События в Казахстане: поток бреда продолжается

Виталий Пономарев
10.1.2022

События в Казахстане ведут к переформатированию геополитического поля в Центральной Азии, не слишком позитивному для Москвы

Токаев на совещании ОДКБ: «как огромная стая гиен на город ринулись, ворвались вооружённые боевики. Поначалу они ввели в заблуждение (?!) силы правопорядка и даже жителей города... В результате Алматы и девять (большинство!) областных центров оказались в руках террористов...   Бандиты по ночам нападали на морги и забирали тела боевиков. Они также забирали тела боевиков прямо с поля боя. Это практика международных террористов известного происхождения (а разве наши военные не стремятся забрать тела сослуживцев с поля боя?). Именно таким образом они заметают свои следы». 

Интересно, областные центры запада, начиная с Актау, тоже в этом списке «захваченных террористами» городов?

Кстати, со статистикой погибших теперь тоже полная путаница: Минздрав Казахстана сегодня опроверг цифры о 164 погибших, распространённые агентствами вчера, заявив, что не предоставлял СМИ такие сведения. Новых цифр, впрочем, не назвали. Ну, и, конечно, любые обвинения в искажении действительного числа жертв теперь можно отвергать со ссылкой на «атаки боевиков на морги».

Дальше — больше. Лукашенко объявил, что на границе Казахстана скопилось немало международных террористов (где же они и кто они?), и предрёк проблемы Узбекистану, если не будут «извлечены уроки». Вероятно, это намёк на неучастие этой страны в ОДКБ.  А Рахмон упомянул об угрозе из Афганистана со стороны различных «религиозных экстремистов», включая «Хизб ут-Тахрир» (!, запрещена в России), и пожаловался, что в ОДКБ до сих пор не согласован их единый список. 

Тем временем в Казахстане силовики, помимо прочих, активно отрабатывает привычный сценарий виновности мусульман из «спящих ячеек» всевозможных направлений и течений. Идут обыски и аресты по старым оперативным спискам, затронувшие в частности, как видно по кадрам изъятой литературы, последователей ненасильственной «Таблиги джамаат» (запрещена в Казахстане и России, но разрешена в Кыргызстане).

Попутно сообщается о случаях самоубийств и загадочных смертей высокопоставленных силовиков в различных регионах страны. 

Единственная позитивная новость — освобождение несчастного музыканта из Кыргызстана, дело которого вышло на уровень первых лиц двух стран.

Накануне Минюст Кыргызстана озвучил беспрецедентно жёсткое, но справедливое заявление в адрес казахстанских властей: «Дело о пытках Викрама Розахунова, в случае дальнейшего непредставления доступа адвокатам и консульским сотрудникам МИД КР может также быть показателем широкомасштабного и/или систематического применения практики пытки в отношении иностранных граждан для получения бездоказательного признания вины в совершении каких-либо преступлений и якобы участия в событиях, имевших место в Казахстане в первой декаде января 2022 года». Чтобы не подрывать единства ОДКБ, Астана предпочла не спорить из-за судьбы одного человека и закрыть вопрос вне процедур уголовного права.

*****

События в Казахстане ведут к переформатированию геополитического поля в Центральной Азии, не слишком позитивному для Москвы. 

Практически во всех тюркских странах у населения преобладает негативное отношение к вводу войск ОДКБ.

Официальные лица высказываются более осторожно. Вчера министр обороны Турции предложил «оказать всяческую помощь и поддержку нашим братьям-казахам», что едва ли понравится Кремлю, претендующему на доминирование в регионе.  

Мне пишут, что в Кыргызстане на фоне событий в соседней стране распространяются тревожные настроения. Они связаны не только с  возможным ухудшением отношений двух народов, вызванным отправкой войск в соседнюю страну. Высказываются опасения, что эта республика может стать следующей жертвой «путинского питона», после того, как он переварит свой нынешний «обед».

В Туркменистане и Каракалпакстане оппозиционеры ещё до начала волнений в Казахстане призывали население к народным революциям в ближайшие месяцы и даже недели. Хотя многие такие заявления носили пропагандистский характер с целью обеспечить политическую мобилизацию, сейчас там тоже переосмысливают казахстанский опыт.

Китай и Узбекистан продемонстрировали скептическое отношение к версии «иностранного заговора», хотя позднее присоединились к обращению ШОС.

Внутри Казахстана решение Токаева о вводе иностранных войск многие оценивают как ошибку и даже «предательство», которое может иметь долговременные последствия для будущего страны. Символическим является масштабное применение спецназом насилия на площади Республики, ставшей символом национального суверенитета после известных событий на том же месте в декабре 1986 года.

Пока многие диссиденты взяли паузу,  отмежёвываясь от потрясшего страну насилия, которое объясняют провокациями силовиков и уходящего клана. Судя по сообщениям последних двух суток повстанческая активность с эпицентром на юго-востоке заметно спала. Однако всё очень неустойчиво. Трудно предсказать, что произойдёт, если возникнет, например, конфликт с участием подразделения ОДКБ, который приведёт к гибели гражданских лиц. Власти опасаются, что информация о происшедших событиях и большом числе жертв среди населения  может вызвать дестабилизирующий эффект. Именно этим объясняется беспрецедентно жёсткая блокировка интернета и других инфокоммуникаций.

Скоро, вероятно, появятся новые поводы для недовольства. Известно, что дела о массовых беспорядках часто расследуются весьма поверхностно, суровые приговоры выносят на основе шатких доказательств (преобладает не право, а желание показать обществу силу государства), а пытки «террористов» в Казахстане и до событий были не редки. Теперь же их подхлёстнут эмоции напуганных происшедшим силовиков.

Многие отмечают, что режим Елбасы официально так и не осуждён. Неужели жертвы были напрасны? 

Коллега из Кыргызстана правильно написал, что очень важно сейчас по горячим следам начать документирование происшедших событий. Позже очевидцы начнут забывать и путаться в деталях, излагать формирующиеся стереотипы, а официальные документы, как мы не раз видели, будут полны умолчаний и неправды. Впрочем, уже сейчас работать с очевидцами в Алматы будет сложнее, чем в первые дни ошских событий. Любой правдивый рассказ может стать основанием для обвинения в «терроризме». В сетях толковых рассказов пока очень мало, преобладают жанры коротких сообщений и политологических рассуждений.

Поделиться: