой, пока нас не раздавили окончательно, пока мы легально можем работать в России, — сказал Пономарев.

Рассмотрение апелляционной жалобы фигурантов "казанской группы" продолжится 25 декабря. Новый адвокат Тимур Идалов попросил допольнительно время для ознакомления с делом.

Ляйля Мустафина

Программа: Поддержка политзеков
Программа: Преследования мусульман

Татарстанские мусульмане Руслан Сунгатов, Рустем Ямалиев, Марат Туляков, Ильнар Зиннатов, Ирек Насиров осуждены на сроки от 14 до 22 лет колонии строгого режима по обвинению в причастности к деятельности «Хизб ут-Тахрир» — междуна

Программа: Поддержка политзеков
Программа: Преследования мусульман
Программа: Центральная Азия

В последние годы организация «Хизб ут-Тахрир» — ненасильственная международная исламская организация, созданная в начале 50-х годов прошлого века на Ближнем Востоке и выступающая за создание всемирного исламского Халифата — получила широкое распро