ЕСПЧ введет проведение обязательных переговоров сторон после коммуникации жалобы

11.12.2018

Такие переговоры могут завершиться заключением мирового соглашения, а также односторонней декларацией государства-ответчика о выплате компенсации заявителю жалобы. Комментирует юрист «Мемориала»

Предполагается, что новая процедура будет внедрена с 1 января 2019 г., однако в пресс-службе ЕСПЧ сообщили, что регламент еще разрабатывается. Минюст РФ сообщил «АГ», что его официально не уведомляли о внесении изменений в порядок производства по подаваемым в Европейский Суд жалобам, и отметил, что урегулирование спора на предлагаемых властями РФ условиях происходит практически в 100% случаев. Эксперты «АГ» позитивно оценили предлагаемое нововведение, однако некоторые из них отметили, что в случае достижения мирового соглашения не возникнет прецедент, а государства-ответчики не будут обязаны принимать меры общего характера.

30 ноября в Страсбурге состоялась встреча секретариата Европейского Суда по правам человека с юристами правозащитных организаций, на которой было озвучено, что с 1 января 2019 г. будет введена обязательная процедура переговоров сторон об урегулировании спора после коммуникации жалобы (compulsory non-contentious phase of proceedings).

По имеющейся информации, предварительные переговоры могут длиться до трех месяцев и завершиться мировым соглашением, заключаемым государством-ответчиком с заявителем. Также государство-ответчик может разработать одностороннюю декларацию о выплате компенсации заявителю или о принятии иных достаточных мер для восстановления его нарушенных прав. При недостижении компромисса между сторонами будет инициирована состязательная стадия обмена позициями. При этом в некоторых случаях новая стадия может быть пропущена, так как ЕСПЧ может рассмотреть дело самостоятельно по причине его важности, сложности и т. д. В 2019 г. коммуникации по делу будут происходить в онлайн-режиме. Введение такой меры призвано разгрузить работу Европейского Суда.

Пресс-служба ЕСПЧ в ответ на просьбу «АГ» подробнее рассказать о нововведении сообщила, что регламент процедуры переговоров еще находится в процессе разработки.

Юрист правозащитного центра «Мемориал» Татьяна Глушкова, которая участвовала во встрече, сообщила «АГ», что нововведение находится в русле политики, проводимой ЕСПЧ в последние годы. «Оно направлено на сокращение так называемого „бэклога“, то есть числа жалоб, ожидающих рассмотрения Европейским Cудом, — пояснила эксперт. — К уже реализованным мерам, направленным на достижение этой цели, в частности, можно отнести учреждение фильтрационной секции, строгое применение правила 47 Регламента Суда, устанавливающего требования к содержанию жалоб, введение процедуры „немедленной и упрощенной коммуникации“ жалоб (immediate and simplified communication, IMSI), а также повсеместно применяемую практику объединения однотипных жалоб и рассмотрения их крупными блоками».

По мнению эксперта, ЕСПЧ находится в поиске новых способов сокращения числа находящихся на рассмотрении жалоб. Одним из них и станет введение новой процедуры. «Как именно она будет работать, говорить пока рано. В настоящий момент одновременно с коммуникацией жалобы Суд всегда предлагает сторонам обозначить свою позицию относительно возможности заключить мировое соглашение с заявителем. Будет ли аналогичное предложение, сделанное в рамках новой процедуры, отличаться от того, которое направляется сторонам сейчас, неизвестно», — отметила Татьяна Глушкова. Она предположила, что, возможно, нововведение побудит какие-то правительства чаще соглашаться на мирное урегулирование части дел, а значит, их разрешение ускорится.

В то же время эксперт выразила опасения, что в тех случаях, когда правительство будет настаивать на своем в очевидно проигрышных для себя делах (в частности, по многочисленным «митинговым делам»), новая процедура просто затянет и без того невероятно долгое рассмотрение еще на три месяца. «Но более серьезная опасность состоит в том, что в соответствии с российским законодательством ни мировое соглашение, ни односторонняя декларация не являются основанием для пересмотра приговоров и решений национальных судов, что во многих случаях крайне важно для восстановления прав заявителя», — указала Татьяна Глушкова.

По мнению юриста, если в мировое соглашение чисто теоретически можно вписать условие о пересмотре национального судебного акта, то содержание односторонней декларации от заявителя никак не зависит. Соответственно, существует опасность, что в случае недостижения согласия между заявителем и государством-ответчиком ЕСПЧ будет утверждать односторонние декларации, с помощью которых правительства будут попросту откупаться от жертв нарушений прав.

«Кроме того, исполнение односторонних деклараций структурами Совета Европы никак не контролируется, — пояснила Татьяна Глушкова. — При неисполнении государством условий декларации заявитель может сообщить об этом Суду и попросить вернуться к рассмотрению его дела». В таком случае подобное нововведение приведет к существенному затягиванию рассмотрения. Также эксперт сообщила, что новая процедура вводится в тестовом режиме на один год, после чего Суд оценит ее эффективность.

Адвокат Проекта «Правовая инициатива» Ольга Гнездилова, которая также участвовала во встрече, отметила, что, с одной стороны, новая процедура будет выгодна заявителям, поскольку они смогут получать компенсацию быстрее, не дожидаясь годами решения по своему делу. С другой стороны, по словам адвоката, если стороны заключат мировое соглашение или Суд утвердит предложенную властями одностороннюю декларацию, то постановление по существу выноситься не будет. Таким образом, не будет и прецедента, и обязанности государства принять меры общего характера. «В то же время на встрече в Суде нам объяснили, что новая процедура не будет затрагивать особо сложные дела, серьезные нарушения прав человека, а также ситуации, которые способны сформировать новую или изменить существующую практику Суда», — сообщила Ольга Гнездилова.

Комментируя инициативу ЕСПЧ, адвокат Московской муниципальной коллегии адвокатов Алексей Лаптев также отметил, что Суд вынужден искать новые идеи для решения старой проблемы — своей перегруженности: «В условиях ограниченных ресурсов свобода для маневра у ЕСПЧ не так уж велика, но нельзя не отметить его креативность в поисках решений этой проблемы».

Эксперт отказался давать окончательную оценку того, к каким последствиям приведет реализация нововведения. «Пока можно сказать, что в случае успешной реализации новой процедуры выиграют все ее участники, — считает адвокат. — Так, заявители по типичным „повторяющимся“ жалобам смогут быстрее получить компенсацию, правда, в меньшем размере, если бы дело было рассмотрено Судом по существу».

По мнению Алексея Лаптева, при сокращении количества «повторяющихся» жалоб ЕСПЧ сможет больше сконцентрироваться на обработке «неповторяющихся», что также должно сократить сроки их рассмотрения: «Государства-ответчики, в свою очередь, смогут обойтись „меньшей кровью“ и улучшить свой имидж. Наконец, авторитет Суда вырастет, если сроки рассмотрения жалоб ощутимо сократятся».

Адвокат предположил, что после введения процедуры обязательных переговоров количество заключенных мировых соглашений повысится, но вряд ли значительно. В то же время, по его мнению, пока не ясно, каким образом должны проводиться эти переговоры — если они будут проходить посредством обмена письмами, то новая процедура практически ничем не будет отличаться от уже имеющейся. Кроме того, введение переговоров в качестве обязательной процедуры означает автоматическое увеличение срока рассмотрения жалобы ЕСПЧ (на период ведения переговоров). «Таким образом, практическая эффективность данного нововведения остается под большим вопросом», — заключил Алексей Лаптев.

Адвокат МЦФ МОКА Светлана Добровольская согласна, что мирное урегулирование споров будет способствовать более быстрому рассмотрению дела. «Тот факт, что эта процедура будет узаконена Судом как обязательная, позволит заявителю более быстро получить справедливую компенсацию от государства-ответчика, — считает эксперт. — А самое главное, в мировом соглашении можно предусмотреть какие-либо иные способы компенсации, кроме финансовой». По мнению адвоката, таким способом может быть возможность изменения меры пресечения заявителя: «Хотя это напрямую не предусмотрено Конвенцией, но прямого запрета на такие действия нет».

Министерство юстиции РФ сообщило «АГ», что его официально не уведомляли о внесении изменений в порядок производства по подаваемым в ЕСПЧ жалобам, в том числе в связи с введением переговоров для мирного соглашения в качестве обязательной стадии рассмотрения дел. «Вместе с тем, в соответствии с многолетней практикой, при коммуникации жалобы Европейский Суд предлагает сторонам урегулировать спор заключением мирового соглашения или прекратить производство по делу путем направления государством односторонней декларации. Данными процессуальными возможностями власти РФ активно пользуются», — пояснили в ведомстве. Также Минюст отметил, что сложившаяся практика рассмотрения мировых соглашений и односторонних деклараций ЕСПЧ свидетельствует о том, что урегулирование спора на предлагаемых властями РФ условиях происходит практически в 100% случаев.

Зинаида Павлова