«Да что они доказывают, все равно будет сидеть!»: суд продлил арест 76-летнему ученому Кудрявцеву

19.03.2019

В Лефортовском районном суде 19 марта продлили арест 76-летнему ученому Центрального научно-исследовательского института машиностроения (ЦНИИмаш) Виктору Кудрявцеву, обвиняемому в госизмене за отправку резюме в Фон Кармановский институт в Бельгии.

Несмотря на осложнения сахарного диабета и ухудшение слуха, следствие и суд не нашли причин выпускать его из-под стражи. В СИЗО Кудрявцев останется минимум до 20 мая.

«Все к гангрене идет. Ему ходить надо»

Перед началом заседания в коридоре Лефортовского суда жена ученого, Ольга Тимофеевна, рассказывала знакомым ей по прошлым заседаниям журналистам из научной газеты «Троицкий вариант — Наука» о здоровье Кудрявцева. По ее словам, за два месяца уровень сахара у него увеличился вдвое, и несколько дней назад врач прописал ему новое лекарство. Если раньше ученый справлялся с болезнью с помощью диеты и таблеток, то сейчас ему пришлось повысить дозировку лекарств в три раза, и скорее всего, придется переходить на инъекции инсулина. «Все к гангрене идет, ноги покрылись пятнами, — говорит Кудрявцева. — Ему ходить надо».

С Кудрявцевым Ольга Тимофеевна последний раз разговаривала месяц назад: следователь дал ей право на свидания, но она не может его увидеть из-за «украинских консулов». С января следователь Чабан ни разу не допросил Кудрявцева. «Он свидетелей допрашивает, но каких — непонятно, — говорит женщина. — Вот кончится следствие, предъявят ему обвинение — и он поймет, за что его под стражу отправили».

Через 15 минут после запланированного начала заседания к залу суда поднялись адвокаты Иван Павлов и Евгений Смирнов. Кудрявцева подумала, что в суд доставили и ее мужа, и стала глядеть в каждое окно в коридоре в его поисках. В одном из них показался край белого микроавтобуса, на котором его привозили в суд в прошлый раз, и она обрадовалась, что сейчас увидит мужа, но так его и не разглядела.

Через несколько минут на пятый этаж вместе с Кудрявцевым поднялись три человека в масках. Перед ними шел следователь Александр Чебан — крепкий лысый мужчина с кожаным портфелем. «Отойдите все влево!» — отгонял посетителей судебный пристав, держащий в левой руке красный айфон, а в правой — кепку. После того, как все участники заседания зашли в зал, пристав закрыл дверь и переключился на разговоры со своим коллегой.

— А ты сейчас кем оформлен?

— Ну, я администратор, техник…

— Паша Техник! — бросил пристав и громко засмеялся.

Следствие предложило продлить Кудрявцеву арест: по мнению следователя Чебана, ничего не поменялось, и поэтому меру пресечения изменять не стоит. Более того, в ходатайстве опять упоминалось спам-письмо о возможном получении грин-карты: в прошлый раз следствие так объясняло, что ученый может скрыться от следствия.

Совесть — юридическая категория

После ходатайства следствия стал выступать адвокат Иван Павлов. Он решил апеллировать к совести суда — по словам Павлова, это юридическая категория. «Есть закон, по которому мера пресечения в виде заключения под стражу может быть продлена, если обвиняемый может скрыться от следствия, препятствовать судопроизводству или продолжить преступную деятельность. Суд, руководствуясь совестью, должен примерять эти основания к характеристикам конкретной личности», — говорил Павлов. Он просил сменить меру пресечения ученому на не связанную с заключением под стражу. Сам Кудрявцев просил освободить его по состоянию здоровья. «Плохо ему», — резюмировал адвокат Евгений Смирнов.

Чтобы расслышать речь адвоката, жена Кудрявцева прислонилась к двери. Стоявшая на входе пристав несколько раз окликнула пенсионерку и потребовала не подслушивать, после чего женщина сдвинулась к стене, не убирая уха от двери. Впрочем, адвокат Иван Павлов говорил громко, и обрывки его речи можно было услышать в коридоре. Слушая аргументы адвоката о необходимости другой меры пресечения, пристав улыбалась, а Кудрявцева негодовала.

— Да что он доказывает, все равно будет сидеть!

— Ну, работа такая. Может, сердце судьи дрогнет, — успокаивала ее соратница.

— А оно ей надо? Может, его там вообще нет.

Через несколько минут из зала суда вышел адвокат Смирнов. Он заговорил с Ольгой Тимофеевной о лекарстве для диабетиков, которое она хочет передать Виктору на следующий день. «Вы, главное, не говорите ему, что оно дорогое, — говорил Смирнов. —  Он не возьмет».

«Он что, гангстер какой? Можно же по-человечески»

Через 10 минут после выхода адвоката зрителей пустили на оглашение решения. Судья коротко и сухо продлила содержание Кудрявцева под стражей до 10 месяцев — до 20 мая, и закрыла заседание. На оглашение ушло не больше минуты. После этого приставы стали выгонять всех из зала. Не уходила только Ольга Тимофеевна: она несколько раз пыталась донести слабослышащему мужу, что завтра она придет на свидание и передаст ему лекарство.

— Женщина, выходите! Иначе будет замечание. Или штраф. Или мне придется применить физическую силу, — выгоняла жену Кудрявцева судебный пристав.

— Ну и отлично! Может, мы бы даже вместе с ним сидели, — с обидой сказала Ольга Тимофеевна. — Он что, гангстер какой? Можно же по-человечески.

Через несколько минут из зала вышел адвокат Иван Павлов. Он сказал, что будет обжаловать решение суда — «для этого и работает адвокат». Он рассказал, что решил апеллировать к совести, но это не сработало — и едва ли сработает в Лефортовском суде. «Судья разрешила Кудрявцеву давать показания сидя. Она видела, как он качается, чтобы не упал прямо в клетке. Судье нужно было закрыть глаза и зажмурить совесть, чтобы не увидеть, что его характеристики в клише не вписываются», — сказал адвокат.

Программа: Поддержка политзеков

Кудрявцев Виктор Викторович родился 19 октября 1943 года. Житель города Королёв Московской области.