Освобождение кыргызского джазмена и другие сюжеты последних дней в Казахстане

Виталий Пономарев
12.1.2022
© 

Руководитель Центрально-Азиатской программы следит за событиями в республике

Власти Узбекистана опасаются, что события в Казахстане, куда многие каракалпаки выезжают на заработки и где имеется большая диаспора, могут повлиять на  стабильность в Республике Каракалпакстан. А у президента Касым-Жомарта Токаева оказывается есть воспоминания о протестах на площади Тяньаньмэнь. Тем временем в республике судят за публикации о митингах.  

  • Декларирован вывод войск ОДКБ. Что дальше?

Токаев вновь повторил обещание, что иностранные войска начнут покидать Казахстан завтра.

Кажется, уже и Кремль начал понимать, что апелляция к десантникам и спецназу ОДКБ может привести к долгосрочным и непоправимым последствиям для региона. Пока ещё есть шанс их избежать, но Казахстан в любом случае не будет прежним. А идея уступки суверенитета России в Казахстане поддержки не найдёт.

Среди населения широко распространены настроения в пользу «деелбасизации» страны. Токаев продекларировал претензии к олигархам, получавших преференции от прежнего «Папы», но всё же пока осторожен в высказываниях на эту тему. Трудно сказать, насколько далеко он будет готов зайти.

В отработке нелепой версии о тысячах вторгшихся джихадистов также произошёл определенный сдвиг. Уже и Песков решил отмежеваться от сомнительного утверждения, заявив пару дней назад: «Важно не то, какой информацией обладает РФ, важно, какой информацией обладает Казахстан. Токаев вчера говорил об этом, именно это и является первоисточником».

Токаев прав в том, что была реальна угроза утраты контроля властей над южной столицей и рядом регионов. Но не из-за иностранных врагов, а потому, что многие «силовики» отказались активно действовать на стороне режима Елбасы. Своей монополией на власть Шал и его окружение достали почти всех! Впрочем, полностью от версии «внешнего заговора» не откажутся, прежде всего чтобы не подставлять союзников: ведь если не было вторжения, то и ввод сил ОДКБ незаконен.

Что будет с политической реформой и какие контуры она примет – пока не ясно. Последнее краткосрочное заседание Мажилиса показало, что нынешний состав парламента недееспособен.

Официально пока не обсуждается и вопрос о вероятных массовых нарушениях законности при расследовании дел о беспорядках и несанкционированных митингах, жестокость и масштабы таких преследований позже могут стать серьезной внутренней проблемой.

И, наконец, никто не знает, последует ли цепная реакция в других странах Центральной Азии.

  • Судопроизводство в условиях чрезвычайного положения

Orda.kz опубликовала сегодня материал о деле блогера Александры Осиповой из Усть-Каменогорске (Восточно-Казахстанская обл.), приговорённой к крупному штрафу за ведении прямой трансляции и публикации о митинге в начале января. Полицией и судом это было квалифицировано как нарушение порядка организации и проведения публичного мероприятия (п.7 ст.488 КоАП), притом что сама Александра никакого отношения к организации уличной акции не имела.

Впечатляют (не в лучшую сторону) детали того, как расследовали дело и какие доказательства были положены в основу обвинения.

Излагаю сокращённую версию событий.

Примерно в 18:00 9 января к блогеру из ВКО Александре Осиповой пришла группа силовиков, в том числе человек в военной форме и в маске, один из них предъявил полицейское удостоверение и потребовал проехать с ними для дачи показаний. Смартфон у Александры сразу забрали. В комнате для допроса другой мужчина в маске заявил, что Осипова в прямом эфире на своей странице в Instagram призывала к участию в несанкционированном митинге. В качестве доказательств предъявил распечатанные скрины видео с кадрами митингующих. Запись самого эфира в деле не фигурировала, так как из-за отсутствия интернета была недоступна! Женщина заявила, что хочет пригласить «адвоката или правозащитника», но неизвестный сказал, что сейчас в Казахстане режим ЧП, поэтому таких прав у неё якобы нет! Позвонить знакомым она тоже не смогла.

«Те истории, которые я публиковала, – рассказывает Осипова, – в деле тоже фигурировали, но мои слова были вырваны из контекста. Слов, где я пишу, что не призываю к незаконным собраниям, в распечатках не было. Было пять историй, которые они считали «призывом», распечатки двух принесли, трёх – нет». Слов Александры, что митинги – это последствие предшествующей политики, оказалось достаточно для обвинения.  Разумеется, не было никаких экспертиз фигурировавших в деле текстов.

Когда закончился допрос, ещё час-полтора ждали судью. Суд прошёл примерно в 23 часа в здании управления полиции Усть-Каменогорска в том же кабинете, где проводили допрос. Мужчина в маске, проводивший опрос, открыл лицо и выступал уже в качестве обвинителя. По его словам, во время митинга к Александре несколько раз подходили полицейские и сотрудники прокуратуры, требуя прекратить видеосъёмку событий. Но видеозаписи этого не подтверждают. Подсудимая пыталась не реагировать на агрессивную риторику, отвечать на вопросы, при этом ей не сообщили, как зовут судью, кто проводил допрос, по какой статье её судят (позже она узнала об этом из текста судебного решения). Телефон после суда так и не вернули. У Александры создалось впечатление, что «решение суда было готово заранее».

