Уфимское дело

Жители Республики Башкортостан Гарифьянов Айдар Ралифович 1976 г. рожд.,Кулагин Евгений Игоревич 1981 г. рожд., Сатаев Расим Радикович 1988 г. рожд., Хамадеев Алексей Альфритович 1982 г. рожд. по обвинению в причастности к запрещённой организации «Хизб ут-Тахрир аль-Ислами» осуждены по ч. 1 ст. 30ст. 278 («Приготовление к действиям, направленным на насильственный захват власти, а равно на насильственное изменение конституционного строя»), ч. 1 ст. 282.2 («Организация деятельности экстремистской организации»УК РФ к 676,6 и 6 годам лишения свободы в колонии строгого режима соответственно, с 26 августа 2013 года находятся под стражей.
Описание дела 
Следственным отделом УФСБ по Республике Башкортостан 5 ноября 2012 года было возбуждено уголовное дело по ч. 1 ст. 282.2 («Организация деятельности экстремистской организации»), ч. 2 ст. 282.2 («Участие в деятельности экстремистской организации»УК РФ по факту деятельности в республике запрещённой в России организации «Хизб ут-Тахрир аль-Ислами» (ХТ). 6 ноября в городе Уфе были проведены обыски и задержания, 8 ноября Айдару Гарифьянову, Евгению Кулагину, Расиму Сатаеву и Алексею Хамадееву было  предъявлено обвинение по ч. 1 ст. 282.2 УК РФ, в тот же день избрана мера пресечения в виде содержания под стражей. Двое из них (Сатаев и Хамадеев) ранее привлекались к уголовной ответственности по аналогичному обвинению. 5 марта 2013 года они были освобождены из СИЗО в связи с изменениями в УПК РФ, им избрана мера пресечения, не связанная с лишением свободы. Стоит отметить, что поправки к УПК РФ вступили в силу 31 декабря 2012 года, однако требования обвиняемых об изменении меры пресечения более 2 месяцев незаконно игнорировались.

26 августа 2013 года СО УФСБ по РБ было возбуждено уголовное дело № 3000046 по ч. 1 ст. 30ст. 278 УК РФ («Приготовление к действиям, направленным на насильственный захват власти, а равно на насильственное изменение конституционного строя»), которое было объединено с ранее возбужденным делом. 27 августа всем 4 обвиняемым было предъявлено обвинение по новой редакции в совершении преступления, предусмотренного ч. 1 ст. 30ст. 278ч. 1 ст. 282.2 УК РФ; Кировским районным судом города Уфы была избрана мера пресечения в виде содержания под стражей. 9 апреля 2015 года Московский окружной военный суд приговорил Айдара Гарифьянова и Алексея Хамадеева к 6 годам лишения свободы, Евгения Кулагина к 7 годам, а Расима Сатаева - к 6 годам 6 месяцам соответственно, с отбыванием наказания в колонии строгого режима.

 

Основания признания политзаключёнными
Анализ текста постановления о возбуждении в отношении Е.И. Кулагина (остальные постановления аналогичны) уголовного дела по признакам преступления, предусмотренного ч. 1 ст. 30ст. 278 УК РФ,  позволяет с уверенностью говорить о невиновности обвиняемых в совершении преступления предусмотренного ч. 1 ст. 30ст. 278 УК РФ. Обвинение основывается исключительно на не подкрепленных фактами декларациях или на сомнительной экспертизе широко известных текстов ХТ, ранее фигурировавших в десятках уголовных дел в России, причем текстов написанных главным образом на Ближнем Востоке еще в период существования СССР. Речь идет не о раскрытии некого реально существовавшего исламистского заговора, а, как ранее в рамках «Челябинского дела», о новой интерпретации старых текстов и о неправомерной оценке обычной политической и религиозной деятельности в качестве экстремистской. Данная группа не только не располагала огнестрельным или холодным оружием, взрывчатыми веществами, но и не предпринимала каких-либо действий с целью их приобретения или хищения; в ходе следственных действий оружие не изымалось. Не было у башкирских сторонников ХТ и разработанных планов по захвату государственной власти на территории Российской Федерации или её части, планов нападения на государственные учреждения или устойчивого внешнего финансирования.

Обвиняемым не инкриминируются действия, которые позволяли бы говорить о том, что они осуществляли террористическую деятельность или подготовку к ней. В материалах дела «Хизб ут-Тахрир аль-Ислами» упоминается как «международная террористическая организация», именно в таком качестве она была запрещена Верховным Судом Российской Федерации 4 февраля 2003 года. Однако ни в решении Верховного Суда о запрете ХТ, ни в материалах уголовных дел, расследовавшихся в России и странах СНГ, нет конкретных фактов, свидетельствующих о террористической или какой-либо насильственной деятельности организации (копии ряда приговоров по делам о ХТ, вынесенных судами Российской Федерации, Казахстана, Кыргызстана, Узбекистана и Таджикистана, имеются в архиве Правозащитного центра «Мемориал» и доступны для анализа).

В решении Верховного Суда деятельности ХТ посвящены три абзаца, в первом из которых декларируется ее цель – создание всемирного исламского халифата, во втором отмечается ведение массированной исламистской пропаганды, в третьем упоминается запрет ее деятельности в Узбекистане и некоторых арабских странах. Данные формулировки сами по себе не могут служить основанием для признания организации террористической. Другие страны СНГ (Казахстан, Кыргызстан) применительно к ХТ используют для обоснования запрета формулировку «экстремистская». Несмотря на то, что ХТ не разделяет идеи демократии и прав человека, в демократических государствах Западной Европы и Северной Америки уголовных дел в связи с членством в ней нет. Административный запрет на деятельность организации существует лишь в Германии, он связан с публикациями и высказываниями, отрицающими право Израиля на существование (позиция, типичная для арабоязычной исламской среды). Однако данных о причастности ХТ к деятельности джихадистских групп в Европе или на Ближнем Востоке также нет, более того, организация подвергается критике со стороны радикалов за «уклонение от джихада».

Что касается обвинения по ч. 1 ст. 282.2 УК РФ, то, с нашей точки зрения, запрет «Партии исламского освобождения» («Хизб ут-Тахрир аль-Ислами») в 2003 году является необоснованным по причинам, указанным выше. Ходатайство прокуратуры было рассмотрено Верховным Судом на закрытом заседании, на котором не была представлена точка зрения представителей запрещаемой организации. Текст решения о запрете или хотя бы его резолютивная часть не публиковались и не были доступны на протяжении двух лет, что было отмечено как нарушение Европейской конвенции в решении ЕСПЧ по делу Касимахунова и Сайбаталова (Kasymakhunov and Saybatalov v. Russia). Последующие ходатайства осужденных по делам о ХТ о восстановлении срока обжалования были отклонены. Данное решение ВС по гражданскому делу фактически предопределяло вопрос о виновности по уголовным делам в отношении обвиняемых в принадлежности к ХТ по многочисленным уголовным делам 2004-2013 гг. по ст. 282.2 УК РФ. С учетом этих обстоятельств можно говорить о серьезном нарушении права на справедливое судебное разбирательство.   

Применительно к принятым ПЦ «Мемориал» критериям обстоятельства преследования позволяют полагать, что лишение свободы было применено исключительно из-за политических и религиозных или иных убеждений, а также в связи с ненасильственным осуществлением свободы мысли, совести и религии, свободы выражения мнений и информации в нарушение права на справедливое судебное разбирательство, иных прав и свобод, гарантированных Международным пактом о гражданских и политических правах или Европейской Конвенцией о защите прав человека и основных свобод.

Признание лица политзаключённым не означает ни согласия ПЦ «Мемориал» со взглядами и высказываниями признаваемых политзаключёнными лиц, ни одобрения их высказываний или действий.

Ссылки на интересные публикации в СМИ:
http://sova-center.ru/religion/news/extremism/counter-extremism/2013/08/d27783
http://rusplt.ru/society/oni-deklariruyut-nepriznanie-vseh-form-pravleniya.html 
http://kommersant.ru/doc/2266867

Ссылки на правозащитные и общественные заявления в поддержку политзаключённых:
http://memohrc.org/news/v-ufe-sfabrikovano-novoe-ugolovnoe-delo
http://memohrc.org/news/iz-sizo-v-ufe-osvobozhdeny-chetyre-obvinyaemyh-po-delu-o-hizb-ut-tahrir​

Дата обновления справки: 14.04.2015 г.

Новости по теме

10 июня 2014 г. – 12:51

Члены «Хизб ут-Тахрир» из Башкортостана признаны политзаключенными

Правозащитный Центр «Мемориал» считает политзаключенными жителей Башкирии Айдара Гарифьянова, Евгения Кулагина, Расима Сатаева и Алексея Хамадеева, обвиняемых в причастности к запрещенной организации «Хизб ут-Тахрир аль-Ислами» по ч. 1 ст. 30, ст. 278 (приготовление к действиям, направленным на

27 августа 2013 г. – 20:42

В Уфе сфабриковано новое уголовное дело

ФСБ обвиняет молодых мусульман в подготовке насильственного захвата власти в РоссииПо информации различных источников, 26 августа 2013 года в Уфе, пос. Алексеевский и селе Михайловка Уфимского района при участии сотрудников ФСБ, ОМОН и Центра «Э» МВД Башкортостана были проведены обыски у мусульман,

7 марта 2013 г. – 15:17

Из СИЗО в Уфе освобождены четыре обвиняемых по делу о «Хизб ут-Тахрир»

5 марта 2013 года в Уфе освобождены четыре обвиняемых по делу о «Хизб ут-Тахрир»: Расим Сатаев, Евгений Кулагин, Алексей Хамадеев и Айдар Гарифьянов, около четырех месяцев содержавшиеся в СИЗО. В связи с изменениями в законодательстве, принятыми 30 декабря 2012 года, следователь не пытался продлить

11 февраля 2013 г. – 10:16

В Башкортостане изменена мера пресечения обвиняемому по делу о «Хизб ут-Тахрир»

По сообщению правозащитного движения «За права мусульман», несколько дней назад из СИЗО-2 в г. Белорецк был освобожден Вадим Байегитович Хабиров, 1978 г. р., обвиняемый по статье 282-2, части1, УК РФ (организация деятельности экстремистской организации). Решение об изменении меры

СМИ по теме

28 января 2015 г. – 01:35

«Под государем мы подразумеваем не конкретного человека, ни в коем случае!»

Светлана Ганнушкина в статье «Под государем мы подразумеваем не конкретного человека, ни в коем случае!», опубликованной на сайте «Вечерняя Казань» 23 января 2015 года. Правозащитники поставили под сомнение право прокуратуры проверять кого ей угодно, когда угодно, сколько угодно, по какому угодно