Время, в котором стоим

Alexander Cherkasov
15.1.2020

Новости 15 января 2020 года — анонсированные Путиным изменения в Конституцию и объявленный Медведевым роспуск правительства — вызвали в обществе реакцию, пожалуй, слишком бурную

Такое впечатление, что одних эта отставка непременно затронет. Хочется спросить: «Что? Как? Предложат министерскую портфелю?»

Другие провозглашают конституционный переворот, изоляцию, отмену прав и свобод, — и, вслед за Гомером Симпсоном, возносят клич «Мы все умрем!» Да неужели? А как же двадцать лет фактической несменяемости власти? Несколько войн? Сворачивание как институтов СМИ, системы политических партий, парламентской системы, федеративной системы, удушение гражданского сектора? Это не в счёт? Это была так, разминка?

Покойный Арсений Рогинский, ученик Юрия Лотмана (вот как их обоих не хватает при обсуждении последнего киношедевра про декабристов!) заметил как-то: «Мы вступили в «долгое время». Что ж, это «долгое время» продолжается, — а после 1825 года оно вообще длилось тридцать с гаком лет! Фазиль Искандер, осмыслявший нашу долгую историю со своей писательской стороны, вложил в уста любимых чегемцев фразу «О время, в котором стоим!»

Очень средняя и провинциальная, — не в географическом, в историческом плане, — власть для обеспечения стабильности, т. е. несменяемости, намерена реформировать и без того не очень живые внутренние институты, и еще более усилить самоизоляцию.

Последнее может коснуться, например, юрисдикции Европейского суда по правам человека. Только вот даже в случае выхода России из Совета Европы для неё остаются обязательными решения не только по уже принятым судом делам, но и по тем, что поступят в ближайшие полгода. Выходить же из Совета Европы, как было сказано после триумфального, «на белом коне» возвращения в ПАСЕ прошлым летом, Россия и не думала!

Да, высказанные сегодня намерения выглядят весьма серьёзно, «Серьёзно, и весьма!» Только вот в чём дело: что-то из высказанного уже свершилось, и мы давно в этом живём. А что-то ещё не наступило, и неизвестно, наступит ли.

«Долгое время» требует упорства и размеренного дыхания, — если не хотим в нём завязнуть.

Продолжаются суды по «агентским» делам, — вот 16 января в Мосгорсуде состоится первое апелляционное рассмотрение по штрафу «Мемориалу» за немаркировку «жёлтой звездой». И особенных сомнений в том, что Мосгорсуд «засилит» решение Тверского суда, у нас нет.

А 15 января в Кудымкаре суд снял с пермского «Мемориала» и его председателя Роберта Латыпова обвинения в «захвате лесного фонда» на месте захоронения ссыльных литовцев и поляков в Галяшоре.

В это «долгое время» у нас много работы. И по части современной, и по чести прошлого.

Отвечая великому политическому философу современности Гомеру Симпсону, стОит, вослед за Арьей Старк, повторить: «Что мы скажем Богу Смерти? Не сегодня!»