Часовщику отсчитывают три года

21.02.2018

Гособвинение попросило судью направить в колонию последнего фигуранта «дела 26 марта»

Прокуратура запросила три года лишения свободы для последнего фигуранта «дела 26 марта» — владельца часовой мастерской Дмитрия Борисова. Он обвиняется в нанесении двух ударов по шлему сотрудника полиции. Защита заявила, что никто из свидетелей ударов не видел. Адвокат Илья Новиков также поставил перед судом вопрос, почему полицейские в течение двух месяцев после митинга не сообщали начальству о происшедшем преступлении, если оно действительно было.

В Тверском районном суде Москвы состоялись прения сторон по делу 32-летнего москвича Дмитрия Борисова, активиста общественно-политического движения «14 процентов», обвиняемого в нападении на полицейского на несанкционированном митинге против коррупции 26 марта 2017 года. Гособвинитель Лариса Сергуняева напомнила, что в тот день Дмитрий Борисов находился у Пушкинской площади. Он увидел, что сотрудники полиции задерживают его друга Евгения Анохина, и схватил его за спину, пытаясь помешать задержанию. Когда к нему подошли полицейские, он стал сопротивляться, упал на землю. Его подняли за руки и ноги, но господин Борисов смог освободить ногу и ударил по шлему полицейского Илью Ерохина. Этот трюк ему удалось повторить. «Просматривается прямой умысел в действиях Борисова»,— указала гособвинитель. Она напомнила, что свидетели защиты видели, как полицейские задерживаемого били: «Но свидетели защиты заинтересованы в исходе дела, и к их словам надо отнестись критически». Гособвинитель попросила судью Дмитрия Гордеева назначить подсудимому три года колонии общего режима.

Защитники заявляют, что господин Анохин молча снимал видео задержаний. Господин Борисов возмутился задержанием друга, «но не наносил удары, так как это бессмысленно и чревато: он следил за "болотным делом" (после массовых беспорядков 6 мая 2012 года в Москве было возбуждено более 30 уголовных дел по фактам нападения на полицейских.— “Ъ”) и знал, что за каждый чих на полицейского ждет расплата»,— заявил защитник Николай Фомин. Когда оба друга упали, к Борисову, по словам защитника, подбежали пятеро полицейских. На видео видно, как один из них ногой ударяет в поясницу лежащего человека, потом рукой попадает ему в область паха. Оперативник, снимавший видео, заявил, что задерживаемый сгруппировался и рефлекторно двигал ногами и руками. Также рефлекторно он дергал ногой, когда его понесли, держа вниз головой, пояснил второй адвокат Илья Новиков. Когда господина Борисова поставили на ноги у автозака, тот сам, не сопротивляясь, дошел до автомашины. Господин Новиков заявляет, что ударов по шлему и вовсе не было: их не видел никто из свидетелей, кроме оперативника, снимавшего видео,— но его камера в те секунды снимала спины проходивших людей. Момент второго замаха ногой попал на видео. «Эксперт написал: можно предположить, что был замах, а потом удар,— процитировал заключение господин Фомин.— То есть эксперт положил в основу допущение». «Никто из полицейских не посчитал движение ноги поводом для рапорта начальству, хотя по должностной инструкции они обязаны докладывать»,— сказал господин Новиков. Он заявил, что следователи затребовали из ГУ МВД по Москве видеозаписи и спустя два месяца вызвали полицейского Илью Ерохина для дачи показаний: «Он был признан потерпевшим по уголовному делу за пять часов до возбуждения дела». Обвинив следователей в карьеризме, он назвал старших сержантов полиции из группы задержания часовщика лжесвидетелями. Их фамилии есть в протоколе задержания другого участника несанкционированной акции 26 марта, которого также защищал господин Новиков, но этого человека, по словам защитника, задерживали лейтенант и старший лейтенант — звездочки на погонах были четко видны на видео. Адвокат предположил, что сержанты составляли протоколы о задержании в отделе полиции и не были на митинге, а значит, давали в суде ложные показания.

Дмитрий Борисов свое последнее слово посвятил условиям содержания арестованных в СИЗО и в конвойных автомобилях: «На сборке, перед распределением в камеры, на 16 квадратных метрах находятся по 50 человек, и все курят. Многие бы не поверили в существование такого помещения в центре столицы великой державы. Я не издеваюсь, я действительно люблю свою страну, отчасти потому я и оказался 26 марта на Пушкинской площади».

Судья огласит приговор 22 февраля. Напомним, 26 марта 2017 года во многих городах России состоялись митинги против коррупции. На несанкционированном митинге в Москве были задержаны 1043 человека, семерым предъявили обвинения в нападении на полицейских, из них шестеро осуждены на сроки от восьми месяцев до трех с половиной лет.

Анастасия Курилова

Программа: Поддержка политзеков

Борисов Дмитрий Валерьевич родился 9 ноября 1985 года в Саратове, проживает в Красногорском районе Московской области. В 2008 году окончил Финансовую академию при Правительстве РФ, индивидуальный предпрениматель.

Программа: Поддержка политзеков

26 марта 2017 года в десятках городов России прошли массовые антикоррупционные акции. Власти ответили на них беспрецедентными по количеству задержаниями.