Севастопольское дело о членстве в запрещённой «Хизб ут-Тахрир»

Зейтуллаев Руслан Борисович, Сайфуллаев Ферат Рефатович, Ваитов Рустем Мамутович, Примов Юрий Владимирович. Мусульмане, крымские татары.

Зейтуллаев обвинялся по ч. 1 ст. 205.5 («Организация деятельности террористической организации»), остальные — по ч. 2 ст. 205.5 («Участие в деятельности террористической организации») УК РФ. Суть обвинения заключается в том, что фигуранты организовали и поддерживали деятельность ячейки запрещённой России «Хизб ут-Тахрир» в Севастополе.

Под арестом Зейтуллаев, Ваитов, Примов с 23 января 2015 года, а Сайфуллаев — со 2 апреля 2015 года. Дело рассматривалось Северо-Кавказским окружным военным судом, 7 сентября 2016 года приговорившим Зейтулаева к 7 годам колонии общего режима, а остальных фигурантов к 5 годам колонии общего режима. 27 декабря 2016 года Верховный суд Российской Федерации постановил отправить дело Руслана Зейтуллаева на новое рассмотрение.

Лишены свободы по обвинению в террористической деятельности при отсутствии события или состава таких преступлений, а также с нарушением международного права. Продолжительность или условия лишения свободы явно непропорциональны общественной опасности.

Фигуранты

<< Prev

Ваитов Рустем Мамутович

Контакты

Зейтуллаев Руслан Борисович

Контакты

Примов Юрий Владимирович

Контакты

Сайфуллаев Ферат Рефатович

Контакты
Next >>

Зейтуллаев Руслан Борисович родился 15 июня 1985 года в Ташкенте, проживал до ареста в Севастополе. Женат, воспитывает трёх дочерей. Образование: неполное среднее, официально не трудоустроен, работал строителем. Обвиняется по ч. 1 ст. 205.5 УК РФ («Организация деятельности террористической организации») в членстве в запрещённой в Российской Федерации организации «Хизб ут-Тахрир аль-Ислами», даже по версии следствия не принимавшей участие в насильственных действиях. 7 сентября 2016 года приговорён к 7 годам колонии общего режима по ч. 2 ст. 205.5 УК РФ («Участие в деятельности террористической организации») в связи с переквалификацией обвинения судьёй. Вину не признал, от дачи показаний отказался в соответствии со статьёй 51 Конституции РФ. 27 декабря 2016 года Верховный суд Российской Федерации постановил отправить дело Руслана Зейтуллаева на новое рассмотрение. Находится под стражей с 23 января 2015 года.

Сайфуллаев Ферат Рефатович родился 21 июля 1983 года в Ташкенте, проживал до ареста в Севастополе. Окончил симферопольский филиал Киевского экономического университета по специальности менеджмент, женат, воспитывает двух дочерей и сына, официально не трудоустроен. Обвиняется по ч. 2 ст. 205.5 УК РФ («Участие в деятельности террористической организации») в членстве в запрещённой в Российской Федерации организации «Хизб ут-Тахрир аль-Ислами», даже по версии следствия не принимавшей участие в насильственных действиях. 7 сентября 2016 года приговорён к 5 годам колонии общего режима. Вину не признал, от дачи показаний отказался в соответствии со статьёй 51 Конституции РФ. Находится под стражей со 2 апреля 2015 года.

Ваитов Рустем Мамутович родился 27 июля 1986 года в селе Крестьяновка Первомайского района Крыма, проживал до ареста в Севастополе. Состоит в мусульманском официально не зарегистрированном браке, дочь родилась после ареста. Окончил Национальную академию природоохранного и курортного строительства по специальности промышленное и гражданское строительство, официально не трудоустроен, работал строителем. Обвиняется по ч. 2 ст. 205.5 УК РФ («Участие в деятельности террористической организации») в членстве в запрещённой в Российской Федерации организации «Хизб ут-Тахрир аль-Ислами», даже по версии следствия не принимавшей участие в насильственных действиях. 7 сентября 2016 года приговорён к 5 годам колонии общего режима. Вину не признал, от дачи показаний отказался в соответствии со статьёй 51 Конституции РФ. Находится под стражей с 23 января 2015 года.

Примов Юрий Владимирович родился 31 июля 1976 года в Ташкенте, проживал до ареста в Севастополе. Окончил Киевский театральный институт по специальности актёр драмы и кино, разведён, официально не трудоустроен, работал строителем. Обвиняется по ч. 2 ст. 205.5 УК РФ («Участие в деятельности террористической организации») в членстве в запрещённой в Российской Федерации организации «Хизб ут-Тахрир аль-Ислами», даже по версии следствия не принимавшей участие в насильственных действиях. 7 сентября 2016 года приговорён к 5 годам колонии общего режима. Вину не признал, от дачи показаний отказался в соответствии со статьёй 51 Конституции РФ. Находится под стражей с 23 января 2015 года.

Суть обвинения

Зейтуллаев, будучи членом запрещённой в России «Партии исламского освобождения» («Хизб ут-Тахрир аль-Ислами», далее — ХТ) с 2005 года, в начале марта — апреле 2014 года создал ячейку ХТ в сёлах Орлиное, Тыловое и Штурмовое Балаклавского р-на Севастополя и в г. Севастополь. Он вербовал сторонников, организовывал и проводил собрания ХТ, изучение литературы организации членами ХТ. На собраниях, согласно материалам обвинения, обсуждались события в Сирии, экономическая система желаемого государства, влияние средств массовой информации на общество, преследования ХТ в России.

Сайфуллаев, также будучи членом ХТ с 2005 года, не позднее апреля 2014 года присоединился к ячейке Зейтуллаева, далее Зейтуллаев вовлёк в деятельность ячейки не позднее июня 2014 года Ваитова и не позднее октября 2014 года Примова (был членом ХТ с 2013 года). Сайфуллаев, Ваитов и Примов должны были пропагандировать идеи ХТ и организовывать собственные учебные группы. Деятельность обвиняемых названа следствием «антироссийской», «антиконституционной», «экстремистской».

По мнению ФСБ, обвиняемые реализовывали второй этап построения «Всемирного Халифата» (теократического исламского государства), который предполагал «подстрекательство населения» к действиям, направленным на «упразднение органов государственной власти, нарушение суверенитета и государственной целостности РФ», «насильственный захват власти и насильственное изменение конституционного строя РФ», «проведение митингов с требованием от властей передачи власти «Халифату» (на третьем этапе предполагалось объединение РФ с «Халифатом»).

Ход дела

Зейтуллаев, Ваитов и Примов были задержаны 23 января 2015 года, Сайфуллаев — 2 апреля 2015 года. Следствие, которое велось УФСБ по Севастополю, завершилось в ноябре 2015 года. Суд над обвиняемыми начался 18 мая 2016 года. Дело рассматривалось Северо-Кавказским окружным военным судом, 7 сентября 2016 года приговорившим Зейтулаева к 7 годам колонии общего режима, а остальных фигурантов к 5 годам колонии общего режима. 27 декабря 2016 года Верховный суд Российской Федерации постановил отправить дело Руслана Зейтуллаева на новое рассмотрение.

Основания признания политзаключёнными

1. Лица лишены свободы по обвинению в террористической деятельности при отсутствии события или состава таких преступлений

В материалах дела ХТ упоминается как «террористическая организация», именно в таком качестве она была запрещена Верховным Судом Российской Федерации 4 февраля 2003 года. Однако ни в решении Верховного Суда о запрете ХТ, ни в материалах уголовных дел, расследовавшихся в России и странах СНГ, нет конкретных фактов, свидетельствующих о террористической или какой-либо насильственной деятельности организации. Также нет данных о причастности ХТ к деятельности джихадистских групп в Европе или на Ближнем Востоке, более того, организация подвергается критике со стороны радикалов за «уклонение от джихада».

В решении Верховного Суда деятельности ХТ посвящены три абзаца, в первом из которых декларируется ее цель — создание всемирного исламского халифата, во втором отмечается ведение массированной исламистской пропаганды, в третьем упоминается запрет ее деятельности в Узбекистане и некоторых арабских странах. Данные формулировки сами по себе не могут служить основанием для признания организации террористической.

Несмотря на это, решение ВС РФ стало единственным основанием для квалификации дела по ст. 205.5 УК РФ: фигурантам не вменяется подготовка какого-либо теракта или озвучивание террористических угроз.

Применительно к материалам данного дела следует отметить, что следствие даже не попыталось создать видимость планов насильственной деятельности со стороны фигурантов, как это бывало в ряде случаев преследования ХТ в России (подбросы оружия, свидетельства о планах военного переворота и т. д.). Фактически им вменяются только теоретические рассуждения о политике и религии и хранение литературы ХТ.

Искусственным и необоснованным выглядит утверждение о том, что в конце марта — апреле 2014 года Зейтуллаев создал ячейку ХТ, хотя уже много лет являлся членом организации, как и якобы вовлечённые им в ячейку люди. Из показаний свидетелей обвинения следует лишь то, что фигуранты дела после аннексии Крыма продолжили участвовать в той же самой ячейке «Байдарский джихаз», что существовала и раньше. Скорее всего, это неуклюжая попытка подвести «создание ячейки» под российскую юрисдикцию и получить формальную возможность для вменения «организаторской» статьи.

Деятельность фигурантов сложно назвать и антироссийской: даже из приведённых в обвинительном заключении высказываний, которые следствие приписывает фигурантам, следует, что они индифферентно отнеслись к аннексии Крыма и смене государственной власти (кроме того, что осознали перспективу уголовного преследования).

2. Продолжительность или условия лишения свободы явно непропорциональны общественной опасности осуждённых.

Несмотря на то, что ХТ не разделяет идеи демократии и прав человека, в демократических государствах Западной Европы и Северной Америки уголовных дел в связи с членством в ней нет. Административный запрет на деятельность организации существует лишь в Германии, он связан с публикациями и высказываниями, отрицающими право Израиля на существование (позиция, типичная для арабоязычной исламской среды). Некоторые страны СНГ (Казахстан, Кыргызстан), в которых организация запрещена, применительно к ХТ используют для обоснования запрета формулировку «экстремистская».

Даже если соглашаться с тем, что цели ХТ противоречат Конституции РФ, это могло бы гипотетически давать основания для обсуждения признания организации экстремистской, а не террористической, и привлечения членов этой организации к ответственности лишь по ст. 282.2 УК РФ («Организация деятельности экстремистской организации»), максимальная санкция по которой составляет для организаторов 10 лет лишения свободы, для участников — 6 года (а не пожизненное лишение свободы и 10 лет колонии общего режима соответственно).

3. Лица лишены свободы с нарушениями международного права.

Мы присоединяемся к позиции Amnesty International (http://amnesty.org.ru/node/2927), утверждающей, что ситуация в Крыму с марта 2014 года отвечает признакам оккупации. Такая квалификация ситуации соответствует определению режима оккупации в международном гуманитарном праве, а также практике международных судов.

В связи с этим Россия как оккупирующая держава обязана соблюдать Женевскую конвенцию о защите гражданского населения во время войны (далее ЖК IV), а также нормы обычного гуманитарного права, регулирующие режим оккупации, в частности, содержащиеся в Положении о законах и обычаях сухопутной войны.

В соответствии с международным гуманитарным правом Россия ограничена в своих законодательных и административных полномочиях. Согласно положениям ЖК IV и нормам обычного гуманитарного права администрирование оккупированной территории должно осуществляться местными органами, действовавшими на момент начала оккупации, в свою очередь рассмотрение дел по обвинению в нарушении уголовного законодательства уполномочены осуществлять местные суды. Прекращение полномочий вышеуказанных органов возможно только в случае их отказа от выполнения профессиональных обязанностей. Несмотря на то, что оккупирующая держава может создавать отдельные органы и военные суды с целью более эффективного администрирования территории, она не в праве ни при каких обстоятельствах попросту устранять действовавшую ранее систему органов власти и заменять ее новой без наличия на то веских оснований.

Аналогичным образом Российская Федерация не вправе целиком отменять действовавшее на момент начало оккупации уголовное законодательство и заменять его своим. Ограниченные законодательные полномочия предоставлены оккупирующей державе с целью изменения законодательства, применение которого угрожает безопасности или препятствует имплементации международного гуманитарного права, а также для более эффективного администрирования оккупированной территории. Рассматривать дела о нарушениях принятого таким образом законодательства уполномочены исключительно неполитические военные суды.

Эти нормы особенно важны в вопросах преследования участников ХТ, так как по украинскому законодательству данная организация легальна.

Кроме того, согласно ст. 76 ЖК IV покровительствуемые лица могут содержаться под стражей, а также отбывать наказание в форме лишения свободы только на территории оккупированного государства. Международное гуманитарное право запрещает вынужденное перемещение гражданского населения оккупированной территории по мотивам отличным от обеспечения безопасности населения и веских соображений военного характера. Между тем, суд над фигурантами дела будет проводиться в Ростове-на-Дону, что влечёт за собой нарушение вышеуказанной нормы.

Признание лица политзаключённым или преследуемым по политическим мотивам не означает ни согласия ПЦ «Мемориал» с его взглядами и высказываниями, ни одобрения его высказываний или действий.

Как помочь

Адрес для писем:

640008, г. Курган, ул. Часовая 2-я, д. 40, ФКУ ИК-1 УФСИН России по Курганской области, Ваитову Рустему Мамутовичу 1986 г. р.

425408, Республика Марий Эл, пос. Ясный, ул. Ясная, д. 3, ФКУ ИК-5 УФСИН России по Республика Марий Эл, Примову Юрию Владимировичу 1976 г. р.

612740, Кировская область, г. Омутнинск, ул. Трудовых резервов, д. 125, ФКУ ИК-17 УФСИН России по Кировской области, Сайфуллаеву Ферату Рефатовичу 1983 г. р.

Ссылки на публикации в СМИ:

Медиазона. «Боюсь, что будет не один десяток обвиняемых» // http://zona.media/article/2015/18/03/crimean-tatars-persecution

Крым. Реалии. Дела «Хизб ут-Тахрир»: как ФСБ делает из крымских мусульман террористов // http://ru.krymr.mobi/a/27611251.html

Дата обновления справки: 05.03.2017 г.

Новости по теме

22 апреля 2017 г. – 12:08

Для обвиняемого в участии в «Хизб ут-Тахрир» крымчанина Зейтуллаева запросили 17 лет колонии

Для крымчанина Руслана Зейтуллаева, обвиняемого в участии в запрещенной «Хизб ут-Тахрир», запросили 17 лет лишения свободы.

5 апреля 2017 г. – 12:51

Фигурант крымского дела об участии в «Хизб ут-Тахрир» Зейтуллаев объявил голодовку

Фигурант севастопольского дела об участии в «Хизб ут-Тахрир» Руслан Зейтуллаев объявил о начале бессрочной голодовки. Ранее Верховный суд отправил дело крымчанина на пересмотр. 

3 марта 2017 г. – 13:14

Осужденного за участие в «Хизб ут-Тахрир» крымчанина Сайфуллаева этапировали в Кировскую область

Фигуранта дела о севастопольской ячейке «Хизб ут-Тахрир» Ферата Сайфуллаева этапировали в ИК-17 Кировской области. 

19 февраля 2017 г. – 00:49

Осужденного по делу о севастопольской ячейке «Хизб ут-Тахрир» Ваитова этапировали в ИК-1 Кургана

Осужденного по делу о севастопольской ячейке «Хизб ут-Тахрир» Рустема Ваитова этапировали в Курган для отбывания наказания.

СМИ по теме

24 октября 2016 г. – 19:02

Сенцов остается заложником Кремля

Судьбу украинцев-узников российских тюрем обсуждают Надежда Савченко, Сергей Давидис, Дмитрий Динзе, Марк Фейгин.

28 сентября 2016 г. – 15:47

Адвокат Курбединов: «Мне тоже угрожали уголовным делом»

В 2015 году Нури Примов, Руслан Зейтуллаев, Ферат Сайфуллаев и Рустем Ваитов – четверо крымчан из Севастополя, Орлиного и Штормового – были первыми, кого арестовали на полуострове по обвинению в причастности к организации «Хизб ут-Тахрир» (признана в России террористической).