ФСБ против государственника

15.06.2020

Новое дело о госизмене: 78-летнего исследователя Арктики подозревают в продаже секретных данных Китаю. Ему грозит до 20 лет тюрьмы

В Санкт-Петербурге — новое уголовное дело о госизмене, главный фигурант — опять пожилой человек. ФСБ считает, что 78-летний специалист по Арктике Валерий Митько продавал секретную информацию о российских подводных лодках китайским спецслужбам. Ученый уверяет, что просто читал лекции в одном из местных университетов. «Медуза» рассказывает о деле Митько, из-за которого исследователю грозит до 20 лет колонии.

Около семи утра 11 февраля в дверь квартиры Валерия Митько на окраине Петербурга позвонили. В этот момент 78-летний ученый находился дома с женой Татьяной. Пенсионеры открыли дверь, в квартиру зашли шесть человек — двое понятых и сотрудники ФСБ. «Они вошли рано утром, а вышли поздно вечером. Никто из них за это время не ел и не пил. Видимо, это у них считается нормальным», — рассказывает «Медузе» Татьяна Митько.

Сотрудники ФСБ сообщили, что накануне в отношении ученого возбудили уголовное дело о госизмене — и почти сразу увезли его на допрос. В оставшееся время сотрудники изымали вещи Митько — в основном технику и документы, вплоть до квитанций об обмене валют для поездок зарубеж. «Выносили ящиками», — говорит Татьяна Митько.

Допросили и жену ученого. Она подчеркивает, что все было «лояльно», а большинство вопросов касалось отношений в семье — тем не менее после разговора с нее взяли подписку о неразглашении обстоятельств дела.

Самого Валерия Митько, который категорически отрицал свою вину, в тот же день, 11 февраля, по ходатайству следствия отправили под домашний арест. В ФСБ посчитали, что он может скрыться за границей, оказывать давление на свидетелей или уничтожить материалы дела. Кроме того, следствие не исключает, что на данный момент установлены не все фигуранты дела. Также Дзержинский суд Петербурга запретил (постановление есть в распоряжении «Медузы») Митько выходить из дома на прогулки и общаться с журналистами.

Обычно подозреваемых в госизмене отправляют в СИЗО, но в ситуации с Митько этого делать не стали. Жена ученого предполагает, что суд назначил более мягкую меру пресечения из-за пандемии коронавируса и шума вокруг ареста другого пожилого ученого — 76-летнего Виктора Кудрявцева, которого в 2018 году заподозрили в передаче секретных сведений бельгийскому институту. В сентябре 2019-го Кудрявцева, категорически отрицающего вину, отпустили из СИЗО под подписку о невыезде — но только после того, как у ученого обнаружили рак.

Однако обвинений с Кудрявцева не сняли. Не верят в перспективы закрытия дела и родственники Митько. «Ничего хорошего от этого дела, откровенно говоря, не жду», — говорит его жена.

Исследователь Арктики и государственник

Валерий Митько родился в Чернигове сразу после начала Великой Отечественной войны — 12 июля 1941 года. Отец Митько работал в органах внутренних дел и воевал в партизанском отряде — был тяжело ранен, но продолжал воевать до мая 1945-го.

На родине будущий ученый не задержался — уже в 17 лет переехал в Ленинград, где окончил Военно-Морское училище радиоэлектроники. Татьяна Митько младше мужа на пять лет: они поженились, когда ей было 18. После обучения его назначили главой радиотехнической службы спасательного судна на Тихоокеанском флоте, а в 1966-м — начальником той же службы на атомной подводной лодке. Тогда же Митько впервые оказался в Арктике. Северную природу он называет «сказочной»: во время экспедиций Митько, увлекающийся искусством, написал десятки пейзажей с натуры. А после окончания службы в звании капитана первого ранга посвятил Арктике большую часть своей научной деятельности.

Основные направления работы доктора технических наук Валерия Митько в последние годы — геополитические проблемы в Арктике и других северных регионах, прикладные аспекты гидрофизики и системы мониторинга в океане. Он член Российской академии естественных наук, преподавал в Военно-Морской академии, а также в электротехническом и гидрометеорологических университетах Петербурга. Митько входит в общественный совет комитета Совета Федерации по делам Севера и возглавляет общественную Арктическую академию наук — эту организацию в 2003 году создал он сам с коллегами.

В своих работах (некоторые есть в распоряжении «Медузы») Митько подчеркивал, что Россия обязана уделять Арктике особое внимание, чтобы не отстать от западных стран. Он был уверен, что у Арктики огромный потенциал, и настаивал, чтобы в России утвердили так называемую «Арктическую доктрину» — об обязательном развитии региона. Еще в 2003 году Митько предлагал принять ее проект Совету безопасности РФ, но этого не произошло. Одновременно Митько в своих работах критиковал отношение добывающих компаний из разных стран (от России этими проектами занимается «Роснефть») к окружающей среде в Арктике при работе с месторождениями. Последняя его работа, опубликованная в 2019 году, называется «Эволюция геополитических факторов, определяющих арктическую миссию России».

Вместе с тем жена ученого подчеркивает, что политикой Митько практически не интересовался и скорее был государственником. Никаких конфликтов с властью у него никогда не было.

С 2016-го Митько также преподает в Даляньском морском университете в Китае — в качестве приглашенного профессора. Жена ученого пояснила, что дважды в год он ездил в Китай с лекциями по гидрофизике — и даже предполагал, что России и Китаю следует сотрудничать в Арктике. Именно эти поездки привели к появлению уголовного дела в отношении ученого, рассказал «Медузе» адвокат Митько из правозащитной организации «Команда 29» Иван Павлов.

Секретный документ из багажа

По версии следствия (изложена в постановлении о домашнем аресте ученого, есть в распоряжении «Медузы»), как минимум с весны 2017 года Валерий Митько сотрудничает с китайскими спецслужбами: «из корыстной заинтересованности» он якобы согласился собирать информацию, являющуюся государственной тайной «военного характера». В частности, по версии ФСБ, китайские агенты просили Митько собирать данные о способах и методах обнаружения подводных лодок — а ученый якобы согласился в обмен на материальное вознаграждение (размер этого вознаграждения в документах, имеющихся в распоряжении «Медузы», не указан).

Валерий Митько в Морском университете Даляня

Валерий Митько в Морском университете Даляня

ФСБ полагает, что Митько ровно год собирал эту информацию — используя собственный опыт службы на флоте и «иные источники», а 24 марта 2018-го вывез и передал китайским спецслужбам — якобы осознавая, что действует в ущерб безопасности России.

Адвокат Митько пояснил «Медузе», что в марте 2018 года Митько действительно улетел в Китай, чтобы прочитать очередные лекции в Даляньском университете. В аэропорту багаж ученого негласно вскрыли сотрудники ФСБ, сфотографировали сложенные там бумаги и заново запечатали, говорит он, ссылаясь на материалы дела. Павлов полагает, что до этого за Митько уже несколько лет следили — именно из-за его контактов с коллегами из других стран.

Документы, сфотографированные в багаже у Митько, сотрудники ФСБ отправили на экспертизу — один из них признали содержащим государственную тайну. Иван Павлов пояснил «Медузе», что документ действительно касался характеристик различных подводных лодок, в том числе методов их обнаружения, но Валерий Митько уверяет, что взял его из открытых источников — чтобы использовать во время лекций.

«Нам известно лишь название этого документа, но сам он сейчас находится у стороны следствия — следователь отказывается предоставить его нам. Валерий Брониславович говорит, что всю информацию брал из открытых источников, и точно не помнит содержания документа. Сейчас наша задача — хотя бы по памяти восстановить его, и цифра за цифрой показать, что ничего секретного в нем нет», — поясняет Павлов. Название документа адвокат называть не стал, сославшись на подписку о неразглашении.

Удобные дела о госизменах

Сам Валерий Митько предполагает, что уголовное дело против него появилось из-за желания сотрудников ФСБ получить повышение в звании, говорит его жена. Согласен с этим и адвокат Павлов: он отмечает, что если бы сотрудники ФСБ действительно заботились о государственной безопасности, а не о своих карьерах, то не стали бы тянуть с задержанием ученого больше полутора лет после обнаружения якобы секретного документа в его багаже.

«Подобные дела не представляют большого и кропотливого труда для инициаторов. Сотрудники ФСБ наблюдают за определенными группами риска — это ученые, журналисты, правозащитники и так далее, — рассуждает Павлов. — Это человек, во-первых, обладающий определенными чувствительными для государства знаниями или собирающий такую информацию. Во-вторых, это человек, имеющий зарубежные контакты, например, сотрудничающий со своими зарубежными коллегами. За тем, кто отвечает этим двум условиям, будут внимательно наблюдать. Как только будет зафиксирован факт передачи им какой-нибудь информации за границу, для возбуждения уголовного дела останется лишь получить заключение „дружественных“ специалистов о том, что в переданной информации содержится гостайна. Это, как говорится, дело техники. Карманные эксперты, конечно, найдут в нем гостайну».

Правозащитник подчеркивает, что, исходя из сложившейся в России практики, гостайной можно признать что угодно. Российские законы устроены так, что сам перечень сведений, составляющих гостайну, — гостайна сама по себеНе имея допуска к секретным сведениям, человек не может знать, что тайна, а что нет. Однако от ответственности это его не освобождает.

Татьяна Митько отмечает, что во время службы на флоте у ее мужа действительно был допуск к гостайне по самой низшей третьей форме — она нужна для доступа к сведениям с грифом «Секретно». Однако этого допуска у него нет уже более 15 лет.

Сам Митько, по словам адвоката, отрицает не только сбор секретных сведений, но и какие-либо контакты со спецслужбами Китая — по версии следствия, он имеет в стране «устоявшиеся социальные связи» и опыт «длительного сотрудничества» с местными агентами. «Возможно, в академической среде, в которой вращался Валерий Брониславович, действительно был сотрудник спецслужб. Но как обычный человек мог узнать, что под профессорской мантией могут скрываться погоны?» — отмечает Павлов.

До 20 лет лишения свободы

5 июня арест Валерия Митько продлили до октября — защитники ученого намерены оспорить это решение. Ему по-прежнему запрещено гулять, а также общаться с сыном Арсением — он, как и отец, окончил военно-морское училище радиоэлектроники, а сейчас преподает в Государственном университете аэрокосмического приборостроения и является членом президиума Арктической академии наук (которую создавал Валерий Митько). По делу отца он проходит как свидетель и не может рассказывать о нем из-за подписки о неразглашении.

Второй свидетель по делу — научный секретарь Митько Марина Минина. Она изначально согласилась поговорить с «Медузой», но после консультации со своим адвокатом отказалась.

В ФСБ на официальный запрос и звонки корреспондента «Медузы» не ответили.

Павлов подчеркивает, что дело Митько легко вписывается в тенденцию преследования российских ученых, контактирующих с другими странами. Помимо дел о госизменах, в 2019 году Минобрнауки разослал по институтам официальный приказ с жесткими рекомендациями по поводу контактов с иностранцами. В документе говорилось, что на встрече с иностранцами должны присутствовать как минимум двое российских ученых. При этом такие контакты в нерабочее время возможны только с разрешения руководства, а после встречи исследователи должны составить отчет с кратким описанием разговора, приложив сканы паспортов участников. Российские ученые критиковали приказ, вспоминая советские ограничения на контакты с иностранцами. В итоге в начале 2020 года новый министр Валерий Фальков заявил, что отменил этот приказ.

12 июля Митько исполнится 79 лет — день рождения он отметит под домашним арестом. У ученого серьезные проблемы с сердцем и инвалидность третьей группы (выписка из больничных документов есть в распоряжении «Медузы»), а статья о госизмене предполагает наказание от 12 до 20 лет лишения свободы. Однако жена Митько подчеркивает, что он справляется с давлением из-за дела и ведет себя спокойно: «Он такой человек, спокойный, сдержанный, держит все в себе обычно. И сейчас ведет себя так же, как и всегда».

Павел Мерзликин