Мосгорсуд удовлетворил апелляцию пострадавших при строительстве Ирганайской ГЭС

Марина Агальцова
25.3.2022

Речь адвоката на апелляционном заседании 

25 марта Московский городской суд удовлетворил апелляцию 562 ирганайцев, пострадавших от затопления при строительстве ГЭС и до сих пор не получивших компенсацию.  Теперь власти должны будут в разумные сроки подготовить документы для положенных выплат. 

Адвокат Марина Агальцова, старший юрист ПЦ «Мемориал», на заседании ещё раз постаралась донести, что ответственность за это должна быть возложена на региональные и федеральные власти, а люди наконец должны получить то, что полагается им по праву. Приводим её речь полностью. 

****

После нашей с вами последней встречи 21 февраля, уважаемый суд, произошло очень много событий, которые абсолютно противны и неприемлемы людям, воспитанным в духе «лишь бы не было войны». 

Среди калечащих душу новостей из осаждённых городов, разбомбленных театров и больниц, была ещё не менее болезненная новость для меня как юриста – Россию исключили из Совета Европы. Что автоматически ведет за собой прекращение действия Европейской Конвенции по правам человека. А значит, наши люди потеряли возможность обращаться в Европейский суд за защитой своих прав. 

Утешая граждан с экранов телевизоров, политики наперебой рассказывали нам о том, что права граждан России в любом случае будут надежно защищены нашей правовой системой. И что гражданам «беспокоиться не о чём». 

Вот перед вами, уважаемый суд, дело, в котором все ясно как божий день. 14 лет люди ждут компенсации, так как в 2008 году их земли затопили. Затопили без предварительной эвакуации. Власти говорили, что люди могут спокойно продолжать жить и затапливать их не будут. Но июльским утром 2008 года люди вместо мягких домашних тапочек на полу спален обнаружили воду. Во дворе куры уже не ходили по земле в поисках травы, а плавали, коровы стояли по колено в воде.

Люди спасали то, что могли увезти с собой. Тяжёлые вещи типа диванов и шкафов оставили дома. Построили палаточный лагерь на суше, где еще долго жили семьями. За едой ездили на лодках к своим уже наполовину затопленным высоченным плодовым деревьям.

С самого начала им обещали компенсации. Компенсации, состоящие из трёх компонентов: за затопленные земли, дома и упущенную выгоду. Всё это им положено по закону. Никто не отрицает, что им деньги положены. Деньги им обещали и до сих пор обещают, когда власти сподобятся согласовать документы и направить бюджетную заявку. Но с 2008 года бюджетная заявка с полным комплектом документов так и не была подана. 

Если полная бюджетная заявка так и не была подана со всеми документами, значит, какие-то органы, ответственные за ее составление, работают плохо, бездействуют. Вот мы и пытались понять в Пресненском суде, какие же органы бездействуют. И что мы получили в ответ? Бездействия никакого нет. Его нет со стороны федеральных органов, так как не предусмотрен контроль федеральных органов за дагестанскими, что наши требования по факту бездействия ответственных органов необоснованны, так как действия административных ответчиков направлены на разрешение вопроса возмещения компенсационных выплат, что подтверждается планом взаимодействия. А на наши многочисленные жалобы в течение 9 лет даны были мотивированные ответы, поэтому и здесь никакого бездействия нет. 

Но это абсурд. Так не бывает, что за 14 лет заявка так и не была подана, при этом все ответственные за согласование документов органы молодцы и работают в полную силу. Поэтому мы настаиваем на том, что Пресненский суд неправильно оценил обстоятельства дела и сделал выводы, которые абсолютно не основаны на фактах. 

В своей речи я сначала расскажу, какие действия были предприняты властными структурами и почему они были недостаточны. Затем я остановлюсь на том, что Минэкономразвития, хотя и не упоминается в Постановлении правительства РД № 159, которое описывает, как дагестанские органы должны собирать документы для выплаты компенсаций, остаётся ответственным за организацию и координацию процесса сбора документов. А потом покажу, что при ответе на жалобы истцов органы публичной власти, формально соблюдая закон «О порядке рассмотрения обращения граждан» (то есть направляя ответы вовремя), не предпринимали мер для восстановления прав, как предписывает федеральный закон.  

  • Бездействие властей 

Постановление № 159 не содержит сроков подготовки документов, однако это не означает, что органы государственной власти могут их готовить вечно. Во всем необходима разумность. Если бы согласование документов и направление заявки заняло бы год или два, то у нас не было бы претензий. Но когда согласование занимает 9 лет, да ещё и без толку (то есть без подачи полного комплекта документов), то разумностью даже и не пахнет. 

На сбор первой заявки ушло 5 лет. В 2008 году людей затопили. В 2010 только стали вести переговоры, из какого бюджета будут платить. Президент и премьер публично согласились, что платить надо из федерального бюджета, так как водохранилище – это федеральная собственность. 

Ещё через три года, то есть в 2013 году, Правительство РД смогло  направить заявку в Минрегион. Однако они не приложили необходимые документы, поэтому её не приняли. 

Что вы думаете, уважаемый суд, делали госорганы Дагестана? Побежали срочно переделывать заявку? Как бы не так. 

Только спустя 6 месяцев они обратились с призывом им помочь. Помогли ли федеральные органы власти или нет, мы не знаем. 

Как поступают потом органы власти Дагестана? Правильно, уходят во фрустрацию. Спустя ещё два года… нет, они не направляют заявку, они снова пишут в федеральные органы власти и зачем-то в Госдуму (хотя Госдума в этом процессе вообще не при чём). 

С 2016 года по середину 2020 они ничего не делают. При этом Пресненский суд прекрасно понимает, что они ничего не делают, об этом пишет в решении, что с 2016 по 2020 год не было никаких действий. Однако при этом не находит бездействия. 

С середины 2020 года, после того, как социальное напряжение в Унцукульском районе достигло максимума, что привело к масштабным обращениям, появляются робкие попытки возобновить решение вопроса после четырёхлетней спячки. И как после любой длительной спячки, первые шаги, которые предпринимают госорганы, — сверяют часы, то есть понимают, в каком состоянии находится процесс: 

  • в письме от 19.06.2020 г. Правительство Республики Дагестан просило оказать содействие, 

  • письмом от 15.10.2020 г, Правительство Республики Дагестан обращается на имя Первого заместителя Министра экономического развития Российской Федерации,

  • только 26 октября 2020 года Министерство экономического развития Российской Федерации запрашивает документы у госорганов Дагестана, 

  • 18.12.2020 г. Минэкономразвития затребованы сведения у Правительства Республики. 

После сверки часов, госорганы вырабатывают план действий, однако и он не исполняется, хотя суд первой инстанции указывает, что отсутствие бездействия подтверждается тем, что были разработан план взаимодействия заинтересованных федеральных органов и Правительства РД, а также дорожная карта Правительства РД. И что якобы они соблюдаются. Но это просто ложь. План и дорожная карта, действительно, были разработаны. Однако они не соблюдаются. Мы об этом конечно говорили в суде первой инстанции. В частности, по дорожной карте от 9 декабря 2021 года, до конца второго квартала 2021 года органы власти Дагестана совместно с муниципальными органами должны были:

  • образовать в Министерстве энергетики РД отдел по реализации мероприятий,

  • актуализировать отчёты оценки рыночной стоимости за земельные участки,

  • определить стоимость жилых домов, подлежащих компенсации, в ценах 2021 года,

  • пересчитать сметную стоимость объектов капитального строительства с ТЕРов (территориальные единичные расценки) на ФЕРы (федеральные единичные расценки),

  • проверить заключение экспертизы на достоверность сметной стоимости в ФЕРах,

  • подготовить и направить в Минэкономразвития обосновывающие материалы мероприятий завершающего этапа,

  • пересчитать сметную стоимость объектов капитального строительства,

  • уточнить количество зданий и сооружений, подлежащих сносу и компенсации на прибрежной защитной полосе,

  • определить стоимость индивидуальных домов, подлежащих компенсации, в ценах 2021 года, 

  • подготовить порядок за жилые дома и упущенную выгоду за с /у с привлечением средств федерального бюджета.

В 2020 и в первом квартале 2021 года не был выполнен ни один пункт дорожной карты. Во втором квартале актуализированы заключения экспертизы и отчёты рыночной стоимости за земельные участки администрациями районов.  Минэнерго  была определена стоимость индивидуальных домов, подлежащих компенсации. На начало 2022 года в Министерстве энергетики отдел по реализации мероприятий так и не был образован. Сметная стоимость объектов капитального строительства не была пересчитана с ТЕРов на ФЕРы. Не был подготовлен порядок выплат компенсации за жилые дома и упущенную выгоду за с/у. Заключение экспертизы на достоверность сметной стоимости в ФЕРах не было проверено. Количество зданий, подлежащих сносу, не было уточнено. Так как «дорожная карта» не исполняется, то не исполняются и поручения Главы РД С.А. Меликова от 19 февраля 2021 года и  председателя Правительства РД А.Г. Амирханова, которые требовали исполнить «дорожную карту». 

Что касается плана взаимодействия федеральных органов исполнительной власти и правительства РД, то там ситуация примерно такая же. А именно то, что должны были сделать местные администрации, было сделано (о чем сказал суд), это как раз п. 5 плана. Все же остальные 8 пунктов не были выполнены. 

  • Федеральный контроль за выплатой компенсаций 

Постановлением правительства РД якобы не предусмотрен надзор федеральных органов за выплатой компенсаций. 

Это действительно так. Однако водохранилище – это федеральная собственность, а в силу ст. 71 Конституции управление федеральной собственностью является полномочием федерального центра. Поэтому если федеральный центр выключают из процесса согласования документов, то в силу ст 22 Федеральный закон «Об общих принципах организации законодательных (представительных) и исполнительных органов государственной власти субъектов Российской Федерации» такой нормативно-правовой акт является незаконным. 

  • Ответы

Суд первой инстанции пришел к выводу, что административным истцам были даны мотивированные ответы по существу обращений на основании полного и всестороннего рассмотрения и что мы якобы просто несогласны с их содержанием. 

Мотивированный ответ – это не просто ответ, в котором связаны слова в предложения и абзацы. В силу ст. 10 ФЗ № 59 «О порядке рассмотрения обращений граждан в Российской Федерации» при обращении гражданина государственный орган принимает меры, направленные на восстановление или защиту нарушенных прав, свобод и законных интересов гражданина. Обязанность принять меры не может сводиться лишь к направлению отписки, констатирующей наличие проблемы. 

Вывод: если за 14 лет публичные органы не смогли согласовать документы, то любому здравомыслящему человеку понятно, что они бездействуют. Поэтому говорить, что бездействия нет, —  всё равно, что называть черное белым. В такой парадигме заявления властей о том, что у нас есть эффективно работающая судебная система, которая может предложить гражданам разумную альтернативу Европейскому суду, просто насмешка. 

В нашем деле пострадали 10 тысяч людей, наших людей. Сегодня в вашей власти, уважаемый суд, показать, что граждане могут найти справедливость в наших судах, и что выход из Совета Европы, действительно, не скажется на уровне защищенности наших граждан. 

Фотографии: Фёдор N

Поделиться: