Минюст повторил возражения «иностранным агентам»

28.11.2018

В Европейский суд направлен меморандум по делу «Левада-центра» и других НКО.

Минюст направил в Европейский суд по правам человека (ЕСПЧ) возражения по третьему делу российских «иностранных агентов», в котором объединены жалобы «Левада-центра» и еще 12 НКО, а также трех россиян — действующих и бывших руководителей таких организаций. Представители заявителей говорят, что Минюст повторил те же аргументы, что и по первому делу 61 НКО, решение по которому еще не вынесено. Они отмечают актуальность оценки ЕСПЧ оспоренного российского законодательства в связи с развитием аналогичных подходов в других странах Восточной Европы.

Минюст не смог уложиться в изначально установленные судом сроки (19 сентября) и, получив у ЕСПЧ отсрочку, направил меморандум в Страсбург 23 ноября. Об этом говорится в сообщении на сайте Минюста 26 ноября. Напомним, это уже третье дело о российских НКО-«иноагентах», ЕСПЧ коммуницировал его по тем же статьям Конвенции о защите прав человека, что и предыдущие: ст. 10 («Свобода выражения мнений»), ст. 11 («Свобода собраний и ассоциаций»), ст. 14 («Запрет дискриминации») и ст. 18, устанавливающая границы ограничения прав. Заявителями по делу выступают 13 НКО, которых Минюст признал «иноагентами» («Левада-центр», правозащитный центр «Сова», «Экологическая вахта Сахалина» и др.), а также руководитель одной из них и двое гражданских активистов, возглавлявших такие НКО. Они настаивают, что существование закона «Об иностранных агентах» не соответствует стандартам Совета Европы. Многие из них понесли наказание за отказ добровольно получить статус «иностранного агента»: закон предусматривает штраф в размере 300 тыс. руб. для организации и 100 тыс. руб. для руководителя НКО.

Содержание ответа РФ на эти жалобы подробно изложено на сайте ведомства (хотя в июле этого года на запрос «Ъ» о меморандуме по делу экологов с судна Arctic Sunrise Минюст заявил, что «не осуществляет направление в СМИ текстов состязательных документов, представляемых от имени властей РФ в ЕСПЧ, и публичное обсуждение их содержательной части до вынесения окончательного постановления ЕСПЧ»). В новом меморандуме власти ссылаются на позицию Конституционного суда, что требования к «иноагентам» в РФ являются «ясными и предсказуемыми и не могут оцениваться как чрезмерные». При этом Минюст ссылается на «ограничительные нормы в отношении НКО, получающих иностранное финансирование и занимающихся политической деятельностью», присутствующие, по версии ведомства, в законодательстве Европейского союза, стран Европы и США. Кроме того, ведомство утверждает, что предусмотренные в этих странах санкции за нарушение требований к таким НКО «существенно строже в сравнении с теми, которые установлены в РФ». Примерами для Минюста в Европе служат Франция, Ирландия, Бельгия, Германия, а также Азербайджан, чей закон «О неправительственных организациях (общественных объединениях и фондах)» обязывает не только регистрировать саму неправительственную организацию, но и каждый грант, который она получает от иностранного спонсора. Минюст также утверждает, что российское законодательство об «иноагентах» «не предполагает возможности государственного вмешательства в определение предпочтительного содержания и приоритетов деятельности НКО», не означает негативной оценки их деятельности, «не препятствует им свободно изыскивать и получать денежные средства и иное имущество как от иностранных, так и от российских источников, в том числе для их использования в политической деятельности». НКО, по версии Минюста, не лишены права на судебную защиту от любых необоснованных требований контролирующих органов, поскольку бремя доказывания при рассмотрении таких дел в судах возложено на госструктуры.

«Заявители не получили меморандум правительства России на жалобу об „иноагентах“»,- заявил «Ъ» юрист Макс Оленичев, который представляет интересы четырех заявителей. «Аргументы Минюста, опубликованные на его сайте, не вносят в дело ничего нового; точно такую же позицию власти России занимали по первому делу об „иноагентах“, когда видели в независимых НКО проводников чуждых им интересов»,- сказал господин Оленичев.

Напомним, как ранее сообщал «Ъ», в марте 2017 года ЕСПЧ объединил в первом деле «иноагентов» жалобы 61 НКО: 13 из них пожаловались в ЕСПЧ еще до признания их «иноагентами», а 48 — после того как были внесены Минюстом в соответствующий реестр против своей воли. 22 января 2018 года ЕСПЧ коммуницировал второе дело — по жалобе главы общественного экологического фонда «ИСАР-Сибирь» Юрия Широкова. Решения по этим делам пока не вынесены.

Представитель ряда заявителей по первому делу «иноагентов», юридический директор «Мемориала» Кирилл Коротеев также считает, что Минюст повторил те же аргументы, что и в первом меморандуме. «Ждем оценки этих аргументов ЕСПЧ»,- говорит господин Коротеев. Меморандумы в поддержку заявителей направили в прошлом году в ЕСПЧ комиссар Совета Европы по правам человека и эксперты. Как отметил Максим Оленичев, «в последнее время закон уже не так часто применяется в России, но, учитывая консервативный поворот, который мы наблюдаем сейчас в Восточной Европе, его идеи стали активно развиваться: в Венгрии принят аналогичный закон, в Польше продолжается кампания давления на независимые НКО». Именно поэтому важно, чтобы ЕСПЧ принял решение как можно быстрее, заключил господин Оленичев.

Анна Пушкарская, Санкт-Петербург