Маленькая, но важная поправка

Олег Орлов
19.2.2020

В понедельник, 17 февраля, в «Коммерсанте» была опубликована интересная статья об особом мнении судьи Конституционного суда России Константина Арановского

Судья назвал СССР «незаконно созданным государством» и заявил, что Российская Федерация не должна считаться правопреемником «репрессивно-террористических деяний» советской власти. По его мнению, Россия должна обладать конституционным статусом государства, «непричастного к тоталитарным преступлениям». Константин Арановский подчеркнул, что современное российское государство было создано не как преемник Советского Союза, а «вместо и против» него. При этом судья уверен, что Россия должна возмещать вред, причиненный СССР, — но не как наследник государства-виновника, а «с верой в правду, из положительной ответственности и по милосердию».

Прекрасные слова! Насчет всего, что сказано об СССР — совершенно согласен. Но вот о современной России, к сожалению, всё не совсем так. Вернее, совсем не так. Если бы ещё в 1991 году, при создании современной России именно такой подход был положен в её фундамент, то мы сейчас бы жили в значительно лучшем мире. Однако новая Россия была создана именно как преемник Советского Союза, приемник в универсальном смысле. Чтобы Россия стала непричастной к тоталитарным преступлениям прошлого, надо было провести люстрацию. А вместо этого бывшие партноменклатурщики заполняли властные органы, а благодушные либералы спокойно наблюдали,
как ключевые посты в силовых органах захватывали выходцы из КГБ.

Дальше закономерное — государственный террор в ходе Первой и Второй чеченских войн, не очень-то замеченный нашей либеральной общественностью. Нарастание политических репрессий в стране. Портреты преступников-предшественников в ФСБ, МИД, МВД и т. п. Агрессия в соседних странах.

Так что теперь, к сожалению, Россия, безусловно, преемник СССР во всех смыслах. Именно об этом я и сказал журналистке из «Коммерсанта», когда она накануне публикации попросила комментарий. Несколько моих фраз опубликовали. Прочтя их, я оторопел.

Я говорил о «демократической революции 1991 года», когда было ещё не поздно решительно разорвать с тоталитарным прошлым. Но кто-то в «Коммерсанте», видимо, настолько «хорошо» знает нашу недавнюю историю, что не видит большой разницы между 91-м и 93-м годами. И мне приписали слова о «демократической революции 93-го года». Я был участником обоих событий. И мне не могло прийти в голову назвать антиконституционный переворот Ельцина, расстрел танками Верховного Совета РФ, приведший к власти плутократию, «демократической революцией». После моего обращения в редакцию на сайте «Коммерсанта» ошибка была исправлена.

Но осадок остался осадок — как мы можем серьёзно обсуждать исторические судьбы России, если даже в уважаемом издании «Коммерсант» не понимают всю разницу между событиями тех лет?!