Статья УК: 

Северин Григорий Юрьевич

Северин Григорий Юрьевич родился 10 февраля 1977 года. Политический активист, до 2019 года работал преподавателем в Воронежском государственном университете, откуда был уволен из-за своей протестной деятельности. Имеет на иждивении несовершеннолетнего ребенка. Обвиняется по ч. 2 ст. 280 («Публичные призывы к осуществлению экстремистской деятельности с использованием сети интернет», до 5 лет лишения свободы) и ст. 319 («Публичное оскорбление представителя власти при исполнении им своих должностных обязанностей», до 1 года исправительных работ) УК РФ. Под запретом определённых действий с 26 февраля 2021 года; в СИЗО с 28 июня по 17 августа 2021 года; под домашним арестом до 2 февраля 2021 года, когда был повторно освобождён под запрет определённых действий.

Полное описание

Описание дела

25 февраля 2021 года сотрудники ФСБ провели обыск у воронежского активиста Григория Северина, во время которого на глазах у маленькой дочери нанесли Северину травмы и разбили лицо. Против активиста было возбуждено уголовное дело по статье о публичных призывах к экстремизму с использованием интернета (ч. 2 ст. 280 УК РФ). На следующий день Центральный районный суд Воронежа избрал Северину меру пресечения в виде запрета определённых действий.

По версии следствия, 19 декабря 2019 года Северин разместил на своей странице в VK пост со словами «Режь гэбню!!!». Сторона обвинения считает, что тест был написан активистом в связи с убийством в Москве в тот же день сотрудника ФСБ и содержал в себе призыв к совершению преступлений в отношении представителей органов власти.

В октябре 2021 года на воронежского активиста завели второе уголовное дело по статье об оскорблении полицейских (ст. 319 УК РФ). По мнению следствия, Северин написал пост, оскорбляющий полицейских и начальника уголовного розыска Ленинского района Воронежа, участвовавших в его задержании в июне 2020 года.

17 августа 2021 дело о публичных призывах к экстремизму начали рассматривать по существу в Центральном районном суде Воронежа.

Следователь: следователь следственного отдела УФСБ России по Воронежской области лейтенант юстиций М.А. Проскуряков

Адвокат: Луцкевич Г.Г.

Признаки политических мотивов и незаконности преследования

  • Политический характер преследования

Григорий Северин – преподаватель математики и физики. С 2000 года работал в Воронежском Государственном Университете, откуда был уволен в 2019 году за свои оппозиционные взгляды. С тех пор он зарабатывает на жизнь частными уроками.

Северин занимает активную гражданскую позицию и резко критикует институты действующей власти. По его собственным словам, с 2011 года он регулярно выходит на улицу с одиночными пикетами, а на митинги – с 2007 года, за что также регулярно сталкивался с давлением со стороны местных правоохранительных органов. В ноябре 2020 года активиста оштрафовали в связи с акцией солидарности с жителями Хабаровского края (ч. 5 ст. 20.2 КоАП РФ); в июне 2020 года его признали виновным по статье о демонстрации нацистской символики (ст. 20.3 КоАП) и арестовали на 12 суток, хотя Северин объяснил, что «таким образом высказывает свой протест путинскому режиму, который считает фашистским»; в январе 2021 года его арестовали на пять суток из-за пикета с плакатом «Путлеру - Нюрнберг» (ч. 8 ст. 20.2 КоАП РФ). Тогда Северин в отделе полиции снял на телефон видео с уже сфабрикованными или фабрикуемыми делами на воронежских оппозиционеров, собранными сведениями о мирных собраниях граждан и выложил это видео на свою страницу в VK. В тот же день его страницу взломали, а затем удалили. В феврале 2021 года его приговорили ещё к 10 суткам ареста за призыв участвовать в митинге в поддержку Алексея Навального 31 января, который он якобы опубликовал со взломанного на тот момент аккаунта (ч. 8 ст. 20.2 КоАП РФ). 26 февраля 2022 года Северина задержали на акции против так называемой «специальной операции» в Украине, но суд его оправдал.

25 февраля 2021 года рано утром к Григорию Северину пришли с обыском, в ходе которого, несмотря на отсутствие сопротивления, на глазах 7-летней дочери и жены его несколько раз ударили. В результате обыска у активиста изъяли всю технику и задержали до суда по мере пресечения. Позже стало известно, что дело завели по ч. 2 ст. 280 УК РФ по факту размещения на странице Северина в VK 19 декабря 2019 года в 22:33 записи «Режь гэбню!!!».

По версии следствия, данный комментарий был «вдохновлён событиями, произошедшими в этот день в городе Москва, а именно убийством сотрудника ФСБ». В этот день в Москве, действительно, было совершено нападение на здание ФСБ, расположенное на Лубянской площади, в результате которого погиб один сотрудник ФСБ и были ранены ещё пятеро человек.

Авторство этой записи Григорий Северин отрицает, утверждая, что в момент публикации его страница в соцсети была взломана. Он считает, что истинной причиной уголовного преследования стала его гражданская позиция, а также личная месть сотрудников ФСБ за негативный отзыв о деятельности спецслужбы, который он оставил 29 декабря 2020 года на сервисе «Яндекс.Карты». Он написал: «ФСБ это легальная террористическая организация в России. 'Право"приемник ВЧК - ОГПУ-НКВД- МГБ - КГБ. Там в принципе не может быть порядочных людей. Так как, зная о преступлениях этой организации, они продолжают работать там и хранить её секреты. Необходима тотальная люстрация ФСБ».

26 февраля суд избрал активисту меру пресечения в виде запрета определённых действий: ему запретили звонить по телефону, пользоваться бумажной почтой, интернетом и посещать массовые мероприятия. Северина, как «экстремиста», внесли в список Росфинмониторинга и заблокировали все его счета. Летом, в июне 2021 года, стало известно, что Григория Северина отправили СИЗО из-за того, что он якобы разговаривал с учениками по телефону при запрете на все виды связи. 17 августа дело начали рассматривать по существу в Центральном районном суде Воронежа. В этот же день активисту смягчили меру пресечения и, после почти 2 месяцев в СИЗО, отпустили под домашний арест. В начале марта 2022 года домашний арест также отменили, оставив только запрет на пользование всеми средствами связи.

Второе уголовное дело на Григория Северина завели в октябре 2021 года по ст. 319 УК РФ. Поводом для нового дела стал пост, который Северин опубликовал в VK в июне 2020 года. В нем он показал фото обыска в своей квартире из-за «демонстрации нацистской символики» (Путина в нацистской форме). Фото он сопроводил шуткой «Прорвёмся», – сказали презервативы».

  • Вероятная фальсификация материалов дела и оценка квалификации действий

С нашей точки зрения, действия Северина в обоих эпизодах обвинения не образуют состава преступления, или его вина не была надлежащим образом доказана следствием.

Северин полностью отрицает факт размещения фразы «Режь гэбню!!!» на своей странице VK, предполагая, что её опубликовали с его страницы сами сотрудники силовых ведомств. Таким образом, полагает активист и его группа поддержки, они сами создали материал, который позднее использовали для возбуждения уголовного дела.

Беря в расчёт, что практика фальсификации доказательств в политически мотивированных делах действительно довольно повсеместно взята на вооружение сотрудниками силовых ведомств, а VK имеет репутацию платформы, которая предоставляет силовикам персональные данные своих пользователей, мы допускаем, что такой сценарий вполне мог иметь место в действительности. Однако в таком случае возникает вопрос: почему сотрудникам полиции понадобилось так много времени (больше года), чтобы начать уголовное преследование? Возможно, надпись была размещена сотрудниками с целью использовать её позднее, в тот момент, когда будет принято решение о преследовании Северина.

Косвенно о том, что дело готовили сильно заранее, свидетельствует тот факт, что в отчёте о регистрационных данных учётной записи Северина, отражённом в обвинительном заключении, дата последнего посещения страницы – 03 июля 2020 года, хотя официальное начало уголовного преследования датируется февралём 2021 года. Известно, что Северин пользовался своей страницей в промежутке между этими двумя датами, поэтому первая из них лишь даёт представление о том, как рано мог начаться сбор материалов против активиста. Примечательно, что всего за несколько дней до указанной в отчёте даты Северин был грубо задержан во время прогулки с дочерью, а позднее арестован на 12 суток по статье о публичной демонстрации нацистской символики в интернете (ст. 20.3 КоАП). Именно по поводу этого инцидента он написал в социальной сети гневный пост, который впоследствии стал основанием для возбуждения против него второго уголовного дела – об оскорблении сотрудников полиции.

