Статья УК: 
Написать письмо

127081, ул. Вилюйская д. 4, г. Москва, СИЗО-4. Воронцову Владимиру Алексеевичу 1984г.р. Электронное письмо можно также отправить платно через систему «ФСИН-письмо»  или бесплатно через сайт «Росузник».

Воронцов Владимир Алексеевич

Воронцов Владимир Алексеевич, родился 17 декабря 1984 года, москвич с высшим образованием, имеет на иждивении одного несовершеннолетнего ребенка, в прошлом – сотрудник полиции, в настоящее время - журналист (судебный корреспондент) сетевого издания «Росдержава», администратор сообществ «Омбудсмен полиции» и «Police Dating» соцсети «Вконтакте».

Обвиняется по п. «г» ч. 2 ст. 163 («вымогательство в крупном размере»), п. «а», «б» ч. 3 ст. 242 («Незаконные изготовление и оборот порнографических материалов, совершённое группой лиц с использованием средств массовой информации»), двум эпизодам п. «б» ч. 3 ст. 242 («Незаконные изготовление и оборот порнографических материалов с использованием средств массовой информации»), ч. 1 ст. 163 («вымогательство»), восьми эпизодам ст. 319 - («оскорбление представителя власти»)ч. 1 ст. 128.1 («клевета») УК РФ.

Лишен свободы с 7 мая 2020 года, содержится в СИЗО.

В настоящий момент дело рассматривается в Люблинском районном суде Москвы. 

Полное описание

Описание дела

Владимир Воронцов — майор МВД в отставке, служил в полиции 13 лет до сентября 2017 года, был сотрудником ППС УВД на метрополитене, работал в райотделе милиции, в уголовном розыске, в центре по противодействию экстремизму и в изоляторе временного содержания. В нескольких данных им СМИ интервью Воронцов рассказывает, что В ЦПЭ занимался «национальным экстремизмом». Однако в июне 2012 года он также несколько раз участвовал в составе групп в обысках у оппозиционеров, ставших подозреваемыми по только что заведённому «Болотному делу» (делу о «массовых беспорядках» во время митинга 6 мая 2012 года). Он также расследовал дело группы «антифа» Ирины Липской, обвинённой в нападении на посетителей «правых» концертов, но попавшей под амнистию в ходе суда. В среде «антифа» в то время его обвиняли в ультра-правых взглядах и связях с Марцинкевичем-«Тесаком». Сам Воронцов впоследствии объяснял журналистам, что связи с правыми «ультрас» были связаны с работой и служили «внедрению» в их среду. Впоследствии  благодаря Марцинкевичу он раскрыл реальные преступления на почве педофилии, совершенные  бывшим замглавы управления Федеральной службы судебных приставов Подмосковья. По его словам, уволиться из органов его побудила «палочная система», неэффективность и формализм в работе правоохранительных органов, бесправие рядовых сотрудников. Воронцов – фигура противоречивая: некоторые его бывшие коллеги по правоохранительным органам и даже бывшие соратники по группе «Омбудсмен полиции» активно публикуют на него компромат, в то время, как другие столь же активно поддерживают. 

В феврале 2017 года, еще работая в полиции, он завёл паблик в социальной сети «ВКонтакте» под названием «Омбудсмен полиции». Группа посвящена обсуждению проблем в работе правоохранительных органов, в ней состояло много действующих и бывших сотрудников МВД, которые неоднократно присылали Воронцову информацию о различных нарушениях в их ведомстве. Воронцов активно критиковал руководство МВД, публиковал внутренние документы ведомства, осуждал неподобающее поведение полицейских, защищал незаконно уволенных сотрудников, публиковал правовые «ликбезы» для сотрудников полиции. Кроме того, он организовывал благотворительные сборы денег на лечение сотрудников МВД и их детей. Воронцов поддержал движение Алексея Навального, популяризировал расследования ФБК, что побудило некоторых его бывших коллег по МВД обвинить его в зависимости от Ходорковского, Навального и Грузии.

Некоторые опубликованные им разоблачения приводили к отставкам. Так, в апреле 2020 года в «Омбудсмене полиции» обнародовали аудиозаписи, на которых предположительно начальница участковых Новосибирска Елена Устинова требует от подчинённых выполнять план по протоколам за нарушение самоизоляции. В результате публикации Устинова была уволена (причина увольнения подтверждается также решением суда по её иску о восстановлении на службе), а руководитель ГУ МВД Новосибирской области подал в отставку.  После того, как Воронцов опубликовал сообщения, которые якобы оставляли «по линии противодействия» участники закрытого чата Главного управления по противодействию экстремизму (прозванного журналистами «Фабрикой мемов»), руководитель подразделения Алексей Трифонов был отправлен на пенсию.

В настоящий момент у группы около 415 000 подписчиков. Существуют также аккаунт в Телеграме (@ombudsment) и личный аккаунт Воронцова в Инстаграме, у каждого из которых более 50 000 подписчиков.

Кроме основной группы Воронцов также создал группу «Police Dating», предназначенную для личных знакомств сотрудников полиции, а также группу для поиска и размещения вакансий для уволившихся (или уволенных) сотрудников и закрытый чат «Советники Омбудсмен», в который входили только администраторы групп.

После ареста Воронцова многие полицейские со всей страны начали публиковать фотографии в его поддержку с хэштегом #СвободуВоронцову. Личные поручительства за «Омбудсмена полиции» подписали правозащитники, журналисты, политики и публичные деятели. 8 мая 2020 года сотрудники конвойного полка саботировали доставку Воронцова в суд, заявив, что полностью поддерживают деятельность  «Омбудсмена полиции».  26 мая у Главного управления МВД по Москве прошли одиночные пикеты в поддержку Воронцова, их участников задержали. В Телеграме существует канал «Свободу Владимиру Воронцову» (@freeombudsment).

Согласно обвинительному заключению, обвинение Воронцова разбивается на несколько блоков.

Эпизоды, связанные с Р. Курбановым

1. Воронцов обвиняется в том, что в августе 2017 года он «обратился в созданный им  чат "Советники Омбудсмен" [этот чат, по показаниям свидетелей, был создан для общения администраторов группы «Омбудсмен полиции» и включал до 10 человек — прим. ПЦ] с просьбой получить порнографические фотографии Курбанова Р.А.». Одна из администраторов группы, Болотцева Е.Н., в личной переписке убедила Р. Курбанова (оба на тот момент были сотрудниками полиции) прислать ей свою интимную фотографию (возможно, снимков было несколько). Курбанов (согласно показаниям свидетелей и его самого) сделал «селфи» перед зеркалом так, что на фотографии были видны его половой член и лицо. Болотцева переслала снимок Воронцову, который через полтора месяца потребовал у Курбанова 300 000 рублей, угрожая опубликовать его фотографию в открытом доступе, совершив таким образом вымогательство в крупном размере (п. «г» ч. 2 ст. 163 УК РФ).

2. Поскольку Курбанов отказался платить, Воронцов (как сказано в обвинительном заключении) «предложил неустановленным лицам опубликовать интимное фото Курбанова. При этом Воронцов В.А. распределил между ними преступные роли, а именно неустановленные следствием лица должны были опубликовать в сообществе Police Dating, доступ к которому в настоящее время отсутствует, от имени пользователя с псевдонимом "Илона Валевич", доступ к странице которого отсутствует по причине её удаления,  порнографические изображения Курбанова Р.А.», нарушив таким образом п. «а», «б» ч. 3 ст. 242 УК РФ («распространение порнографических материалов группой лиц с использованием средств массовой информации, в том числе, сети Интернет»).

Проведенная следствием экспертиза признала фотографию Курбанова порнографической.

В настоящий момент все эти публикации недоступны, но в фильме, созданном соратниками Воронцова, показана фотография Курбанова, схожая с описанием в деле, что позволяет предположить в ней один из упомянутых снимков.

Эпизод Кобелева

Воронцов обвиняется в том, что 16 апреля 2020 года в семи публикациях в группе «Омбудсмен полиции» допустил «оскорбления в виде унизительной оценки Кобелева С.Ю. и в которой имеются лингвистические признаки неприличной формы выражения, унижающие его честь и достоинство, чем причинил  Кобелеву С.Ю. моральный вред», что расценено, как нарушение ст. 319 УК РФ («Оскорбление представителя власти»).

Сергей Кобелев – оперативник УСБ, участвовавший в обыске, проводимом у Воронцова в 2017 году. В первом из вменяемых ему постов о Кобелеве Воронцов поясняет причину своей обиды на него: «Обыск длился 6 часов и Серега решил применить оперскую хитрость, врубив другана. Сказал, что поддерживает мою движуху, что ему не нравится тотальный запрет на выезды из РФ для ментов. … в Голландию хотел рвануть, там однополые браки регистрируют. … А через два дня пошел и замусорился с заявой на меня в СК по 319. СК вынес отказной, сказав, что п..бол [так в ходе обыска обозвал его Воронцов – прим. ПЦ] не является оскорблением, а означает - лжец, болтун». В тот же день Воронцов публикует в группе ещё несколько постов о сексуальной ориентации и жизни Кобелева, ссылаясь на то, что тот сам размещал информацию о себе и свои фотографии на своей странице в Одноклассниках (посты 2, 3, 4, 5, 6). 

Эпизод Даньшиной

В соответствии с обвинительным заключением, 5 сентября 2018 года Воронцов «из неустановленных источников получил порнографические изображения Даньшиной Г.С.» и от своего имени «осуществил распространение порнографического изображения Даньшиной Г.С. в чате "Советники Омбудсмен" [это закрытый чат администраторов группы, Воронцову вменяются шесть публикаций в нем за один день – прим. ПЦ]». В тот же день ещё один раз, уже от имени группы «Омбудсмен полиции», он разместил эти порнографические материалы на странице открытой группы «Омбудсмен полиции». 

20 февраля 2020 года также от имени группы он ещё раз разместил «порнографические изображения с участием Даньшиной» в группе «Омбудсмен полиции».    

По этим эпизодам Воронцову дважды вменяется п. «б» ч. 3 ст. 242 («Незаконные изготовление и оборот порнографических материалов с использованием средств массовой информации») – отдельно за каждую из дат публикаций. 

Сделанная по заказу следствия экспертиза определила фотографию Даньшиной, как порнографическую. 

В настоящий момент все упомянутые публикации недоступны.

Эпизод вымогательства у Андиной 

Как утверждает обвинительное заключение, «28 декабря 2019 года под предлогом оказания юридической помощи Андиной И.М. по причине её увольнения из органов внутренних дел Воронцов получил в ходе переписки с ней в личных сообщениях порнографические фотографии Андиной И.М.» После этого в ходе переговоров по Whatsapp он не раз требовал у неё 30 000 рублей за нераспространение указанных порнографических материалов, которые Андина в итоге ему перевела на карту 12 декабря 2020 года. Таким образом Воронцов нарушил ч. 1 ст. 163 УК РФ («вымогательство»).

Воронцов подтверждает получение денег от Андиной (это же подтверждается чеком перевода), но утверждает, что полученные от неё 30 000 руб. являлись вознаграждением за составление им апелляционной жалобы на решение суда от 5 февраля 2020 года, в котором Андина оспаривала своё увольнение из МВД.  По его словам, интимные фотографии  Андиной были опубликованы  в совершенно ином месте и иными людьми в ноябре 2019 года, еще до предполагаемой даты его вымогательства, и именно эти публикации послужили причиной её увольнения из органов, оспаривать которое он ей помогал. Это зафиксировано вступившим в силу решением Пролетарского районного суда г. Саранска от 05.02.2020. Поэтому никакого предмета вымогательства с его стороны не могло быть.

Эпизоды Юдановой

По утверждению обвинительного заключения, Воронцов опубликовал в группе «Омбудсмен полиции» «информацию, содержащую оскорбления в виде унизительной оценки начальника Правового отдела УВД по ЦАО ГУ МВД России по г. Москве Юдановой Л.С., в которой имеются лингвистические признаки неприличной формы выражения, унижающие её честь и достоинство, чем причинил  Юдановой Л.С. моральный вред и допустил публичное оскорбление представителя власти».

Обвинение насчитывает семь публикаций: 13, 14 и 17 марта, 20 июня, 4 июля 2019 года, 5 и 10 марта 2020 года. По каждой из семи в отдельности Воронцов обвиняется по ст. 319 УК РФ («оскорбление представителя власти»).

В своих показаниях следствию потерпевшая Юданова кратко описывает содержание этих публикаций: «13.03.2019 опубликована статья под названием «Психология убожества по фамилии Юданова», в которой Воронцов  дает оценку ее действиям как участнику судебного процесса, называет ее дебилом; 17.03.2019 Воронцов называет ее дурой; 06.06.2019 Воронцов А.В. в прямом эфире при обсуждении судебных процессов допустил оскорбления в ее адрес; 07.06.2019 Воронцов … обезличено оскорбляет сотрудников правого подразделения МВД России и приводит в качестве примера ее, как начальника правового отдела УВД по ЦАО ГУ МВД России по г. Москве, утверждая об отсутствии у нее моральных качеств. 20.06.2019 Воронцов утверждает, что она является лицемерной и наглой. 03.07.2019 Воронцов называет её «самой наимерзейшим юристом МВД России, с которым он встречался в судах, наглой, хабалистой и глупой, бледной молью.  28.07.2019 Воронцов называет её «альбиноской, надзирателем немецкого концлагеря «Аушвитс» Хильгедард Нойманн»; 05.03.2020 Воронцов называет её «юрист уровня – идиот»; 10.03.2020 Воронцов [пишет]: «Она мерзкая и тупая. Юрист уровня дебил… она просто дура… обычная рыночная торгашка».

В настоящий момент все эти публикации удалены.

Эпизод Подколзиной

Обвинение утверждает, что Воронцов «21 июня 2018 года разместил в сообществе "Омбудсмен полиции" публикацию, содержащую высказывания с негативной оценкой действий Подколзиной В.А., в которых получили речевое выражение факты действительности и положение дел, имеющие отношение к Подколзиной В.А. и выражающие негативную оценку её действий, представленные в форме утверждения, некатегорического утверждения и предположения, чем причинил Подколзиной В.А. моральный вред», что попадает под действие ст. ч. 1 ст. 128.1 («клевета») УК РФ.

