День тачанки

Александр Черкасов
05.3.2019

В Чечне создают новые праздники и фестивали. Они не привязаны к памятным датам, наоборот, они их заменяют, и фестиваль черемши почти пришелся на день памяти о депортации.

Туристов депортацией не заманишь. Но, даже привлекая их, чеченская власть все равно остается самой собой.

Из Чечни — чуть не сказал «только хорошие новости». Новости разные. Вот два сообщения из потока. Не о годовщине депортации 23 февраля, которую на этот раз — впервые за несколько лет — вспомнили чеченские власти. И не о 28 февраля, дне рождения моей коллеги Наташи Эстемировой — об этом тут молчат.

2 марта в Грозном под присмотром силовиков начался республиканский фестиваль черемши HONK FEST. Представить такое двадцать или десять лет назад было бы невозможно.

«Хонк» по-чеченски — черемша. Дикую черемшу, или «медвежий лук», собирают в основном в горных районах с декабря по март. Любители этого «дара природы» называют черемшу «витаминной бомбой». Впрочем, теперь черемша известна не только пассажирам кавказских авиарейсов, — будучи помещена в ручную кладь, она делает перелет незабываемым! — но и жителям Западной Европы. История о том, как в одной маленький, но гордой европейской горной стране в квартиру, где чеченцы готовили полученное с родины через несколько границ лакомство, вломился местный контртеррористический спецназ, искавший лабораторию по производству химоружия, может, и байка, — но со смыслом.

Министерство туризма и городская администрация инициировали это действо с ярмаркой народных мастеров и иными культурно-развлекательными увеселениями. В фестивале участвуют и народная, и высокая кухня: представители шести горных и предгорных районов республики, где черемша растет и где в основном и готовят, — и грозненские рестораторы.

Все это — для привлечения туристов, которых, впрочем, итак немало в современном Грозном. Однако туризм — туризмом, а безопасность — своим чередом. Усиление в центре Грозного: наряды полиции, рамки металлодетекторов, личный досмотр. Все как на прошлогоднем фестивале «Шашлык-машлык». Причем эти фестивали собираются сделать ежегодными.

В тот же день, 2 марта, появилось сообщение об успехах чеченского автомобилестроения. Однако при ближайшем рассмотрении безопасность и тут, по обыкновению, перевешивает.

«Кавказский узел» пишет, что производство боевых автомобилей багги «Чаборз», которые в 2017 году начали было делать на аргунском предприятии «Чеченавто», теперь переносится в Гудермес, на базу Российского университета спецназа. Отмечают, что таким образом для жителей Чечни создаются тридцать новых рабочих мест.

Багги — это, по сути, скелет машины с мощным двигателем с возможностью палить из всего, что есть, по всем азимутам. То, что надо для боя. В первую чеченскую войну боевики, за неимением лучшего, для тех же целей «раздевали» «Нивы», снимая все двери и убирая ветровое стекло. Ну, а эти новые машины багги были специально разработаны учебным центром сил специального назначения и «Чеченавто».

Это — не «Шашлык-машлык» и не «Хонк фест». Производственные мощности на базе Российского университета спецназа, условия для сборки машины «с нуля», производство деталей и комплектующих, включая электрику, а теперь тут же и сборка.

Всерьез и надолго: производственные мощности прибавились к почти сотне зданий и сооружений, размещенных на территории в 450 гектаров. С 2013 года в Гудермесе создавался многофункциональный комплекс, сначала называвшийся Международным учебным центром сил спецназначения, а в 2017 году переименованный в Российский университет спецназа.

Опытные машины уже испытаны в Арктике и в Сирии. Первые шесть боевых багги «Чеборз» должны участвовать в параде 9 мая. Впрочем, в Гудермесе останется часть производства — гражданский и спортивно-туристический варианты.

Всего две новости из ленты. И у каждой — две стороны, и в итоге перевешивает определенно не «туризм», а «безопасность». Что-то за прошедшие годы изменилось совсем, а что-то определенно не меняется.