А что будет через пять-десять лет?

Александр Черкасов
20.2.2017

Мощь и влияние этого маленького по площади субъекта Российской Федерации — одна тысячная часть территории страны — растет, ширится и длится.

Мощь и влияние этого маленького по площади субъекта Российской Федерации — одна тысячная часть территории страны — растет, ширится и длится.

Вот, пишут: на полгода продлен срок командировки в Сирии подразделениям военной полиции из Чечни. Можно ли было представить подобное лет десять или двадцать назад? Ну, десять лет назад, в 2007-м — вряд ли. И в 1997-м, двадцать лет назад, — тем более вряд ли. А вот двадцать пять лет назад, в первой половине 92-го, — почему нет?

Хотя вроде бы тогда, в 92-м, в начале «лихих девяностых» не было ни активной наступательной, на грани ведения войны, политики России, ни чеченских подразделений в составе ее силовых структур.

Но вот удивительно: после того, как в ноябре 1991-го провалилась попытка ввести на территории мятежной республики чрезвычайное положение, попытка ввести туда внутренние войска, — начались странные скоординированные движения российских федеральных силовиков и чеченских вроде бы незаконных вооруженных формирований. Про то, что Шамиль Басаев командовал силами «Конфедерации народов Кавказа» в Абхазии против грузинских правительственных сил, люди помнят. Именно эти отряды стали основной ударной силой в той, как теперь сказали бы, «гибридной войне».

А вот про то, что зимой 1991–1992-го отряды под командованием Басаева воевали в Нагорном Карабахе на азербайджанской стороне, известно не столь хорошо. На той же стороне, кстати, действовали и бывшие советские, а тогда уже российские армейские части. И 23-я мотострелковая дивизия, — кроме 366-го полка, дислоцировавшегося на территории Карабаха и действовавшего в интересах армянских сил, — в частности, при «зачистке» Ходжалы. И гянджинский парашютно-десантный полк, которым командовал тогда еще не генерал Шаманов. Ну и с той же стороны, столь же неофициально, — чеченские отряды.

Такое ощущение, что в конце 1991 года было заключено какое-то соглашение: мол, мы вас не трогаем. Но для вас есть интересная работа. Ну и мы иногда через ваш оффшор, через аэропорт Северный, кое-какой груз порою переправим…

Этого соглашения хватило от силы года на два, уже в декабре 1993-го Россия начала подготовку к тому, что стало Первой чеченской войной. И вскоре десантники генерала Шаманова противостояли Басаеву и прочим чеченским полевым командирам. Охота на Басаева — еще недавно, по отзывам инструкторов, хорошего исполнительного ученика, разве что не инициативного, — затянулась более чем на десять лет. На долгие годы Чечня стала фактором, определяющим внутреннюю политику России и траекторию ее политического развития.

И вот опять, 25 лет спустя, чеченские силы действуют не просто в интересах, не просто вместе, но в составе российской группировки. Но что-то будет через год, два, пять, десять?

…Из Чечни — только хорошие новости!

Источник