Подколзина является адвокатом Адвокатской палаты Московской области. Публикация была размещена от имени группы «Омбудсмен полиции», т.е. кем-то из администраторов группы. В ней приводится длинное письмо на имя Воронцова от адвоката, защищающего сотрудника полиции, обвиненного в превышении полномочий. Автор письма обвиняет Подколзину в том, что, придя в ОМВД как адвокат, она была инициатором возникшей потасовки в здании полиции, в чем в итоге обвинили его подзащитного. Автор выдвигает обвинения в адрес Подколзиной в нарушении УК (в частности, ложном доносе и оскорблении сотрудника полиции). Сама Подколзина в своих показаниях по делу Воронцова говорит, что просила Воронцова в переписке удалить публикацию, но он удалил лишь оскорбительные комментарии под ней. Поскольку, по словам Подколзиной, приведённые в письме обвинения в её адрес не подтвердились впоследствии в суде, публикация содержит клевету, а Воронцов не удалял её из личной неприязни, хотя они с ним не знакомы. Поэтому она откликнулась на призыв Следственного комитета откликнуться всем пострадавшим от «Омбудсмена полиции» и подала заявление.

Воронцов утверждает, что не является автором публикации, с Подколзиной В.А. не знаком, ему о ней ничего неизвестно, как и неизвестно о достоверности размещенной информации.

Свидетелями обвинения по всем эпизодам являются, в основном, бывшие и действующие администраторы групп, созданных Воронцовым.

Рассматривает дело в Люблинском районном суде судья Калинина Т.В.

Адвокат Воронцова – Федор Аксененко.

Основания признания политзаключённым

Рассмотрим хронику развития дела против Воронцова.

8 апреля 2020 года телеканал RТ сообщил, что в Санкт-Петербурге заведено дело по ч. 9 ст. 13.15 КоАП («злоупотреблении свободой массовой информации») в связи с фейковой публикацией о коронавирусе. В сообществе «Омбудсмен полиции» появилось сообщение, что «в институте ФСБ России г. Санкт-Петербург 70% заболевших коронавирусной инфекцией». По результатам прокурорской проверки на Воронцова было заведено дело о «публикации заведомо недостоверных сведений, создающих мнение у пользователей об угрозе массового нарушения общественного порядка и общественной безопасности».

13 апреля 2020 года выходит сюжет Рен-ТВ и серия публикаций в соцсетях, обвиняющих Воронцова в сексуальных домогательствах, связях с радикальными националистами, структурами Михаила Ходорковского и «Михаилом Световым, одиозным политиком, которого обвиняли в педофилии»

14 апреля 2020 года дома у Воронцова прошел обыск, а Следственный комитет сообщил о заведении уже уголовного дела по ст. 207.1 УК РФ («публичное распространение заведомо ложной информации об обстоятельствах, представляющих угрозу жизни и безопасности граждан») за ту же публикацию о заболевших в институте ФСБ. После допроса Воронцов был отпущен в статусе свидетеля. В итоге в представленное в суд обвинительное заключение этот эпизод не попал.

7 мая 2020 года к Воронцову снова пришли с обыском, причем спецназ штурмовал квартиру через окно. Задержание и обыск в квартире снимало Рен-ТВ. Воронцов был задержан.  После задержания ГСУ ГУ МВД России по г. Москве  предъявило Воронцову обвинение в вымогательстве.

В тот же день «Коммерсантъ» опубликовал версию, по которой Воронцов действовал из мести знакомому, отказавшемуся его трудоустроить. Не ссылаясь на источники, газета утверждала, что на допросе «подручная Воронцова» уже призналась в этом. Текст «Коммерсанта» рисует откровенно негативный образ Воронцова с моральной и профессиональной стороны. 

Тверской районный суд Москвы арестовал Воронцова до 6 июля 2020 года. 

9 мая 2020 года ТАСС от имени ГУ МВД распространил информацию с просьбой «откликнуться пострадавших от противоправных действий блогера Владимира Воронцова»

23 мая 2020 года  ТАСС со ссылкой на пресс-службу ГУ МВД сообщает, что на Воронцова заведено еще одно дело - о порнографии. ТАСС также сообщает об обыске у другого администратора группы «Омбудсмен полиции» Игоря Худякова.

25 мая 2020 года ГУ МВД вновь обращается к гражданам в поисках пострадавших от Воронцова.  Пресс-служба публикует видео опроса сотрудниками УСБ бывшего администратора группы «Омбудсмен полиции», сотрудницы экспертно-криминалистического центра управления МВД по Петербургу (имя не раскрывается). 

27 мая выходит еще одна публикация «Коммерсанта» с обвинениями Воронцова в нечистоплотности в ходе защиты в судах уволенных полицейских, с которых он, по словам газеты, требовал неадекватные суммы денег и не предоставлял качественной помощи. Имена и эпизоды не раскрываются, но газета предрекает, что в деле Воронцова появится ещё ряд эпизодов мошенничества. В итоге обвинения по этой статье не предъявлены.

27 мая 2020 года, по словам информатора «Медиазоны», руководство ГУ МВД по Москве призвало всех сотрудников, которые «передавали Воронцову информацию о работе ведомства за денежное вознаграждение», сообщить об этом до 3 июня. В этом случае они не понесут наказания. Сообщается об увольнениях ряда сотрудников МВД, поддержавших донатами проект «Омбудсмен полиции».

28 мая 2020 года появляется сообщение о третьем уголовном деле Воронцова, по обвинению в оскорблении представителя власти в лице оперуполномоченного УСБ Сергея Кобелева.

29 мая 2020 года против Воронцова возбуждены еще два уголовных дела. 

3 июня 2020 года дело Воронцова передается из МВД в Следственный комитет. Воронцов к тому моменту уже дважды обращался в прокуратуру с требованием передать дела в СК из-за нарушения подследственности, поскольку дела с участием сотрудников полиции должен расследовать именно СК, а не МВД, и это было нарушением закона.

2 июля ТАСС сообщает, что СК выявляет всех «скрывающихся под псевдонимами» администраторов группы «Омбудсмен полиции».

17 июля 2020 года становится известно о новых делах (без указания статей УК) против Воронцова. Со ссылкой на адвоката СМИ сообщают, что ещё одно заявление на Воронцова подала сотрудница полиции Людмила Юданова.

11 августа 2020 года ТАСС сообщает, что против Воронцова возбуждено еще шесть уголовных дел.

Как мы видим, дело развивалось стремительно и сопровождалось мощной информационно-пропагандистской кампанией, новости о деле регулярно публиковали ведущие официозные агентства и телеканалы. Эпизоды и обвинения появлялись один за другим, некоторые из них так и не дошли до суда. Конечно, можно предположить, что повышенный интерес прокремлевских СМИ вызван большой популярностью паблика, говорящей об общественной значимости явления. Но упоминания Воронцова в ряду самых различных «врагов России» при достаточно малозначительных преступлениях, ставящихся ему в вину, дают основание предполагать политический «заказ».

В обвинениях, предъявленных Воронцову, присутствуют многочисленные неувязки и подтасовки, позволяющие допустить фальсификацию многих обвинений.

1. По обвинению в вымогательстве. Курбанов подал заявление о вымогательстве спустя три года после события. Курбанов утверждает, что предложение заплатить «отступного» было ему сделано во время звонка по Whatsapp с номера Воронцова, при этом Воронцов не представлялся, но Курбанов узнал его по голосу.  Доказательствами вымогательства служат только показания самого потерпевшего и косвенно - показания его брата и отца, которым он якобы сообщил о факте вымогательства. Никаких подтверждающих документов (аудио записей, сохранённой переписки в WhatsApp и т.д.) в деле нет. Лишь в показаниях свидетеля обвинения Т. Винокуровой, бывшей в то время администратором группы «Омбудсмен полиции», есть упоминание, что в «админском» чате Воронцов предложил «раскрутить Курбанова на тридцатку» (проверить это невозможно). Однако, по её же словам, Воронцов сразу после этого написал, что пошутил. При этом названная ей сумма в десять раз меньше той, на которой настаивает Курбанов (300 000) и которая позволяет обвинению квалифицировать вымогательство как имевшее место в «крупном размере».

Защитой представлена сохранённая переписка с Воронцовым, в которой Курбанов обращается к собеседнику в приятельском тоне и поздравляет с праздниками уже после якобы имевшего место вымогательства. Приводится также объяснение Курбанова руководству в связи с появлением его интимных фотографий, объясняющая их появление: «3 октября 2017 года подруга Алина сообщила, что в «Полис Дейтинг» увидела обсуждение того, что я отправляю свои фотографии с интимным содержанием девушкам из этой группы. В 2017 году был в отпуске в Азербайджане, на пляже меня снимали на видео. Данное видео я выложил в Инстаграм. Спустя день получил данное видеосообщение с данной видеозаписью, с приложенной музыкой шуточного характера.  Считаю, что видео и опубликованные фотографии делал один и тот же человек с неизвестной мне целью. Предполагаю, что фотографии являются монтажом». Это невнятное объяснение не сочетается с выдвинутыми им впоследствии обвинениями в адрес Воронцова.

2. По обвинению в публикации порнографии с Курбановым. Интимная фотография Курбанова появилась в комментарии к его посту, адресованному женщинам в «группе знакомств» Police Dating, с призывом к знакомству и встречам. Комментарий с фотографией был сделан от имени пользователя «Илона Валевич», созданном изначально Т. Винокуровой. Но к тому моменту, по её словам, она уже не пользовалась аккаунтом, раскрыв в «админском» чате его пароль. Автор публикации так и остался в обвинении «неустановленным лицом». Комментарий с фотографией, по утверждению некоторых свидетелей, был удален кем-то из админов уже через час после появления.

Утверждение о том, что Воронцов «потребовал от участников чата опубликовать фотографию Курбанова» базируется только на показаниях Винокуровой (другие администраторы чата, судя по обвинительному заключению, этого не утверждали). 