Как пишет Orda.kz, по версии суда «вина Александры Осиповой была установлена материалами дела, а именно протоколом об административном правонарушении, фототаблицей скриншотов, рапортом и пояснением участкового инспектора полиции, а также протоколом опроса. Во время опроса блогер подтвердила, что вела прямой эфир в социальной сети. При рассмотрении судом были разъяснены права Осиповой по статье 744 КоАП РК. Ходатайства и отвода судьи от блогера не поступало».

  • Как это было, или Китайские воспоминания Токаева

Когда-то передал в фонд исторической библиотеки (ГПИБ) в Москве брошюру Касым-Жомарта Токаева «Как это было...: Хроника волнений в Пекине (апрель-июнь 1989)». 45 страниц. Издана в Алматы СП «Диана» в 1994. 

В ней нынешний президент, а в конце 80-х – дипломат советского посольства в Китае, делится впечатлениями, а том числе от жестокого подавления китайцами народных протестов на площади Тяньаньмэнь в Пекине.

Интересно было бы заглянуть в эту брошюру сейчас (в электронном каталоге библиотеки она значится, а вот в библиографии публикаций главы государства в Википедии даже не упоминается). Предположу, что китайские воспоминания оказали заметное влияние на ход мыслей Токаева, когда он столкнулся с похожими волнениями на родине.

Последствия в чём-то схожие. По официальным китайским данным, погибло 242 чел, в том числе 23 силовика (достаточно близко к нынешним цифрам по Казахстану, включая соотношение погибших у гражданских и сил безопасности – предварительно 164 и 18). Список, как и в Казахстане, не опубликован. Неофициальные оценки погибших в Пекине в 1989, конечно,  намного больше. 

  • Рассказ освобождённого джазмена вызывает вопросы

Весьма странное ощущение остаётся от рассказа освобождённого музыканта, вернувшегося в Бишкек благодаря усилиями властей КР (видеозапись доступна на канале KazTAG). Представ перед журналистами на площади у вечного огня в сопровождении двух людей, один из которых – в полицейской форме, он дважды повторил почти заученный текст, согласно которому пыткам его не подвергали, «обходились вежливо», а ложные показания о своей причастности к массовым беспорядкам он дал добровольно по совету сокамерников, якобы сказавших, что признавших вину кыргызстанцев быстро передадут на родину. Звучало всё это странно, особенно когда сам рассказчик хромал и была видна огромная гематома под глазом.

Допустим, поверим даже, что избили его не в ходе следствия, а при задержании, когда 7 января он пытался вернуться домой. Но дальше возникают вопросы. В частности, если Викрам говорил допрашивающим, что он известный музыкант, и, вероятно, паспорт тоже у него был с собой, почему на видеозаписи «признаний» он фигурирует как человек с другим именем? И более существенно, если даже какой-то дурак посоветовал ему добровольно признаться в участии в беспорядках, наёмничестве и др., неужели сам музыкант не понимал, к чему это может для него привести?

Создаётся впечатление, что всю эту заученную наивную сказочку сочинили исключительно для того, чтобы не осложнять отношения двух стран. Кроме того, рассказав правду, Викрам мог надолго закрыть себе возможность въезда в Казахстан, важную для него в профессиональном плане.

Единственное, что радует – его слова, что завтра будут освобождены 4 сокамерников-кыргызстанцев, включая, вероятно, и тех, кто якобы давал землякам «добрые советы» сознаться в причастности к тяжким преступлениям.

Может быть, позже они все же расскажут правду?

Как видим, сомнительные вещи звучат сейчас не только с высоких трибун. Соответственно требование Кыргызстана расследовать пытки в отношении Викрама и других граждан страны теперь, вероятно, отпадёт.  Можно предположить, что Астана и Бишкек договорились уладить вопрос по-тихому.

На историю джазмена во вторник неожиданно отреагировал и Кремль. Пресс-секретарь президента РФ Дмитрий Песков заявил, что «это ничего не значит, одиночный случай не повод для выстраивания каких-то тенденций». Что же, тенденции в методах расследования, вероятно, станут известны публике достаточно скоро. 

  • Задержания в Каракалпакстане, как утверждают, связаны с выражениями солидарности с казахским народом

По сообщениям каракалпакской оппозиции, в понедельник в Нукусе были задержаны 10 мужчин и две женщины, подозреваемые в «экстремизме», связанном с выражением  солидарности с народом Казахстана. 

По данным того же источника, днём ранее в столице республики прошло закрытое совещания с участием прибывшего из Ташкента генерального прокурора Узбекистана Нигматиллы Йулдошева. Власти Узбекистана опасаются, что события в Казахстане, куда многие каракалпаки выезжают на заработки и где имеется большая диаспора, могут повлиять на  стабильность в Республике Каракалпакстан. Из-за ограничений на интернет и связь в Алматы многие сейчас не могут получить информацию о судьбе родственников и знакомых, находившихся там на заработках. Кроме того, в последние годы среди каракалпаков усиливаются протестные настроения и требования предоставить их республике реальный суверенитет.   

В тот же день в Шымбае был задержан 19-летний житель Нукуса Данияр Кудайбергенов, разместивший в соцсетях призыв к солидарности каракалпаков с казахским народом. К вечеру его отпустили и он смог вернуться домой. Но в понедельник вновь задержали – на этот раз в Нукусе – вместе с 11 другими каракалпаками.

Подробности уточняются.

Поделиться: