Чеченцы в Бресте: чужие среди своих и чужих

03.02.2017

Жители Чечни в Бресте не оставляют попыток пересечь польскую границу, чтобы получить убежище в ЕС. DW выясняла, каков их статус в Беларуси, и как реагируют на это Минск и Москва.

Жители Чечни не оставляют попыток выехать из Бреста в Польшу, чтобы получить убежище в ЕС. DW выясняла, каков статус чеченских беглецов в Беларуси, и как реагируют на ситуацию власти в Минске и Москве. По мнению опрошенных наблюдателей, причиной массового бегства чеченцев стало нежелание Кремля вмешиваться в дела руководства Чеченской республики, получившего неограниченную власть.

Время пребывания в Беларуси ограничено

«Несмотря на отказ Польши принимать большинство беглецов из Чечни из-за отсутствия там войны, число желающих получить убежище не уменьшается — в Бресте находится более тысячи человек», — рассказала DW правозащитница из белорусской бессрочной миссии «Human constanta» Наста Лойка. По ее словам, на железнодорожном вокзале чеченских беженцев сейчас немного, они снимают квартиры у брестчан.

Ежедневно польскую границу пересекает на поезде примерно 150 чеченцев — наполовину меньше, чем в сентябре 2016 года. Для прохождения процедуры международной защиты польская сторона оставляет приблизительно 10 процентов приехавших, а в Брест прибывают новые мигранты.

Высланные обратно жители Чечни, чьи запросы на убежище в Польше не рассматривались, не считаются депортированными. Не являются чеченцы и беженцами в Беларуси, так как не просили защиты у белорусского государства. «Как граждане России они имеют право, не регистрируясь, находиться в союзной Беларуси до 90 дней в году», — поясняет Лойка статус пребывания беглецов из Чечни на белорусской территории.

Правда, уже были случаи, когда некоторым за превышение срока проживания без регистрации в Беларуси ставили в паспорта штампы о депортации в Россию. «Но эта высылка добровольная, поэтому одни снова предпринимают попытки попасть в Польшу, другим мы помогаем выехать, например, на Украину», — говорит Наста Лойка. При этом она обратила внимание на то, что правозащитники лишь «разгребают» последствия для просителей убежища в Польше, связанные с высылкой. Острота же проблемы не исчезает, так как «не устранены причины, по которым люди вынуждены покидать свою родину», подчеркнула Лойко.

Невидимые беженцы

Оценивая локальный миграционный кризис на участке Брест-Тересполь, «Human constanta» назвала жителей Чечни «невидимыми беженцами на границе Беларуси и Польши». Их положение не является предметом для обсуждения ни для белорусских, ни для российских властей, в то время как Беларусь и Россия с Чечней находятся в Союзном государстве, а «поводом для отъезда многих стали преследования со стороны силовых структур Чеченской республики, угрозы, пытки и насильственное лишение жилья».

Факты жесткой расправы властей Чечни над жителями республики, российскими правозащитниками и журналистами, которые фиксируют нарушения законности и произвол руководства ЧР, приводятся также в опубликованном в 2016 году докладе российского правозащитного центра «Мемориал» «Контртеррор на Северном Кавказе: взгляд правозащитников». Отдельная глава этого документа называется «Чечня: тоталитарное государство в государстве».

«Если за косой взгляд в сторону власти люди бесследно исчезают, их могут пытать, убивать, выкидывать из своих домов только на основании подозрений в родстве с участниками незаконных вооруженных формирований, если с нарушителями правил дорожного движения по призыву Кадырова поступают как с террористами, — тем, кто смеет жаловаться, опасно оставаться не только в Чечне, но и на территории России», — заявил в интервью DW член Совета ПЦ «Мемориал» Олег Орлов.

Почему не вмешивается Кремль

На вопрос, что надо делать, чтобы изменить положение, правозащитник ответил: «Надо менять ситуацию в самой Чеченской республике». «Влияние Совета по правам человека и развитию гражданского общества при президенте РФ равно нулю», — считает Орлов, так как «большая часть членов совета сама попала под преследования, как участники организаций, признанных в России иностранными агентами».

Собеседник DW убежден, что решить «чеченский вопрос» может только Кремль, но, по его словам, «дело в том, что российские власти сами создали на территории РФ анклав тоталитаризма». «Путин одобряет действия своего любимчика Кадырова, который сам себя мнит духовным лидером Чечни, а тех, кто не следует его указаниям, считает врагами народа», — говорит Орлов. «Проблема в том, что все россияне сейчас вынуждены жить в условиях жесткого авторитарного режима, где широко применяются политические репрессии, где сажают за репосты в интернете, за мнение о деятельности чиновников, за статьи и книги», — объясняет правозащитник сложившуюся ситуацию.

Что касается бегущих в Польшу чеченцев, Орлов не исключает, что «достать их могут и в Беларуси — у кадыровцев длинные руки». О том, что беглецы опасаются оставаться в Бресте, так как граница с Российской Федерацией открыта, сообщила и Наста Лойка. У белорусских правозащитников «есть свидетельства, что силовики из Чечни не раз посещали беженцев на брестском вокзале, а вернувшихся в Чечню подвергали пыткам».

Автор — Галина Петровская

Источник — Deutsche Welle

Поделиться: