Статья УК: 
Написать письмо

344022, г. Ростов-на-Дону, ул. Максима Горького, д. 219, ФКУ СИЗО-1 ГУФСИН России по Ростовской области, Сидорову Яну Владимировичу 1999 г. р.

Сидоров Ян Владимирович

Сидоров Ян Владимирович родился 9 октября 1999 года, жил в городе Ростов-на-Дону, студент III курса колледжа филиала РАНХиГС, направление «Экономика и бухгалтерский учёт». Обвиняется в совершении преступления, предусмотренного ч. 3 ст. 30, ч. 1 ст. 212 («Покушение на организацию массовых беспорядков», до 11 лет 3 месяцев лишения свободы), ч. 3 ст. 30, ч. 2 ст. 212 («Покушение на участие в массовых беспорядках», до 6 лет лишения свободы) УК РФ. Формально находится под стражей с 10 ноября 2017 года, фактически лишён свободы с 5 ноября 2017 года.

Полное описание

Описание дела

5 ноября 2017 года в городе Ростове-на-Дону двое молодых людей, Ян Сидоров и Владислав Мордасов, планировали организовать пикет с требованием отставки правительства области, изготовив 2 плаката и около 30 листовок и купив 1 мегафон. Незадолго до его начала они были задержаны на Площади Советов напротив здания правительства Ростовской области и доставлены в полицию. В это день, как известно, по всей России происходили массовые задержания в связи с т.н. «революцией» Вячеслава Мальцева, назначенной на эту дату.

6 ноября 2017 года судья Кировского районного суда города Ростов-на-Дону Фадеева Э.Н. приговорила Яна Сидорова к 7 суткам административного ареста по ч. 2 ст. 20.2 КоАП РФ («Организация либо проведение публичного мероприятия без подачи в установленном порядке уведомления о проведении публичного мероприятия»). В постановлении судьи было указано, что Сидоров и Мордасов были задержаны с плакатами, на которых были написаны лозунги «Верните землю Ростовским погорельцам», «Правительство в отставку». У них не было изъято каких-либо запрещённых предметов.

В материалах административного дела, однако, помимо стандартных документов (протоколы административного задержания, доставления, административного правонарушения и т.п.) содержался акт опроса Сидорова, проведённого оперуполномоченным ЦПЭ ГУ МВД России по Ростовской области старшим лейтенантом полиции Урусовым М.О. без адвоката в соответствии с законом «Об оперативно-розыскной деятельности». В этом акте содержится утверждение, что якобы «по плану Мордасова, мы 05.11.2017 в 12:00, должны были начать на площади Советов г. Ростова-на-Дону, несогласованный митинг, когда наши незаконные действия будут пресекаться сотрудниками полиции, сторонники наших идей, должны были напасть на сотрудников полиции и не дать нас арестовать, после чего продолжить силовую акцию на площади, не исключая поджога правительственных зданий находящихся поблизости» (орфография и пунктуация сохранена).

Акт опроса лёг в основу рапорта врио начальника ЦПЭ ГУ МВД России по Ростовской области Зверева В.А. от 9 ноября 2018 года, из которого следовало, что 5 ноября 2017 года Сидоров и Мордасов планировали организовать массовые беспорядки в центре Ростова-на-Дону. На следующий день следователем первого отдела по ОВД СУ СК РФ по Ростовской области старшим лейтенантом Ивановым Д.С. было принято к производству уголовное дело по признакам преступлений, предусмотренных ч. 3 ст. 30, ч. 1 ст. 212 («Покушение на организацию массовых беспорядков»), ч. 3 ст. 30, ч. 2 ст. 212 («Покушение на участие в массовых беспорядках») УК РФ в отношении Яна Сидорова, Владислава Мордасова и ещё одного молодого человека, Вячеслава Шашмина (прим. последний, по имеющейся у нас информации, обвиняется только в покушении на участие в массовых беспорядках, но не в них организации, и находится под домашним арестом; в настоящее время мы не можем ознакомиться с материалами его дела). Сидоров был допрошен при участии адвоката по назначению, при этом следствие не дало нанятому его матерью адвокату по соглашению выступить его защитником в ходе первого официального допроса и оказать ему квалифицированную помощь.

По версии следствия, изложенной в постановлении о возбуждении уголовного дела, вышеназванные преступления заключались в том, что «реализуя возникший умысел, 05 ноября 2017 года примерно в 12 часов 25 минут Мордасов В.Е., Сидоров Я.В., Шашмин В.В. и иные неустановленные лица в количестве не менее 8 человек, действуя совместно, группой лиц по предварительному сговору, во исполнение ранее достигнутой договорённости по участию в массовых беспорядках собрались на «Площади Советов» возле здания Правительства Ростовской области, расположенного по адресу: г. Ростов-на-Дону, ул. Социалистчиеская, д. 112, где совершили активные действия по публичному демонстрированию агитационных материалов, направленных на протестную активность присутствующих лиц, собиранию толпы, а также намереваясь совершить провокации в отношении представителей правоохранительных органов при попытке задержания данных участников беспорядков, и тем самым попытались начать их».