С другой стороны, поскольку известно, что Северин сам активно пользовался своей страницей VK, и было бы странно полагать, что более чем за год он не заметил и не удалил чужеродный пост.

Следствию удалось установить, что аккаунт, с которого была осуществлена публикация, принадлежит Северину (это подтверждает и сам активист), а IP-адрес на момент размещения записи «предоставлялся, в том числе, Северину». Факт предоставления IP-адреса конкретному лицу, однако, не устраняет – что и следует из формулировки – возможности использования того же адреса другими пользователями сети на данной территории. Дополнительно авторство комментария подтверждается только тем, что в аккаунтах Северина в VK и Telegram были обнаружены «сведения, свидетельствующие о негативном отношении пользователя к Президенту РФ — Путину В. В», «множественное посещение оппозиционных страниц, которое демонстрирует интересы Северина и характеризует его как личность», а также тот факт, что активист и ранее использовал в своих постах слово «гэбня» по отношению к представителям правоохранительных органов.

Однако сам по себе факт принадлежности страницы Северину и даже авторство этой записи не является достаточным доказательством для обвинения в публичных призывах к экстремистской деятельности.

Мы считаем важным учитывать Рабатский план действий по запрету пропаганды национальной, расовой или религиозной ненависти, представляющей собой подстрекательство к дискриминации, вражде или насилию, п. 22 которого прямо указывает, что «в какой-то степени должен быть определен потенциальный риск причинения вреда. Это означает, что суды должны будут установить, что существовала реальная вероятность того, что высказывание могло спровоцировать фактическое действие против целевой группы, отдавая себе отчёт в том, что в данном случае должна быть указана достаточно прямая причинно-следственная связь». С нашей точки зрения, риск в данном случаем был минимален либо не был должным образом доказан органами следствия.

Северин разместил запись на своей личной странице, которая, хоть и не находилась в открытом доступе, была доступна только друзьям и людям, ищущим её специально. Следствие нигде не приводит информацию о числе посетителей, которые могли увидеть эту информацию, хотя VK эти данные доступны. Со стороны обвинения в деле присутствуют показания пяти человек, не являющихся сотрудниками полиции: двое из них были привлечены самими оперативниками и лишь присутствовали при фиксации факта наличия указанного поста на странице Северина; ещё двое на допросе сообщили, что якобы нашли пост Северина сами и отнеслись к нему с осуждением (неясно, каким образом сотрудники вышли на этих лиц); пятым свидетелем обвинения стала мать Северина, которая сообщила следователям только, что её сын «радикально настроен к государственной власти» и «испытывает отвращение к сотрудникам ФСБ».

Отсутствие в деле легкодоступных данных о том, какое число человек в действительности просмотрело пост Северина, и тот факт, что даже свидетели обвинения сообщают лишь, что пост вызвал у них отрицательную реакцию (осуждение или страх), но не побудил их к каким-либо насильственным действиям, свидетельствуют о том, что хотя этот пост и обладает неуместной неоднозначностью, заслуживающей порицания, общественная опасность его размещения была очень несущественна.

Об отсутствии в действиях Северина прямого призыва к совершению насильственных преступлений можно судить из того, что сам активист в течение многих лет был участником мирных акций протеста и демонстраций и, несмотря на, действительно, довольно резкие формулировки, никогда не был замечен в применении насилия. Представляется, что, даже если допустить авторство Северина, данная формулировка, хоть и содержит «признаки побуждения в форме призыва к насильственным действиям в отношении сотрудников органов государственной безопасности», по факту является лишь экспрессивной формой высказывания гражданина, который долго и последовательно критикует институты действующей власти.

Ещё один эпизод обвинения связан с постом, в котором Северин сопровождает фото обыска в квартире надписью «”Прорвемся”, – сказали презервативы». Следствие квалифицировало эти слова как оскорбление полицейских, что формально может попадать под статью 319 УК РФ. Пока в нашем распоряжении нет обвинительного заключения по этому делу, мы не можем достоверно установить суть выдвигаемых обвинений. Тем не менее, стоит отметить, во-первых, дискуссию, существующую по поводу 319 статьи УК РФ, в рамках которой высказываются предложения о её декриминализации. Такая инициатива, например, была внесена в Госдуму в 2020 году. Возможные наказания по данной статье – штраф, обязательные или исправительные работы – свойственны административным наказаниям. Более того, действия, охватываемые этой статьёй, могут квалифицироваться либо по ст. 5.61 (оскорбление), либо по ч. 1 ст. 20.1 (мелкое хулиганство) КоАП РФ.

Во-вторых, в современной правоприменительной практике использование данной статьи, как и ст. 297 УК РФ («Неуважение к суду») (по которой был, например, осуждён политик Алексей Навальный), всё чаще становится инструментом политического давления и цензуры, с помощью которого силовики стремятся подавить любую критику в свой адрес и наказать своих политических оппонентов. Учитывая явный мотив политической мести, который присутствует в истории преследования Северина, ответ правоохранителей на столь безобидный комментарий, доступный лишь небольшому количеству подписчиков личного профиля активиста, представляется очевидно асимметричным и юридически не обоснованным.

  • Избыточная суровость меры пресечения

С самого начала выбранная в отношении Григория Северина мера пресечения ставила его в заведомо крайне уязвимое положение. Запрет на любые средства коммуникации для человека, основным источником дохода которого являются частные онлайн-уроки, был, вероятно, продиктован именно желанием силовиков максимально усложнить жизнь активиста. Сразу после начала преследования Северину также заблокировали все банковские счета.

Невозможность исполнения требований, которые лишили бы семью активиста средств к существованию, стала причиной нарушения этих требований. Летом, в июне 2021 года, стало известно, что Григория Северина отправили СИЗО, где он провёл почти два месяца, из-за того, что якобы разговаривал с учениками по телефону. Позже его перевели под домашний арест, а потом и вовсе освободили, но меру, связанную с ограничением на любые средства коммуникации, оставили до сих пор, несмотря на то, что следственные действия по делу закончились несколько месяцев назад, а уже в августе 2021 года дело начали рассматривать по существу.

Нам представляется, что все эти действия по выбору и изменению меры пресечения были в первую очередь попыткой надавить на активиста, который, несмотря на все уголовные дела, продолжал выходить в пикеты и активно участвовать в политической жизни Воронежа.

Правозащитный центр «Мемориал» считает Григория Северина лицом, подвергающимся уголовному преследованию, имеющему явные признаки политической мотивации и нарушения закона. Преследование активиста с большой вероятностью направлено на недобровольное прекращение или изменение характера его публичной деятельности как оппозиционного активиста и многолетнего критика действующей власти. Антигуманный подход в выборе меры пресечения, связанной с фактическим запретом на профессиональную деятельность, и явная асимметричность ответа правоохранителей на публичные высказывания активиста, скорее всего, призваны запугать всех, кто осмеливается публично выступать с критикой действующей власти и её силовых ведомств.

Включение людей в список лиц, подвергающихся уголовному преследованию, в котором с большой вероятностью присутствуют признаки политической мотивации и серьезного нарушения закона, не означает их признания политзаключёнными. Равно включение людей в такой список не означает ни согласия с их взглядами и высказываниями, ни одобрения их высказываний или действий.

Как помочь

Средства на оплату адвоката собирают на карту «Сбербанка» № 2202 2005 4988 1249 (Анна Викторовна С.).

Также помочь политзаключённым можно, сделав пожертвование на счета Союза солидарности с политзаключёнными: кошелёк системы «ЮMoney» 410011205892134.

Ссылки на публикации в СМИ:

Свободные люди Воронежа. Большое интервью с Григорием Севериным про ФСБ // https://www.youtube.com/watch?v=ISJ-bfbnOUs&t=7s

Дата обновления справки: 30.03.2022 г.

Развернуть