Можно ли ликвидировать организацию за то, что она не выполняла требования, которые к ней не предъявлялись?

Татьяна Глушкова
11.11.2021
© 

Сегодня произошло то, о чём мы говорили с 2012 года, когда в Госдуме начал рассматриваться первый из иноагентских законов

Сегодня произошло то, о чём мы говорили с 2012 года, когда в Госдуме начал рассматриваться первый из иноагентских законов: некоммерческую организацию — и не абы какую, а Международный Мемориал, одну из первых общественных организаций на постсоветском пространстве — собираются ликвидировать за нарушение этого самого закона. Соответствующий административный иск подан Генеральной прокуратурой в Верховный Суд РФ 9 ноября. Рассмотрение назначено на 25 ноября.

Основание — неоднократное привлечение Международного Мемориала к административной ответственности за немаркировку «издаваемых или распространяемых им материалов». Да-да, больше ничего — даже никакой самой завалящей ошибки в отчётности или там в протоколе заседания правления, например. Два десятка протоколов по части 2 статьи 19.34 КоАП РФ (по два за каждую немаркированную публикацию: один на саму организацию, другой — на её председателя) объявлены «устойчивым пренебрежением законом».

Что тут можно сказать?

Санкция, о наложении которой просит Генпрокуратура, абсолютно непропорциональна этим «правонарушениям».

Это всё равно что сажать человека на 20 лет за переход в неположенном месте абсолютно пустой дороги.

Даже если не касаться сути иноагентского законодательства в целом и того, является ли Международный Мемориал «иностранным агентом», попытка ликвидировать его за эти «правонарушения» абсурдна по целому ряду оснований даже в рамках действующего российского законодательства.

Во-первых, практически все протоколы об административных правонарушениях, о которых идёт речь в иске, составлены в один и тот же период, — осенью 2019 года. Фактически на Международный Мемориал и его председателя разом составили множество протоколов за немаркировку различных интернет-ресурсов. Лишь один протокол — за то, что на стенде Меморивла на 33-й Московской международной книжной ярмарки лежали немаркированные книги — составлен позднее, в 2020 году. Очевидно, что ни о каком «систематическом нарушении закона» здесь речь не идёт — не было такого, чтобы организацию привлекли к ответственности за немаркировку соцсети, она заплатила штраф и продолжила вести соцсеть без маркировки.

Во-вторых, в данном случае рёчь идет о невыполнении требований закона, которые изначально сформулированы чрезвычайно размыто и применение которых с годами расширялось. То есть до 2019 года ни Минюст, ни Роскомнадзор не требовали от НКО, внесённых в реестр иноагентов, маркировать соцсети — а в 2019 году вдруг стали. Можно ли ликвидировать организацию за то, что она не выполняла требования, которые к ней не предъявлялись?

В-третьих, в этих делах нет потерпевших. Не существует ни людей, ни организаций, которым немаркировка соцсетей Международного Мемориала причинила или могла причинить какой-либо вред. Разумеется, прокуратура возразит на это, что вред был причинён «охраняемым законом общественным отношениям». Но уничтожение организации, которая работает на протяжении более чем 30 лет и приносит осязаемую пользу обществу, не может считаться пропорциональным некоему абстрактному вреду, который невозможно даже вербализировать.

В-четвёртых, все международные документы, касающиеся положения некоммерческих организаций — многочисленные рекомендации ПАСЕ и Комитетов ООН — говорят, что ликвидация НКО должна применяться лишь в качестве «последнего средства», когда допущенные организацией нарушения столь серьёзны, что исправить их иначе невозможно. Более того, этой позиции придерживается и Верховный Суд РФ. В соответствующем постановлении его Пленума 2016 года говорится следующее:

«В качестве грубого нарушения объединением граждан Конституции Российской Федерации, федеральных конституционных законов, федеральных законов или иных нормативных правовых актов могут быть расценены действия, направленные на отрицание фундаментальных демократических принципов, прав или свобод, признанных Конституцией Российской Федерации, общепризнанными принципами и нормами международного права, международными договорами Российской Федерации, федеральными законами и иными нормативными правовыми актами, на пропаганду войны либо на разжигание национальной, расовой или религиозной ненависти, призывы к дискриминации, вражде или насилию.

Грубым также является нарушение, которое создаёт реальную угрозу или повлекло причинение вреда жизни, здоровью граждан, окружающей среде, общественному порядку и безопасности, собственности, законным экономическим интересам физических и (или) юридических лиц, общества и государства.

К грубым следует относить нарушения, которые влекут невозможность их устранения законным способом. Например, невозможность принятия решения в порядке, установленном учредительными документами».

Очевидно, что ничего из этого Международный Мемориал никогда за 30 лет своего существования не совершал. Очевидно, что немаркировка нескольких страниц в интернете и нескольких книг не может считаться «грубым» нарушением закона. Тем не менее Генеральная прокуратура считает иначе — и, увы, в нынешних условиях мы не можем не опасаться, что Верховный Суд согласится с нею.

Поделиться: