Бахчисарайское дело восьмерых о членстве в запрещённой «Хизб ут-Тахрир»

Жители крымского города Бахчисарая Асанов Марлен Рифатович, Ибрагимов Тимур Изетович и Белялов Мемет Решатович обвиняются по ч. 1 ст. 205.5 УК РФ Организация деятельности террористической организации», до пожизненного лишения свободы) и ч. 1 ст. 30, ст. 278 УК РФ («Приготовление к насильственному захвату власти», до 10 лет лишения свободы) в организации деятельности международной религиозно-политической организации «Хизб ут-Тахрир», признанной в России террористической и запрещённой на территории страны.

Жители Бахчисарая Зекирьяев Сервер Зекиевич, Аметов Эрнес Сейярович, Мустафаев Сервер Рустемович и Смаилов Эдем Назимович обвиняются по ч. 2 ст. 205.5 УК РФ («Участие в деятельности террористической организации», до 20 лет лишения свободы) и ч. 1 ст. 30, ст. 278 УК РФ («Приготовление к насильственному захвату власти», до 10 лет лишения свободы) в участии в деятельности международной религиозно-политической организации «Хизб ут-Тахрир», признанной в России террористической и запрещённой на территории страны.

Салиев Сейран Алимович обвиняется по ч. 2 ст. 205.5 УК РФ («Участие в деятельности террористической организации», до 20 лет лишения свободы), ч. 1 ст. 30, ст. 278 УК РФ («Приготовление к насильственному захвату власти», до 10 лет лишения свободы), ч. 2 ст. 205.2 («Публичные призывы к осуществлению террористической деятельности, публичное оправдание терроризма или пропаганда терроризма с использованием сети "Интернет"», до 7 лет лишения свободы) в участии в деятельности международной религиозно-политической организации «Хизб ут-Тахрир», признанной в России террористической и запрещённой на территории страны.

Асанов Марлен Рифатович, Зекирьяев Сервер Зекиевич, Аметов Эрнес Сейярович, Ибрагимов Тимур Изетович, Салиев Сейран Алимович и Белялов Мемет Решатович находятся под стражей с 11 октября 2017 года; Мустафаев Сервер Рустемович и Смаилов Эдем Назимович - с 21 мая 2018 года.

Полное досье

Асанов Марлен Рифатович родился 2 марта 1977 года. Житель г. Бахчисарай в Крыму. Активист крымскотатарского движения «Крымская солидарность». Имеет высшее образование, филолог. Предприниматель. Имеет четверых малолетних детей. Женат. Приговорён к 19 годам колонии строгого режима по ч. 1 ст. 205.5 («Организация деятельности террористической организации», до пожизненного лишения свободы) и ч. 1 ст. 30, ст. 278 УК РФ («Приготовление к насильственному захвату власти», до 10 лет лишения свободы). Под стражей с 11 октября 2017 года.

Белялов Мемет Решатович родился 2 января 1989 года. Житель г. Бахчисарай. Активист «Крымской солидарности». Имеет высшее образование, радиотехник. Предприниматель. Имеет малолетнего ребёнка. Женат. Приговорён к 18 годам колонии строгого режима по ч. 1 ст. 205.5 и ч. 1 ст. 30, ст. 278 УК РФ. Под стражей с 11 октября 2017 года.

Ибрагимов Тимур Изетович родился 26 января 1985 года. Житель г. Бахчисарай. Активист «Крымской солидарности». Имеет высшее образование. Предприниматель. Имеет четверых детей. Женат. Приговорён к 17 годам колонии строгого режима по ч. 1 ст. 205.5 и ч. 1 ст. 30, ст. 278 УК РФ. Под стражей с 11 октября 2017 года.

Аметов Эрнес Сейярович родился 30 мая 1985 года. Житель г. Бахчисарай. Активист «Крымской солидарности». Имеет высшее образование, юрист. Предприниматель. Имеет двоих малолетних детей. Женат. Обвинялся по ч. 2 ст. 205.5 («Участие в деятельности террористической организации», до 20 лет лишения свободы), ч. 1 ст. 30 и ст. 278 УК РФ («Приготовление к насильственному захвату власти», до 10 лет лишения свободы). Под стражей находился с 11 октября 2017 года по 16 сентября 2020 года, когда был оправдан.

Зекирьяев Сервер Зекиевич родился 1 апреля 1973 года. Житель г. Бахчисарай. Активист «Крымской солидарности». Предприниматель. Имеет 13 детей. Женат. Приговорён к 13 годам колонии строгого режима по ч. 2 ст. 205.5 и ч. 1 ст. 30, ст. 278 УК РФ. Под стражей с 11 октября 2017 года.

Мустафаев Сервер Рустемович родился 5 мая 1986 года. Житель г. Бахчисарай. Правозащитник, основатель и координатор «Крымской солидарности». Имеет высшее образование. Предприниматель. Имеет четверых малолетних детей. Женат. Приговорён к 14 годам колонии строгого режима по ч. 2 ст. 205.5 и ч. 1 ст. 30, ст. 278 УК РФ. Под стражей с 21 мая 2018 года.

Салиев Сейран Алимович родился 4 ноября 1985 года. Житель г. Бахчисарай. Активист «Крымской солидарности». Имеет незаконченное высшее образование. Экскурсовод. Имеет троих несовершеннолетних детей. Женат. Приговорён к 16 годам колонии строгого режима по ч. 2 ст. 205.5 и ч. 1 ст. 30, ст. 278 УК РФ. Под стражей с 11 октября 2017 года.

Смаилов Эдем Назимович родился 22 мая 1968 года. Житель с. Долинное Бахчисарайского района. Имеет высшее образование, инженер-физик. Работал строителем-отделочником. Имеет троих детей. Женат. Приговорён к 13 годам колонии строгого режима по ч. 2 ст. 205.5 и ч. 1 ст. 30, ст. 278 УК РФ. Под стражей с 21 мая 2018 года.

Описание дела

Восемь крымских татар обвиняются в причастности к международной религиозно-политической организации «Хизб ут-Тахрир аль-Ислами» («Партия исламского освобождения», далее – ХТ), признанной террористической и запрещённой Верховным судом РФ.

Как говорится в обвинительном заключении, Марлен Асанов, Мемет Белялов и Тимур Ибрагимов не позднее 18 ноября 2016 года организовали в Бахчисарае деятельность ячейки этой организации, а остальные пятеро обвиняемых вступили в неё. Они «проводили обучающие, религиозно-политические, агитационно-пропагандистские занятия, т. н. «сухбеты», а также конспиративные собрания членов этой ячейки, т. н. «халакаты», по изучению идеологии и источников указанной террористической организации», «распространяли её идеи среди местного населения». Этими поступками, по мнению следствия, фигуранты дела преступили ст. 205.5 УК РФ, в чём были обвинены с момента возбуждения уголовного дела.

Позднее им было предъявлено также обвинение по ч. 1 ст. 30, ст. 278 УК РФ в приготовлении к насильственному захвату власти, основанное на том, что программа ХТ предусматривает на третьем этапе её реализации объединение территорий с преобладанием мусульманского населения в одно государство. Т. к. такие территории имеются в России, то, по мнению следствия, обвиняемые - приверженцы указанной программ, пропагандируя идеи ХТ, «осуществляли деятельность, направленную на создание условий для насильственного захвата власти и насильственного изменения конституционного строя Российской Федерации».

11 октября 2017 года ФСБ «взяла штурмом» жилища шестерых подозреваемых в г. Бахчисарае: Марлена Асанова, Сервера Зекирьяева, Эрнеса Аметова, Тимура Ибрагимова, Сейрана Салиева, Мемета Белялова. Были проведены обыски, изъята исламская литература. Фигуранты задержаны и доставлены в управление ФСБ по Крыму и Севастополю.

12 октября Киевский районный суд Симферополя избрал им меру пресечения в виде заключения под стражу, которая неоднократно продлялась.

21 мая 2018 года таким же образом задержаны Сервер Мустафаев и Эдем Смаилов.

22 мая Киевский районный суд Симферополя избрал им меру пресечения в виде заключения под стражу, которая неоднократно продлялась.

16 сентября 2020 года Южный окружной военный суд вынес приговор по делу: Марлен Асанов получил 19 лет строгого режима, Мемет Белялов – 18 лет, Тимур Ибрагимов – 17 лет, Сейран Салиев – 16 лет строгого режима. Сервер Мустафаев получил 14 лет строгого режима, Эдем Смаилов и Сервер Зекирьяев – по 13 лет. Эрнеса Аметова суд признал невиновным и оправдал.

Обвиняемые вину не признают.

Адвокаты:

Сервера Мустафаева – Сергей Легостов, Лиля Гемеджи

Сейрана Салиева – Маммет Мамбетов

Эдема Смаилова – Айдер Азаматов

Сервера Зекирьяева – Алексей Ладин («Агора»)

Основания признания политзаключёнными

В уголовном деле «Хизб ут-Тахрир аль-Ислами» называется террористической организацией - в таком качестве она запрещена Верховным Судом РФ 14 февраля 2003 года.

Однако ни в решении Верховного Суда о запрете ХТ, ни в материалах уголовных дел, расследовавшихся в России и странах СНГ, нет конкретных фактов, свидетельствующих о террористической или какой-либо насильственной деятельности организации. Также нет данных о причастности партии к деятельности джихадистских групп в Европе или на Ближнем Востоке, более того, организация подвергается критике со стороны радикалов за «уклонение от джихада».

В указанном решении ВС РФ № ГКПИ 03-116 деятельности ХТ посвящены три предложения, в первом из которых декларируется её цель – создание всемирного исламского халифата, во втором отмечается ведение массированной исламистской пропаганды, в третьем упоминается запрет её деятельности в Узбекистане и некоторых арабских странах. Данные формулировки сами по себе не могут служить основанием для признания организации террористической, поэтому мы полагаем, что решение Верховного Суда о признании ХТ террористической организацией неправомерно, а, следовательно, неправомерно и вменение обвинений в терроризме только на основании членства в ХТ.

Несмотря на то, что программные положения ХТ и тексты, размещённые на сайтах этой организации, во многом несовместимы с идеями демократии и прав человека в понимании Всеобщей Декларации прав человека и развивающих её международных актов, а в предлагаемое ХТ устройство будущего Халифата заложена дискриминация по признакам религии и пола, в демократических государствах Северной Америки и Западной Европы, за исключением Германии, её деятельность легальна и уголовных дел в связи с членством в ней нет. Запрет на деятельность организации в Германии связан с антисемитскими публикациями и высказываниями.

По нашей информации, единственной страной помимо России, в которой ХТ запрещена как террористическая организация, является Узбекистан, но и там соответствующее решение суда датировано 2016 годом, то есть появилось после решения Верховного Суда России от 14 февраля 2003 года. Между тем, ни в одном из известных нам уголовных дел, в рамках которых на территории России и Крыма лишены свободы уже около 300 мусульман, нет никаких признаков не только терроризма, но и подготовки, планирования или хотя бы обсуждения террористических актов, использования или планирования использования оружия.

В данном деле, как и в других известных нам делах о причастности к ХТ, фигурантам не вменяется подготовка теракта или озвучивание террористических угроз.

Обвинение по ст. 205.5 УК свелось к тому, чтобы доказать связь обвиняемых с ХТ: что они имели литературу этой религиозной партии, обсуждали её идеи, рассказывали соседям о них.

Обвинение в приготовлении к насильственному захвату власти и насильственному изменению конституционного строя РФ по ст. 278 УК РФ обосновывается следствием практически тем же, что и по ст. 205.5. Как указывается в обвинительном заключении, обвиняемые в г. Бахчисарае «осуществляли скрытную антироссийскую, антиконституционную деятельность в виде пропагандистской работы среди населения, склоняя местных жителей к участию в деятельности» террористической организации «Хизб ут-Тахрир» путём:

  • склонения новых лиц к участию в деятельности ХТ;

  • распространения среди верующих теологических познаний, подменяя традиционные в исламе понятия идеями подстрекательства мусульман к экстремистской деятельности;

  • формирования у верующих мусульман тенденциозного мышления при оценке событий, происходящих в РФ и межгосударственных отношениях, а также устойчивой идеологической зависимости и экстремистских, сепаратистских убеждений, используя идеологические материалы ХТ;

  • тайному объединению и подготовке верующих мусульман к антиконституционной деятельности в России, обеспечению скрытного развития и функционирования структуры данной незаконной террористической организации в РФ, осуществлению экстремистской, сепаратистской деятельности в Крыму, то есть в регионе с высокой концентрацией верующих, исповедующих ислам.

Однако ознакомившись с обвинительным заключением, мы видим, что пытаясь обосновать обвинения в «терроризме», «сепаратизме», «экстремизме», «захвате власти» следствие приводит доказательства: собрания верующих, обсуждение религиозных тем, чтение исламской литературы.

Подобные обоснования обвинений сочетают описание вполне законных действий (распространение теологических знаний, формирование у верующих «тенденциозного» мышления, участие в собраниях и т. п.) с извращённым и необоснованным толкованием доктрины «Хизб ут-Тахрир», описывающей религиозное видение перспектив неопределенного будущего в виде создания объединяющего всех мусульман государства.

Напомним, что ст. 28 Конституции России гарантирует каждому «свободу совести, свободу вероисповедания, включая право исповедовать индивидуально или совместно с другими любую религию или не исповедовать никакой, свободно выбирать, иметь и распространять религиозные и иные убеждения и действовать в соответствии с ними».

Данная группа обвиняемых не только не располагала огнестрельным или холодным оружием, взрывчатыми веществами, но и не предпринимала каких-либо действий с целью их приобретения или хищения; в ходе следственных действий оружие не изымалось. Не было у обвиняемых и разработанных планов по захвату государственной власти на территории Российской Федерации или её части, планов нападения на государственные учреждения или внешнего финансирования.

Мы полагаем, что обвиняемые лишены свободы с нарушениями международного и российского права.

Мы присоединяемся к позиции Amnesty International утверждающей, что ситуация в Крыму с марта 2014 года отвечает признакам оккупации. Такая квалификация соответствует определению режима оккупации в международном гуманитарном праве (Конвенция о законах и обычаях сухопутной войны, Гаага, 18 октября 1907 года, Положение о законах и обычаях сухопутной войны, ст. 42), а также практике международных судов (ICTY, Prosecutor v. Mladen Naletilic and Vinko Martinovic, IT-98-34-T, Trial Chamber, Judgment of: March 31, 2003, para. 217; Armed Activities on the Territory of the Congo (Democratic Republic of the Congo v. Uganda), Judgment, I.C.J. Reports 2005, p. 168, para 173).

В связи с этим, Россия, как оккупирующая держава, обязана соблюдать Женевскую конвенцию о защите гражданского населения во время войны (далее ЖК IV), а также нормы обычного гуманитарного права, регулирующие режим оккупации, в частности, содержащиеся в Положении о законах и обычаях сухопутной войны.

В соответствии с международным гуманитарным правом Россия ограничена в своих законодательных и административных полномочиях. Согласно положениям ЖК IV и нормам обычного гуманитарного права администрирование оккупированной территории должно осуществляться местными органами, действовавшими на момент начала оккупации, в свою очередь рассмотрение дел по обвинению в нарушении уголовного законодательства уполномочены осуществлять местные суды. Несмотря на то, что оккупирующая держава может создавать отдельные органы и военные суды с целью более эффективного администрирования территории, она не в праве ни при каких обстоятельствах попросту устранять действовавшую ранее систему органов власти и заменять ее новой без наличия на то веских оснований (ЖК IV, ст. 64).

Аналогичным образом Российская Федерация не вправе целиком отменять действовавшее на момент начала оккупации уголовное законодательство и заменять его своим. Ограниченные законодательные полномочия предоставлены оккупирующей державе с целью изменения законодательства, применение которого угрожает безопасности или препятствует имплементации международного гуманитарного права, а также для более эффективного администрирования оккупированной территории.

Эти нормы особенно важны в вопросах преследования участников ХТ, так как по украинскому законодательству эта организация легальна. И само уголовное преследование, и вывоз лишенных свободы жителей из Крыма нарушают нормы международного гуманитарного права и по этой причине особенно неприемлемы. В данном случае эти нормы нарушены: арестованные вывезены за пределы Крыма.

Более 15 лет «Мемориал» наблюдает за различными формами давления на мусульман

в России, фабрикациями уголовных дел по несуществующим преступлениям экстремистской и/или террористической направленности. Государственная пропаганда использует и усугубляет бытовую исламофобию, сращивает ислам и терроризм в сознании обывателя.

Гражданский контроль за такого рода преследованиями минимален, спецслужбы получают возможность многократно завышать показатели раскрываемости (собственную полезность), манипулируют представлениями о террористической угрозе, подменяют реальную антитеррористическую борьбу имитационной. «Раскрытие» серийных дел, связанных с ХТ, сейчас предельно упрощено, для достижения «высоких результатов» (десятки осуждённых) требуются минимальные усилия. В то же время, в последние годы именно антитеррористическими соображениями объясняется принятие законов, ограничивающих конституционные права граждан. Таким образом, антитеррористические имитации работают на упрочение субъектами власти властных полномочий.

Семеро из восьми обвиняемых принимали участие в деятельности правозащитного общественного движения «Крымская солидарность». Это объединение оказывает правовую, информационную и материальную помощь крымским татарам и мусульманам, подвергшимся преследованиям со стороны российских властей и их семьям. Оно практически ежедневно обнародует данные о нарушениях российскими правоохранительными органами прав и свобод человека в Крыму, критикует российские власти. «Крымская солидарность» расценивает уголовное преследование своих активистов, как спланированный удар по деятельности организации, с целью заставить замолчать критиков власти. Самый старший из подсудимых, Эдем Смаилов, также вёл активную общественную деятельность, возглавляя религиозную общину своего села Долинное.

В ноябре 2019 года Amnesty International (AI) признала основателя «Крымской солидарности» Сервера Мустафаева узником совести. «Обвинения против него сфабрикованы и были выдвинуты в отместку за его правозащитную деятельность. Он – узник совести и должен быть освобожден немедленно и безоговорочно», - заявила AI. Другая международная правозащитная организация Front Line Defenders также считает, что Мустафаева преследуют за деятельность в защиту прав человека и требует его безоговорочного освобождения.

В этой ситуации нам весьма вероятным кажется, что удобное и привычное обвинение в причастности к ХТ, стало инструментом для подавления общественной солидарности и гражданской активности жителей Крыма, в первую очередь крымских татар.

Мы считаем, что преследование фигурантов этого дела связано с их ненасильственной общественной деятельностью. Оно также связано с национальной принадлежностью обвиняемых, религиозными убеждениями, с вооружённым конфликтом России с Украиной. Происходит в рамках постоянной кампании репрессий властей против крымских татар, которых власть считает своими оппонентами, и постоянной кампании против мусульман, отклонившихся от линии лояльного российским властям Духовного управления мусульман России. Права на ненасильственную политическую борьбу, на публичное высказывание своего мнения, на собрания и объединения являются фундаментальной основой конституционного строя России, закреплёнными Конституцией Российской Федерации, законами РФ, международными договорами. Уголовное дело политически мотивированно. Преследование осуществляется субъектами власти с целью упрочения властных полномочий.

Правозащитный центр «Мемориал» полагает, что лишение свободы обвиняемых по этому уголовному делу применено в нарушение права на справедливое судебное разбирательство, исключительно из-за их религиозных и политических убеждений в связи с ненасильственным осуществлением свободы выражения мнений, свободы совести, собраний, гарантированных Конституцией РФ, Международным пактом о гражданских и политических правах и Европейской Конвенцией о защите прав человека и основных свобод в условиях отсутствия состава преступления. 

Правозащитный центр «Мемориал», согласно международному Руководству по определению понятия «политический заключённый», признает Марлена Асанова, Эрнеса Аметова, Мемета Белялова, Сервера Зекирьяева, Тимура Ибрагимова, Сервера Мустафаева, Сейрана Салиева и Эдема Смаилова политическими заключёнными и требует их немедленного освобождения.

Признание людей политзаключёнными не означает ни согласия ПЦ «Мемориал» с их взглядами и высказываниями, ни одобрения их высказываний или действий.

Как помочь

  • Адрес для писем: 344022, г. Ростов-на-Дону, ул. Максима Горького, 219, ФКУ СИЗО-1 ГУФСИН России по Ростовской обл., ФИО и дата рождения.
  • Помочь детям арестованных по политическим мотивам крымских татар можно перечислив средства для общественной инициативы «Бизим балалар» на банковскую карту РНКБ № 2200 0202 0883 9409 (Куртбединова Севиль Зевриевна).
  • Принять участие в срочной акции Amnesty International с требованием немедленного освобождения правозащитника Сервера Мустафаева в связи с плохим состоянием здоровья и незаконным лишением свободы.

Перевести пожертвование можно также на счета Союза солидарности с политзаключёнными, открытые для помощи всем политзаключённым:

- Яндекс-кошелёк 410011205892134: http://politzeky.ru/soyuz-solidarnosti/fond-pomoschi-politzaklyuchennym/49188.html

- На карту «Сбербанка России» № 5469 3800 7023 2177

Ссылки на интересные публикации:

Крымская солидарность. Дело «Хизб ут-Тахрир», бахчисарайская вторая группа // http://crimean-solidarity.org/ru/polit-prisoners-cases/delo-o-khizb-ut-takhrir-bakhchisarajskaya-vtoraya-gruppa

Крым.Реалии. Иван Путилов. Отец 12 детей и владелец кафе: что известно о новых бахчисарайских «террористах» // http://ru.krymr.com/a/28793516.html

ОВД-Инфо. Дела «Хизб ут-Тахрир» в Крыму // http://ovdinfo.org/story/dela-hizb-ut-tahrir-v-krymu

МК в Крыму. ФСБ ликвидировала бахчисарайскую ячейку «Хизб ут-Тахрир». Видео // http://crimea.mk.ru/articles/2017/10/11/fsb-likvidirovala-bakhchisarayskuyu-yacheyku-khizb-uttakhrir.html

Новая газета. Иван Жилин. У вас экстремизма не найдется? // http://novayagazeta.ru/articles/2018/05/21/76552-u-vas-ekstremizma-ne-naydetsya

Дата обновления справки: 17.09.2020 г.

Развернуть

295006, Республика Крым, г. Симферополь, бул. Ленина, 4, ФКУ СИЗО-1 УФСИН России по Республике Крым и г. Севастополю, Асанову Марлену Рифатовичу 1977 г.р.

295006, Республика Крым, г. Симферополь, бул. Ленина, 4, ФКУ СИЗО-1 УФСИН России по Республике Крым и г. Севастополю, Белялову Мемету Решатовичу 1989 г.р.

295006, Республика Крым, г. Симферополь, бул. Ленина, 4, ФКУ СИЗО-1 УФСИН России по Республике Крым и г. Севастополю, Зекирьяеву Серверу Зекиевичу 1973 г.р.

295006, Республика Крым, г. Симферополь, бул. Ленина, 4, ФКУ СИЗО-1 УФСИН России по Республике Крым и г. Севастополю, Ибрагимову Тимуру Изетовичу 1985 г.р.

295006, Республика Крым, г. Симферополь, бул. Ленина, 4, ФКУ СИЗО-1 УФСИН России по Республике Крым и г. Севастополю, Мустафаеву Серверу Рустемовичу 1986 г.р.

295006, Республика Крым, г. Симферополь, бул. Ленина, 4, ФКУ СИЗО-1 УФСИН России по Республике Крым и г. Севастополю, Салиеву Сейрану Алимовичу 1985 г.р.

295006, Республика Крым, г. Симферополь, бул. Ленина, 4, ФКУ СИЗО-1 УФСИН России по Республике Крым и г. Севастополю, Смаилову Эдему Назимовичу 1968 г.р.