Доклад Минюста по ремонту свободы собраний в России

Марина Агальцова
01.6.2020
© 

На прошлой неделе Комитет министров Совета Европы опубликовал доклад российского Минюста о мерах, принимаемых нашей страной для ремонта свободы собраний.

Наглядно его можно представить так: 

В 2017 году ЕСПЧ принял решение по делу Лашманкин и другие против России. Cуд пришёл к выводу, что свободы собраний в России нет из-за многочисленных ограничений. Вот некоторые из них:

  • Власти отказывают в согласовании мероприятий без достаточных причин.
     
  • Если люди, несмотря на отказ в согласовании, выходят на улицы, то митинг разгоняют, а людей привлекают к ответственности. Не только административной, но и уголовной, как, например, в деле Дадина и Котова.
     
  • Некоторые места, например, прилегающие к судам, недоступны для организации мероприятий.
  • Сложная и непрозрачная процедура согласования митингов не даёт возможности согласовать.

Для встречи Комитета министров, запланированной в июне 2020, Минюст и подготовил доклад об исполнении решения Лашманкина.

В порядке ликбеза

Понимаю, что не все знакомы с системой Совета Европы, поэтому позволю себе отступление с пояснением, зачем такой доклад вообще нужен. Европейский суд выносит решения. В решениях ЕСПЧ не только признаёт нарушение Конвенции и назначает компенсации. Если ЕСПЧ видит, что проблема носит системный характер, то он также указывает на меры, которые государство должно предпринять, чтобы предотвратить ситуации, аналогичные той, что привела к установлению нарушения Конвенции. Это называется «общие меры».

Государства не любят общие меры. Чем консервативнее государство, тем больше оно не любит общие меры и тем чаще их саботирует. По данным European Implementation Network, Россия не исполняет 90% общих мер. Впереди нас только Азербайджан — 100%. В Украине — 60% мер не исполняются, в Грузии — 20%. Западные страны также иногда не исполняют общие меры, но прибегают к этому редко.

Комитет министров наблюдает за исполнением решений ЕСПЧ государствами. У него нет полномочий насильно заставить государство исполнить решение, например, посредством наложения ареста на активы. У него дипломатическая, мягкая сила. Государства направляют доклады об исполнении общих мер по определенной проблеме. Комитет министров обсуждает доклад и либо принимает отчет и закрывает досье по делу, считая решение исполненным. Или не принимает, и тогда государство должно дальше работать над исполнением и отчитываться перед Комитетом министров.

Доклад Минюста

Первая часть доклада традиционно сосредоточена на исполнении индивидуальных мер и выплате компенсаций. Вторая часть касается общих мер. Минюст отчитался о следующих мероприятиях по ремонту свободы собраний:

  • Перевели и распространили решение по делу Лашманкин и другие против России. Провели тренинги и семинары с госслужащими для его изучения.
  • В 2015 году приняли КАС, который содержит процедуру обжалования отказов в согласовании мероприятий.
  • КС принял два постановления: от 18 июня 2019 года № 24-П (обеспечение общественного порядка во время митингов) и от 1 ноября 2019 года № 33-П (запреты митингов у органов власти), в которых признал некоторые нормы неконституционными.
  • Министр внутренних дел встретился с представителем РФ в ЕСПЧ и обсудил вопрос ограничения собраний. Минюст утверждает, что были приняты решения, направленные на улучшение ситуации. Правда, не сообщил какие.
  • МВД подготовил и распространил специальную методичку для полицейских о митингах и позициях ЕСПЧ (от 24 января 2019 года).
  • ВС принял Постановление пленума от 26 июня 2018 года, которое, действительно, содержит важные положения о том, как отсчитываются сроки на подачу уведомлений, о возможности проведения двух мероприятий в одном месте, о возможности привлекать организатора мероприятия за превышение количества участников только в случае опасности общественному порядку.
  • ВС также распространил среди нижестоящих судов обзоры позиций ЕСПЧ. ВС даже переводит гайд ЕСПЧ по свободе собраний.
  • Согласно докладу, ВС вынес 60 решений, в которых признал полностью или частично незаконными отказы и вмешательства властей в согласовании незаконными. Конечно, здорово, что ВС признаёт некоторые отказы незаконными, но это происходит с опозданием на год-полтора, после прохождения трёх предыдущих судебных инстанции, которые засиливают отказы. Поэтому признание отказа незаконным на уровне ВС остаётся приятным, но неэффективным средством.

Озвученные меры, конечно, не повредят. Но они не затрагивают главного — задержаний во время мирных митингов и абсолютной невозможности провести спонтанные митинги. По данным ОВД-Инфо, в 2017 году в Москве и Петербурге на мирных акциях задержали 4621 человек, в 2018 — 2465 человек, а в 2019 — 4034. Как видим, проблема остаётся острой. Ни КС, ни ВС не требуют от судов не привлекать к ответственности людей за мирное, пусть и несанкционированное, собрание.

У нас нельзя провести спонтанное мероприятие, вызванное, например, возмущением от задержания или отказом в регистрации в качестве кандидата общественного деятеля. Нужно подавать уведомление за 10–15 дней и ждать разрешения, если повезёт. Но может и не повезти. Тогда митинг не согласуют, так как он будет создавать помехи транспорту, или вдруг выясниться, что на предполагаемом месте проведения уже запланировано иное мероприятие, например, фестиваль варенья. Так, 27 июля 2019 года в Москве прошёл митинг, вызванный отказом от 25 июля в регистрации в независимых депутатов в Мосгордуму. Было задержано 1373 человека, большая часть из которых была привлечена к административной ответственности. Ни полицейские, ни судьи не принимали в качестве аргумента спонтанность митинга.

Минюст приводит позитивную практику об отмене в четырёх регионах ограничений на проведение мероприятий возле государственных зданий. Однако согласно данным ОВД-Инфо, аналогичные ограничения есть в 46 регионах. Зданий, вокруг которых нельзя организовывать мероприятия, много. Поэтому получается, что, например, 58% центра Новосибирска недоступно для митингов. А в Нижнем Новгороде на 73% центральной части города нельзя проводить акции.

Несмотря на то, что на части территории городов провести митинг нельзя, на той части, где можно, провести акцию тоже непросто из-за непрозрачной системы уведомлений. Городские власти часто отказывают в согласовании места на том основании, что оно уже занято. Проверить эту информацию нельзя. Например, когда Навальный объявил о митинге «Он вам не Димон», запланированном на 26 марта, в Чебоксарах Молодая гвардия Единой России подала заявку на проведение своих мероприятий на 200 площадках. Гвардии, конечно, оперативно согласовали. Оппозиционеры подали заявку о проведении пикета в месте, которое было не занято. Но на следующий день Молодая гвардия попросила добавить незанятое место к их заявке. Оппозиционерам отказали в согласовании того единственного места как уже занятого.

Таким образом, озвученные Минюстом меры хотя и позитивные, остаются маленькими заплатками на разодранной в клочья свободе собраний в России.

С полным анализом исполнения решения Лашманкина можно ознакомиться здесь.