Е. Болотцева, также бывшая администратором группы, которой Курбанов и прислал свое интимное фото, показывает, что была возмущена его домогательствами как в личной переписке, так и в открытой переписке в группе. О пристрастии Курбанова к флирту в группах и чатах говорят несколько свидетелей. Полученное от Курбанова интимное фото Болотцева выложила в «админский» чат группы. То есть любой из имеющих доступ к чату видел эту фотографию и знал пароль аккаунта «Илона Валевич». Утверждение, что её опубликовал именно Воронцов, основывается только на предположениях. 

Никаких документальных подтверждений показаниям свидетелей о переписке в «админском» чате не сохранилось. В декабре, по словам адвоката Федора Аксененко, одна из свидетельниц обвинения, бывшая администратором группы (адвокат не стал называть её имя) заявила что следствие оказывало на нее давление с целью получить показания на Воронцова. 

Определение «порнографии» - достаточно тонкий и неоднозначный вопрос. Уголовный кодекс Российской Федерации не содержит разграничения между порнографической продукцией и непорнографическими материалами, содержащими изображения половых органов. Тем не менее, юристы ПЦ уже не раз делали свой анализ этого понятия в применении к соответствующим статьям УК (в частности, в делах Юрия Дмитриева и Андрея Боровикова). Подытоживая рассуждения, приведенные в упомянутых материалах, мы приходим к выводу, что для признания фотографий порнографическими необходимо, чтобы они имели в качестве своей цели удовлетворение (или хотя бы возбуждение) полового влечения у среднестатистического человека (именно среднестатистического, так как необходимо исключить из рассмотрения случаи девиации, когда человека может сексуально завести даже абсолютно не провоцирующая фотография).  В данном же случае, исходя из описания снимка свидетелями («ростовое селфи в зеркале стоящего человека с видным половым членом»), на наш взгляд, квалификация его экспертизой как порнографического весьма сомнительна. Это тем более так, если показанное в видеосюжете фото действительно соответствует вменённому. Контекст и восприятие обсуждаемых фотографий, скорее, позволяет говорить об их компрометирующем характере, чем направленном на создание сексуального возбуждения, похоти и т.д.

Более того, свидетель А. Поплавский в показаниях утверждает, что видел в сети фото с заретушированными (как и в видеосюжете) половыми органами. Судя по другим схожим доступным публикациям в группе, там все же соблюдалась традиция прикрывать половые органы ретушью. 

Совокупность показаний свидетелей говорит скорее, что эта ситуация вполне может являться стихийной местью Курбанову со стороны какой-то из участниц группы, подвергшейся его домогательствам, а не заранее спланированной акцией, организованной Воронцовым. В связи с такой возможностью квалификация по п. «а» («в составе организованной группы») ч.3 ст. 242 представляется сомнительной.

Помимо того, есть сомнения, в том, что буква уголовного закона позволяет квалифицировать распространение фото в социальных сетях по п. «б» ч.3 ст. 242. Этот пункт предполагает распространение «с использованием средств массовой информации, в том числе информационно-телекоммуникационных сетей (включая сеть "Интернет")». В соответствии с законом о средствах массовой информации социальная сеть не является СМИ, а сама грамматическая конструкция формулировки (в отличие от формулировок ряда схожих статей УК) предполагает использование интернета как способ распространения материалов именно в СМИ.  

Соответственно, сомнения вызывает и как таковая квалификация вмененного Воронцову деяния по ч.3 ст. 242. Если же квалифицировать его, как следует из точного понимания закона, по более лёгкой первой части этой статьи («простое» распространение порнографии), предусматривающей наказание до 2 лет лишения свободы, срок давности привлечения к уголовной ответственности за это преступление небольшой тяжести составляет два года и к настоящему времени уже истёк. 

3. По обвинению в публикации порнографии с Даньшиной.  «Порнографические» фотографии Даньшиной описываются свидетелями, как «снимки в рубашке с обнаженными гениталиями». При этом двое свидетелей утверждают, что на опубликованных в открытом паблике снимках половые органы были заретушированы, а другие не помнят, была ли ретушь. До сих пор среди старых публикаций в группе обнаруживается несколько «фривольных» фотографий женщин с обнажёнными различными частями тела. Если вмененные снимки следуют тому же стилю, то отнесение их к порнографическим является очевидной натяжкой на уже описанных выше основаниях.

По показаниям одного из администраторов группы И. Худякова, также привлеченного к ответственности по этому эпизоду, именно он, а не Воронцов, опубликовал в закрытом «админском» чате не заретушированные снимки Даньшиной, и это была единственная публикация без ретуши. Это ставит под сомнение обвинение Воронцова в многократной публикации «порнографических» снимков Даньшиной. 

Воронцову также вменена публикация этих снимков в основной группе «Омбудсмен полиции». Эти публикации удалены. Но в группе до сих пор можно найти ряд репостов снимков, на которых сотрудники полиции снимали себя в частично обнажённом виде. Во всех этих случаях кадры опубликованы с заретушированными половыми органами.  Наконец, утверждение, что эти фотографии в группе публиковал именно Воронцов, опирается лишь на предположения некоторых свидетелей.

Все это делает весьма сомнительным и недостаточно доказанным обвинение Воронцова в распространении порнографии.

4. По поводу обвинения в вымогательстве денег у Андиной под угрозой публикации её интимных фото. Давая показания в суде, сама потерпевшая и свидетель обвинения  неожиданно изменили свои показания. Они сообщили, что Андина специально прикинулась потерпевшей, чтобы разоблачить заказной характер дела против Воронцова.  Она намеренно публиковала в соцсетях жалобы на Воронцова, в результате чего с ней немедленно связались сотрудники УСБ, специально приехали к ней в Саранск и уговаривали её поехать в Москву для дачи показаний на Воронцова. Взамен её обещали восстановить на работе в МВД, а в Москве, куда она согласилась поехать, купили дорогие туфли и одежду. Однако после того, как она дала показания, на службе её так и не восстановили. Все разговоры с сотрудниками она записывала на диктофон, что стало материалом для разоблачительного фильма

5. В эпизоде Подколзиной (ст. 128.1), как и других эпизодах, доподлинно неизвестен автор публикации (им мог быть любой из админов), а авторство Воронцова является лишь предположительным.  Помимо всего, срок давности по этому эпизоду истек.

6. Статья 319 УК («Оскорбление представителя власти») вообще не предусматривает лишения свободы. При наличии нескольких оскорбительных характеристик (если цитирование самой пострадавшей слов Воронцова точны), необходимо учитывать, что в первую очередь Воронцов критиковал действия Юдановой как представителя правоохранительных органов, будучи искренне убежденным в её низких профессиональных качествах и недостойном её профессии поведении.

Надо отметить, что в критике отдельных сотрудников полиции группой «Омбудсмен полиции» неоднократно допускался резкий, иногда оскорбительный тон, часто встречались гомофобные высказывания. Критикуя действующих сотрудников полиции, выкладывающих в сеть свои «неприличные» фотографии, админы группы не раз репостили эти снимки, сопровождая их достаточно грубыми критическими или издевательскими отзывами.  Некоторые публикации, на наш взгляд, могут заслуживать квалификации по ст. 5.61 КоАП («Оскорбление») или иска о защите чести и достоинства. Однако, на наш взгляд, это обстоятельство не является поводом для применения правила исключения возможности признания политзаключённым, поскольку не связано ни с насильственными действиями, ни с призывами к ним,  и связано со спецификой среды сотрудников правоохранительных органов. 

В то же время предъявленные Воронцову обвинения представляются либо полностью надуманными, либо квалифицированными избыточно. В развитии его дела отчетливо просматривается достаточно распространенная практика российских правоохранителей – сперва арестовать человека, предъявив ему некие, часто незначительные и сомнительные обвинения (которые часто «не доживают» до суда), а затем уже пытаться «накопать» как можно больше, параллельно создавая его отрицательный образ. 

Расследование сопровождалось активной компанией по дискредитации Воронцова в официальных СМИ и провластных блогах. Однако несмотря на все усилия следствия, «сливы» через СМИ и публичные поиски потерпевших, против Воронцова не были выдвинуты обещанные обвинения в мошенничестве. Следователям в результате длительных поисков не удалось найти сколько-нибудь существенных случаев преступной деятельности Воронцова, кроме сомнительного эпизода Подколзиной с истёкшим сроком давности и скандальной истории Андиной, обернувшейся в итоге против следствия.

В большинстве случаев трудно утверждать, что Воронцов не публиковал вменённые ему материалы. Но и доказательства именно его авторства этих публикаций косвенные и основаны только на показаниях свидетелей. Свидетелями же и потерпевшими в деле стали, в основном, бывшие и действующие сотрудники МВД, находившиеся в зависимости от руководства. Кроме того, свидетели – администраторы групп Вконтакте сами находились под уголовным преследованием или его угрозой и, соответственно, испытывали зависимость от следствия. При этом в их показаниях присутствуют разногласия. 

Обвинения по наиболее тяжким статьям, допускающим содержание под стражей, имеют наибольшие признаки фабрикации, в то время как остальные обвинения (в клевете и оскорблении представителя власти) не предполагают заключения даже в качестве наказания. Срок содержания под стражей (к январю 2022 г. - 1 год и 10 месяцев) явно не соответствует общественной опасности предполагаемых преступлений Воронцова, его уголовное преследование носит явно избирательный характер и осуществляется с явными нарушениями права на справедливый суд.

Неполная лояльность сотрудников силовых структур, обеспечение защиты их прав от произвола начальников традиционно и не без оснований воспринимаются властью как угроза возможности бесконтрольного применения этих структур для сохранения существующего режима. 

Учитывая это, а также регулярно звучавшую в публиках «Омбудсмена полиции»  критику в адрес руководства силовых ведомств, сравнение его в пропагандистских материалах с «врагами России Ходорковским и Навальным», давление на рядовых сотрудников полиции, поддержавших канал «Омбудсмен полиции»,  мы усматриваем в деле Воронцова признаки политического мотива, направленного как на упрочение либо удержание власти субъектами властных полномочий, так и на недобровольное прекращение публичной деятельности Воронцова.

Мы не находим оснований для применения исключения, предусмотренного п.3.3. Руководства по применению понятия «политический заключённый». Несмотря на то, что  Воронцов во время службы в «Центре Э» принимал участие в следственных действиях по сфабрикованному «Болотному делу» в отношении участников протестного движения, с одной стороны,  занимавшиеся «Болотным делом» эксперты-правозащитники не включили его в число тех, кто занимался фабрикацией дела и нарушал права человека, а с другой, нет оснований утверждать, что Воронцов совершал насильственные действия, дающие основания для применения упомянутого исключения, или осуществлял призывы аналогичного свойства.   

В силу всего сказанного и опираясь на Руководство «Мемориал» признает Владимира Воронцова политическим заключенным, требует его немедленного освобождения из-под стражи и справедливого расследования предъявленных ему обвинений.

Признание лица политзаключённым не означает ни согласия Правозащитного центра «Мемориал» с его взглядами и высказываниями, ни одобрения его высказываний или действий.

Как помочь

Адрес для писем: 127081, ул. Вилюйская д. 4, г. Москва, СИЗО-4. Воронцову Владимиру Алексеевичу 1984 г.р.

Электронное письмо можно также отправить платно через систему «ФСИН-письмо»  или бесплатно через сайт «Росузник».

Вы также можете помочь политзаключённым, сделав пожертвование на счета Союза солидарности с политзаключёнными: электронный кошелёк системы «ЮMoney» 410011205892134.

Ссылки на публикации в СМИ

ВВС. «Хотел поменять мышление верхушки». Как сотрудник центра "Э" стал "омбудсменом полиции" и критиком МВД»  // https://www.bbc.com/russian/features-52934722 

Сноб. «Норма была — пять свастик в неделю». Монолог бывшего «эшника» // https://snob.ru/entry/166679/ 

Медиазона. «Полицейские — одна из самых незащищенных групп». Администратор паблика «Омбудсмен полиции» — о своем уголовном деле и работе оперативника в Центре «Э» // https://zona.media/article/2017/11/27/ombudsment 

Медуза. Что сотрудники Центра «Э» делают на митингах? Почему они все одинаковые? Откуда берутся дела за репосты? Отвечает бывший сотрудник подразделения Владимир Воронцов // https://meduza.io/feature/2019/08/23/chto-sotrudniki-tsentra-e-delayut-na-mitingah-pochemu-oni-vse-odinakovye-otkuda-berutsya-dela-za-reposty     

Lenta.ru. «Закроют меня — другие продолжат» Бывший полицейский разоблачал коллег и теперь рискует сесть  //  https://lenta.ru/articles/2017/12/08/police/  

Медиазона.Криволингус на контроле у Колокола. Как сторонники «омбудсмена полиции» обманули следствие, чтобы доказать фальсификации в его деле // https://zona.media/article/2021/10/22/vorontsov 

МК. Дело «омбудсмена полиции» Воронцова перевернулось из-за неожиданных показаний // https://www.mk.ru/social/2021/10/21/delo-ombudsmena-policii-voroncova-perevernulos-izza-neozhidannykh-pokazaniy.html   

Медиазона. Преследование «Омбудсмена полиции» (полная подборка материалов) // https://zona.media/chronicle/vorontsov  

Подборка материалов ОВД-Инфо по делу Воронцова // https://ovdinfo.org/story/delo-ombudsmena-policii

Медиазона. Адвокат: свидетельница обвинения по делу создателя «Омбудсмена полиции» Воронцова рассказала в суде об угрозах от следователя // https://zona.media/news/2021/12/17/om-pol 

Высокопоставленного полицейского с Урала обвинили в фабрикации дела. Операцию-разоблачение готовили год. Фильм-расследование скрыли из поиска Youtube и Google// https://www.e1.ru/text/criminal/2021/10/27/70215527/ 

«Открытые медиа». Защита Воронцова предъявила его переписку с «потерпевшим»: тот продолжал просить «обидчика» о помощи //  https://openmedia.io/news/n3/zashhita-voroncova-predyavila-ego-perepisku-s-poterpevshim-tot-prodolzhal-prosit-obidchika-o-pomoshhi/ 

МК. Жена «омбудсмена полиции» Воронцова раскрыла историю его жизни // https://www.mk.ru/social/2020/05/29/zhena-ombudsmena-policii-voroncova-raskryla-istoriyu-ego-zhizni.html 

 Коммерсантъ. «Омбудсмена полиции» взяли за шмеля // https://www.kommersant.ru/doc/4340121 

Коммерсантъ. «Омбудсмен полиции» оказался неважным защитником // https://www.kommersant.ru/doc/4357817

Фильм «Спасти омбудсмена полиции» https://www.youtube.com/watch?v=wMNL-2UFWoY

Дата обновления справки: 05.02.2022

Развернуть