Определение Конституционного суда по делу Кима: законодательная проблема не решена, но Евгений сможет выехать из России

Любовь Татарец
12.4.2021

Юрист Сети «Миграция и право» рассуждает об определении Конституционного суда по делу политзаключённого из Амурской области

Конституционный суд вынес определение по жалобе Евгения Кима, которого лишили российского гражданства из-за того, что он был осуждён по экстремистской статье. В день освобождения Кима поместили в Центр временного содержания иностранных граждан (ЦВСИГ) за отсутствие документов — на два года, пока власти пытались выдворить его из страны. Определение КС не выявило всех нарушений, допущенных в деле Кима.

КС обосновал правомерность помещения Кима в ЦВСИГ законом, который вступит в силу только в августе 2021 года. «Всесторонняя оценка части 11 статьи 18.8 КоАП Российской Федерации, её диспозиции и санкции, невозможна также без учета положений, содержащихся в Федеральном законе от 24 февраля 2021 года № 22-ФЗ «О внесении изменений в Федеральный закон „О правовом положении иностранных граждан в Российской Федерации“ и отдельные законодательные акты Российской Федерации в части урегулирования правового статуса лиц без гражданства».

Евгений Ким, 1974 г.р., уроженец Каракалпакской АССР, в 2006 году получил российский паспорт взамен советского. Гражданином иностранного государства он никогда не был.

В 2017 году Кима осудили на три с половиной года за создание в Благовещенске (Амурская область) ячейки запрещённого в России религиозного объединения «Нурджулар» (ч.1 ст.282.2 и ч.1 ст. 282 УК). «Мемориал» признал Евгения политическим заключённым: по нашей оценке, чтение книг мусульманского проповедника Саида Нурси и встречи с единоверцами не являются преступлением.

За день до освобождения, 9 апреля 2019 года, Евгения уведомили, что ещё в январе его лишили российского гражданства. Ким фактически стал лицом без гражданства (ЛБГ). Не было страны, которая должна была его принять на своей территории, так как до российского у Кима не было никакого другого гражданства, кроме советского. Евгения поместили в ЦВСИГ, признали виновным по ст. 18.8 КоАП (нарушение правил въезда в РФ либо режима пребывания). Узбекистан, в состав которого после распада СССР вошла территория Каракалпакстана, неоднократно сообщал, что принять Кима не может. Евгений оказался в безвыходной ситуации. Друзья готовы были оплатить ему авиабилет, но без документов его попросту не отпускали из ЦВСИГ.

Мы использовали различные правовые средства, чтобы добиться его освобождения, но результата не было, пока наконец адвокаты Института права и публичной политики не обратились в Конституционный суд.

Они просили признать неконституционными нормы Кодекса об административных правонарушениях, из-за действия которых Ким оказался в тупиковой ситуации — его поместили в ЦВСИГ, не указав, на какой срок, а также в какую страну он должен быть выдворен. Это ч. 1 ст. 18.8 (нарушение иностранным гражданином или лицом без гражданства правил въезда в РФ либо режима пребывания), ч. 5 ст. 3.10 (в целях исполнения назначенного иностранному гражданину или лицу без гражданства административного наказания в виде принудительного выдворения за пределы РФ судья вправе применить к нему содержание в специальном учреждении) и ч. 1 ст. 27.19 (помещение в специальные учреждения иностранных граждан или лиц без гражданства, подлежащих принудительному выдворению за пределы Российской Федерации, заключается в их препровождении в специальные учреждения) КоАП.
За почти двухлетний срок, когда Ким содержался в ЦВСИГ, служба судебных приставов запрашивала в Консульстве Узбекистана согласие на депортацию Евгения в эту страну. Но получала отказ: Ким никогда не являлся гражданином Узбекистана.

Однако после запроса КС Узбекистан решение изменил — теперь Кима готовы принять в стране в порядке реадмиссии.

От определения КС остаётся половинчатое впечатление. В ряде случаев суд отметил нарушения в отношении Кима, например, в пункте 1.1 отмечается, что Евгений был уведомлен о лишении гражданства за день до утверждения этого решения, а не за месяц, как того требует закон.

В других случаях КС лишь назвал норму закона, регламентирующую те или иные положения. Так, в пункте 3.1 разобрано, при каких условиях ЛБГ может быть привлечено к ответственности за нарушение режима проживания в России. КС отмечает, что суды должны выяснять, мог ли конкретный человек в конкретной ситуации получить нужные для легализации документы, и наказывать его можно только в том случае, если возможность была, но человек ею не воспользовался. У Евгения такой возможности не было, но КС не посчитал нарушением привлечение его по ст. 18.8 КоАП.

В день привлечения Кима к ответственности у него была справка об освобождении из колонии, которая приравнивается к удостоверению личности: по этому документу Евгений мог приобрести билет и уехать. Но это не помогло. С момента освобождения до задержания, после которого Евгения поместили в ЦВСИГ, не прошло и пяти минут, так что реальной возможности оформить какие-то другие документы у него не было.

Складывается впечатление, что КС не рассматривал допущенные нарушения, поскольку Узбекистан согласился принять Кима на своей территории.

Дело Евгения в очередной раз высветило системные проблемы законодательства, касающиеся проблем ЛБГ.

Ещё в 2017 году КС вынес постановление по делу Ноэ Мсхиладзе, в котором признал, что законодательство позволяет содержать ЛБГ в ЦВСИГах фактически бессрочно и эту проблему необходимо решить. Но ситуация до сих пор не исправлена.

Вторая важная проблема касается лишения гражданства. В соответствии со статьёй 22 62-ФЗ «О гражданстве РФ», человек может быть лишён гражданства, если он был осуждён за совершение определённых преступлений. В то же время, пункт 3 статьи 6 Конституции указывает, что гражданин РФ не может быть лишён гражданства. Кроме того, нельзя лишать гражданства человека, если после принятия такого решения он станет ЛБГ. Мы видим, что есть все основания добиваться признания статьи 22 закона «О гражданстве» неконституционной относительно тех людей, кто являются гражданами России изначально либо получили его после распада СССР.

«КС не нашел противоречий законодательства Конституции, поэтому издал не постановление, а определение, — говорит руководитель нашей Сети Светлана Ганнушкина. — Однако важно, что КС вновь, ссылаясь на постановление по делу Мсхиладзе, обратил внимание законодателя на наличие законодательного пробела в определении конкретных сроков содержания в ЦВСИГ и в возможностях судебного обжалования законности и обоснованности помещения лица без гражданства под стражу. Мы надеемся, что это определение будет способствовать ускорению внесения изменений в законодательство РФ в отношении лиц без гражданства и критериям помещения в депортируемых и выдворяемых в условия лишения свободы».

Программа: Поддержка политзэков

Ким Евгений Львович родился 5 октября 1974 года в городе Нукус Каракалпакской АССР, проживал в Благовещенске. Образование средне-специальное, официально не трудоустроен.

Поделиться: