Хотели как в Венесуэле и Иране: очередное заседание по делу «Нового величия»

20.08.2019

19 августа в Люблинском районном суде сторона обвинения зачитала экспертизу переговоров обвиняемых по делу «Нового величия».

Из экспертизы следует, что фигуранты обсуждали, как добыть и изготовить оружие, а также вдохновлялись масштабными протестами за рубежом. Сторона защиты считает, что обвинение вырвало фразы из контекста, и сравнивает эти переговоры с размышлениями на кухне.

Переговоры фигурантов дела: версия стороны обвинения

 — Из переписки в Телеграме следует, что члены организации положительно оценивали насильственные методы как средство достижения своих целей, — зачитывает выводы экспертизы прокурор.

Гособвинитель цитирует сообщения Дмитрия Полетаева и Петра Карамзина, которые обсуждают видео, где по словам прокурора «курды забрасывают полицию коктейлями Молотова»:

«Вот так их надо любить — церберов на поводке, — говорит Полетаев.

Смотрим внимательно, анализируем, — отвечает ему Карамзин".

 — Использована косвенная форма выражения негативной семантики побуждения к насилию при помощи предикатива. Слово «любить» использовано иронично, — зачитывает прокурор экспертизу.

Прокурор рассказал, что Руслан Костыленков в общении с соратниками призывал их обратить внимание на опыт протестов в Иране. «Ситуация очень революционная, сообщают наши информаторы. Учитесь! Перестаньте быть баранами и берите пример с иранцев», — цитирует его прокурор. Также обвиняемые обсуждали между собой опыт протестов в Венесуэле.

Из выступления прокурора следует, что подсудимые обсуждали между собой, как добыть и сделать оружие, но к единому мнению не пришли. Прокурор утверждает, что Костыленков предлагал вызвать домой наряд ППС и отобрать у них оружие, но в чате ему ответили, что эту идею трудно воплотить и его все-равно поймают.

Как утверждает прокурор, обвиняемые обсуждали также производство разного рода гранат: страйкбольных, шумовых, взрывпакетов, но в ходе обсуждения пришли к выводу, что их применение все равно приравнивается к использованию боевого оружия. Анна Павликова предлагала для этого подключить свои связи на Украине — якобы у нее есть знакомый, который торгует там оружием. Мария Дубовик была другого мнения: «С властью нужно бороться по-хитрому, а не силовым способом, даже гнида не достойна смерти», — цитирует ее прокурор. При этом сторона обвинения дает другую ее цитату: «Дай мне ружье и не одного замочу». Павел Ребровский, по утверждению прокурора, говорил, что применение насилия к представителям власти возможно, но только в будущем.

Исходя из переговоров фигурантов, сторона обвинения делает вывод, что организатором тренировок с оружием и коктейлями Молотова был Костыленков.

В ходе заседания сторона защиты несколько раз прерывала выступления прокурора, указывая на то, что некоторые сообщения из чата в телеграме он зачитывает без указания отправителя. Прокурор признал, что сообщение, в котором говорилось об использовании коктейлей Молотова, было отправлено неизвестным лицом.

Комментарий защиты: слова вырваны из контекста и похожи на «обсуждения на кухне».

«На этом заседании мы пока констатируем факт: была переписка. На этой стадии пока оглашаются материалы. Уже потом ребята будут высказывать свое мнение — ими это сказано или нет, или в каком контексте это сказано. Сейчас я не могу оценить достоверность этих переговоров и не могу их никак интерпретировать. Дальше мы будем смотреть, насколько это законно зафиксировано и как это относится к нашим подзащитным», — рассказал «МБХ медиа» адвокат Вячеслава Крюкова Дмитрий Иванов.

«Мой подзащитный Крюков однозначно отрицал это, гранат он не готовил и никакого переворота не хотел совершать. С выводами экспертов о том, что эти переговоры свидетельствуют о желании совершить переворот, мы не согласны и будем оспаривать», — продолжает Иванов.

Адвокат Петра Карамзина Александр Лупашко, настаивает, что состава преступления в этих переговорах нет. «Они взяли из контекста то, что нужно обвинению. Фразы не до конца озвучены, брали отрывками. Также между ними не было единого мнения о том, что они хотят стрелять, что-то бросать — это переписка между собой. Были сообщения о том, что насилие не нужно. Они просто смотрели телевизор, обсуждали по телефону — Венесуэлу, Украину. На кухне похлеще говорят про власть. Но нужен конкретный ответ на вопрос, а что они сделали?», — рассказал «МБХ медиа» адвокат Лупашко.

Сергей Тепляков

Программа: Поддержка политзеков

Анна Павликова, Мария Дубовик, Руслан Костыленков, Максим Рощин, Пётр Карамзин, Павел Ребровский, Дмитрий Полетаев, Серг