Данная формулировка без существенных изменений была повторена в постановлении Ленинского районного суда города Ростов-на-Дону от 12 ноября 2017 года об избрании в отношении Сидорова меры пресечения в виде содержания под стражей, и в постановлении о привлечении Сидорова в качестве обвиняемого от 17 ноября 2017 года. В последнем постановлении также содержалось утверждение, что Сидоров и Мордасов «намеревались привлечь к массовым беспорядкам всех участников группы «Революция 05/11/2017 Ростов-на-Дону» в количестве не менее 200 человек, также проинструктировав их предварительно обо всех деталях заранее запланированного ими преступления».

Основания признания политзаключённым

Очевидно, что массовые задержания, происходившие 5 ноября 2017 года по всей Москве и в других городах, носили произвольный характер, сопровождались грубыми нарушениями прав человека и не были оправданы с точки зрения необходимости обеспечения общественной безопасности. Ни в Москве, ни в каких-либо других городах не случилось ни вооружённого восстания, ни массовых беспорядков, ни террористических актов, о предотвращении которых заявляли спецслужбы. Из имеющейся обширной информации вокруг назначенной на это число оппозиционером Вячеславом Мальцевым «революции» известно, что вооружённое восстание не планировалось, никаких доказательств его подготовки нет.

Сам Вячеслав Мальцев к насилию публично, насколько нам известно, не призывал. Наоборот, по его словам, он и его соратники подчёркивали, что «Революция 5.11.17» будет носить мирный характер. По мнению Мальцева, письма с призывами к вооружённому восстанию могли рассылать только провокаторы из спецслужб.

Фактически, тем не менее, анонсированная «революция» облегчила осуществление спецслужбами таких провокаций и стала поводом для репрессий, жертвами которых стали сотни активистов, в том числе – десятки – жертвами уголовного преследования. Часть ответственности за такое развитие событий лежит на авторах идеи «Революции 5.11.17».

При этом анализ доступных нам материалов уголовного дела позволяет с уверенностью говорить о невиновности Яна Сидорова и других его фигурантов в инкриминируемых им преступлениях. Следствие не может представить никаких материальных свидетельств того, что обвиняемые действительно покушались организовать массовые беспорядки или хотя бы планировали их. Версия следствия представляется нам откровенно неправдоподобной. Напротив, все показания Сидорова (даже те, которые он давал с адвокатом по назначению) логичны, непротиворечивы и реалистичны. В них он однозначно утверждает, что планировал провести мирную акцию и что он выступает против использования насилия в политических целях. В силу этого с гораздо большей уверенностью можно говорить о том, что двое молодых людей без оружия, только с плакатами неэкстремистского содержания, листовками и мегафонам, потратив 3500 рублей, планировали провести пикет, а не организовать массовые беспорядки или попытаться свергнуть региональное правительство.

Следствие не приводит никаких объяснений, почему, если Сидоров и Мордасов якобы совершили даже не «приготовление», а «покушение» на организацию массовых беспорядков, не было никаких признаков того, что они могут начаться. Сама конструкция, подразумевающая, что массовые беспорядки могут начаться в результате проведения обычного пикета с обычными требованиями, нелепа. Такой умысел можно приписать любому участнику любого пикета, в т.ч. согласованного и проходящего не 5 ноября 2017 года, а в любое другое время, что не делает этот план реализуемым или имеющим какие-то объективные предпосылки.

Одно из основных доказательств следствия, акт опроса Сидорова сотрудником ЦПЭ, даже с лингвистической точки зрения производит впечатления текста, написанного сотрудником МВД, и содержит такие обороты, как «несмотря на многочисленные предупреждения сотрудников полиции», «носят противозаконный характер», «необходимость конспирации действий и рассеивания внимания правоохранительных органов», «противоправные действия», «начали выкрикивать нецензурные оскорбления, пытаясь спровоцировать конфликт с сотрудниками полиции». Защита утверждает, что т.н. «объяснения» были получены сотрудниками ЦПЭ в результате физического и психологического давления на Сидорова. Он не имел возможности воспользоваться помощью адвоката или отказаться от якобы добровольного «опроса», что однозначно делает как и сам акт, так и все последующие рапорты, составленные на его основе, недопустимым доказательством.

Защита Сидорова утверждает, что в чате, в который Сидорова пригласил Мордасов, ближе к дате пикета начали появляться сообщения с призывами к насилию от неизвестных людей. По мнению родственников Сидорова, это могло происходить по инициативе местного ЦПЭ. Более того, они утверждают, что Ян Сидоров вообще не являлся сторонником Мальцева и планировал устроить акцию, посвящённую региональной социально-экономической повестке.

Также они заявляют, что следствие даже не проводит экспертизу отправленных Сидоровым в чат планируемой акции сообщений, не отделяя его высказывания от высказываний иных лиц, и не обращая внимания на то, что он выступал за проведение мирной акции.

Мы смогли ознакомиться с заключением эксперта ЭКЦ ГУ МВД России по Ростовской области Гуровой А.С. № 2/169. В нём в рамках лингвистической судебной экспертизы анализировались сообщения в чате предполагаемой акции. Среди выделенных экспертом 15 наиболее радикальных сообщений, с её точки зрения имевших признаки одобрения насильственного изменения государственного строя или враждебных действий в отношении сотрудников правоохранительных органов, нет ни одного, принадлежащего Сидорову. Более того, Правозащитный центр «Мемориал» располагает скриншотами нескольких сообщений Сидорова, в которых он осуждал призывы к насилию со стороны более радикальных участников чата.

Что касается третьего фигуранта дела, Вячеслава Шашмина, то, по всей вероятности, он в принципе не был знаком с Сидоровым и Мордасовым. Более того, сторона защиты утверждает, что так и неустановленные следствием 8 человек, находившихся на Площади Советов вместе с Сидоровым, Мордасовым и Шашминым, являлись оперативными сотрудниками в штатском, задержавшими Шашмина неподалёку и насильно приведшими его на площадь. Это подтверждается показаниями Шашмина, которые он дал в качестве подозреваемого 10 ноября 2017 года, в день возбуждения уголовного дела. Иными словами, можно говорить о том, что якобы планировавшая массовые беспорядки «группа лиц по предварительному сговору», состояла из двух мирных пикетчиков, одного незнакомого им человека и 8 сотрудников ЦПЭ.

ПЦ «Мемориал» продолжает заниматься мониторингом кампании преследований обвиняемых в подготовке «Революции 5.11.17», начавшейся осенью 2017 года и проявившейся в возбуждении десятков уголовных дел, в том числе по обвинениям в терроризме и в приготовлении к массовым беспорядкам. Имеются основания предполагать, что значительная часть обвиняемых невиновна или в принципе не имеет никакого отношения к Мальцеву и к запрещённой в России «Артподготовке».

Учитывая оппозиционные взгляды обвиняемого и общий контекст происходящего, ПЦ «Мемориал», согласно международному Руководству по определению понятия «политический заключённый», находит, что данное уголовное дело является политически мотивированным, направленным на удержание власти субъектами властных полномочий. Лишение свободы было применено к Яну Сидорову при отсутствии состава преступления, в нарушение права на справедливое судебное разбирательство, в связи с ненасильственным осуществлением свободы мирных собраний и ассоциаций, иных прав и свобод, гарантированных Конституцией России, Международным пактом о гражданских и политических правах и Европейской Конвенцией о защите прав человека и основных свобод. Лишение свободы явно непропорционально (неадекватно) фактическим действиям, в совершении которых он обвиняется.

Правозащитный центр «Мемориал» считает Яна Сидорова политическим заключённым и призывает немедленно его освободить.

В настоящее время у нас нет возможности ознакомиться со всеми материалами дела Мордасова, однако мы планируем следить за его ходом в силу высокой вероятности фабрикации обвинения и в его отношении тоже. Мы требуем привлечь к ответственности должностных лиц, виновных в нарушении прав и свобод незаконно задержанных 5 ноября 2017 года участников публичных акций и случайных прохожих.

Признание лица политзаключённым не означает ни согласия Правозащитного Центра «Мемориал» со взглядами и высказываниями признаваемых политзаключёнными лиц, ни одобрения их высказываний или действий.

Адвокат: Гаглоев Марат Павликович.

Как помочь

Адрес для писем:

344022, г. Ростов-на-Дону, ул. Максима Горького, д. 219, ФКУ СИЗО-1 ГУФСИН России по Ростовской области, Сидорову Яну Владимировичу 1999 г. р.

Яндекс-кошелек 410011205892134 и карта «Сбербанка» № 5469 3800 7023 2177 Фонда помощи политзаключённым Союза солидарности с политзаключёнными для помощи всем политзекам.

Ссылки на публикации в СМИ:

Donnews. Парней, выступивших в защиту погорельцев Ростова, обвиняют в попытке свержения власти // http://donnews.ru/Parney-vystupivshih-v-zaschitu-pogoreltsev-Rostova-obvinyayut-v-popytke-sverzheniya-vlasti_32161

Коммерсантъ. Двух ростовчан обвиняют в попытке свержения областного правительства // http://kommersant.ru/doc/3579698

Русь Сидящая. «Семью кормить надо» // http://zekovnet.ru/semyu-kormit-nado

Дата обновления справки: 03.10.2018 г.

Развернуть