«Казалось сначала: какая глупость...»

18.09.2012

Этот пост посвящен в основном новой заключенной 6-го изолятора — Зелениной Ольге Николаевне. Вся информация о ее деле получена из открытых источников, от нее — лишь эмоциональные высказывания. Ольга Николаевна выглядит очень молодо, хоть и говорит: меня, старую бабку, три вооруженных спецназовца

Этот пост посвящен в основном новой заключенной 6-го изолятора — Зелениной Ольге Николаевне. Вся информация о ее деле получена из открытых источников, от нее лишь эмоциональные высказывания.

Ольга Николаевна выглядит очень молодо, хоть и говорит: меня, старую бабку, три вооруженных спецназовца возили... это она имеет в виду конвой и этап в Москву из Пензы. Ольга Николаевна — заведующая химико-аналитической лаборатории Пензенского НИИ сельского хозяйства, кандидат сельскохозяйственных наук. Ее обвиняют по «наркотической статье» — 228-1, ч.3, — и по более экзотической — пособничестве в ч. 4 ст. 188 УК РФ, контрабанде наркотических веществ. Нет, наркотики Ольга Николаевна не употребляла и не распространяла, просто однажды в качестве научного сотрудника дала заключение о том, что из пищевого мака нельзя получить удобоваримое количество граммов морфина. Хоть мак этот и не соответствует какому-то ГОСТу. Но мака, задержанного на границе, было 43 тонны. В ФСКН посчитали, что уж двести-то килограмм морфина там каким-то образом статистически содержится и, значит, еще каким-то изощренным способом могут быть оттуда извлечены. А Зеленина написала, что выпарить его как-то оттуда нереально. Поэтому его там считай что нет. Именно эти килограммы наркотика, якобы содержащиеся в маке, задержанном где-то на границе в десятках тысяч километров от Пензы в 2010 году, и инкриминировали самой Ольге Николаевне. От восьми до двадцати лет лишения свободы. Всё — за информационное письмо от института, написанное заведующей химико-аналитической лабораторией Пензенского НИИСХ по обращению родственника владельца злосчастного мака, вздумавшего спорить с ФСКН о качестве импортируемой продукции или хотя бы добиться реэкспорта. Все сели. «Дело бакалейщиков». А директор НИИ вроде как смалодушничал, покаялся, что подписал письмо Зелениной не читая, доверял сотрудникам института.

Ольга Николаевна сидит в одной камере с Надеждой Толоконниковой. Еще с ними две девушки, одна из них какая-то татуированная шведка без адвоката и консула, обвиняемая в мошенничестве в 2009 году, хоть утверждает, что в том году вообще в России не была. На ней — умопомрачительные джинсы с талией на уровне колен, такой негритянский стайл. Зеленина говорит: раньше я не знала, кто сидит у нас в тюрьмах. И неправильно на это реагировала. Женщины с 228 статьей, их надо лечить, а не лишать свободы. Им хватило стресса, которыйо они пережили. Тюрьма не воспитывает, здесь только растет злоба, растет желание бороться с системой, которая настолько не уважает своих граждан, что вытирает о них ноги...

А ведь Зеленина была, насколько я поняла, достаточно лояльной к власти гражданкой, занималась любимым делом, выступала в Общественной палате. Теперь она говорит: когда выходишь отсюда, есть два пути — или в правозащитники, или... мстить тем, кто тебя сюда посадил.

— Сначала действительно казалось, что всё это глупость, недоразумение. Когда задерживали, брали под стражу, этапировали в Москву... Теперь кажется, что у всего есть глубинный смысл.

Ольга Николаевна активно выступала за разрешение возделывания в России культуры масличного мака, который можно использовать в кулинарии и бакалее. Другие силы в этом вовсе не заинтересованы, они заинтересованы в импортируемом маке, который можно останавливать на границе и получать грандиозные откаты, а если нет — то звезды на погоны за посадку тех, кто эти откаты платить отказывается. Этому способствуют и невнятные нормативы, за доработку которых тоже выступала Зеленина.

Меня посадили сюда и для того, чтоб я не могла связаться с порядочными людьми в ФСКН. А они есть, есть, конечно... У нас нет суда, который независимо решает, нет прокуратуры, которая надзирает за соблюдением закона. ФСКН — лишь часть этой системы.

Ольгу Николаевну обвинили в совершение деяний в преступной группе

Только вдумайтесь: до двадцати лет за информационное письмо. И по контрабанде — от семи до двенадцати. Не разбойнику, не оппозиционеру, даже в храме не пела... Мак. С которым некоторые из нас любят булочки.

Союз солидарности с политзаключенными признает Ольгу Николаевну Зеленину политзаключенной.

Анна Каретникова — юрист программы «Горячие точки» правозащитного центра «Мемориал», заместитель председателя Общественной наблюдательной комиссии (ОНК) г. Москвы. Заметка опубликована в блоге автора на сайте «Эха Москвы».

Источник: Эхо Москвы. 2012. 8 сентября.

Справка по делу

Программа: Поддержка политзеков

Зеленина Ольга Николаевна родилась 14 января 1957 года в город Янгиюль Ташкентской области Узбекской ССР, проживает в Пензенской области, заведующая химико-аналитической лаборатории Пензенского НИИ сельского хозяйства, кандидат сельскохозяйственны