13 августа 2017 г.

Зимовец Станислав Сергеевич

Строитель, бывший сапёр

Признан виновным по ч. 1 ст. 318 УК РФ («Применение в отношении представителя власти насилия, не опасного для жизни и здоровья») в том, что 26 марта 2017 года во время разгона антикоррупционного митинга «Он нам не Димон» бросил фрагмент кирпича в нижнюю часть спины заместителя руководителя 2 оперполка ОМОН Росгвардии Владимира Котенева, от чего Котенев испытал физическую боль. Приговорён к 2 годам 5 месяцам колонии общего режима. Под стражей с 1 апреля 2017 года. Содержится в СИЗО-2 Москвы («Бутырка»).

Лишен свободы избирательно по сравнению с представителями власти. Продолжительность и условия заключения под стражу не адекватны общественной опасности и причинённому ущербу. В ходе следствия нарушалось право на защиту и право не подвергаться бесчеловечному обращению.

Фигуранты

Зимовец Станислав Сергеевич

Контакты

Зимовец Станислав Сергеевич родился 14 апреля 1985 года в городе Волжский Волгоградской области, зарегистрирован там же. Образование: неоконченное высшее. Служил сапёром в Чечне. Официально не трудоустроен. Приговорён к 2 годам 6 месяцам колонии общего режима по ч. 1 ст. 318 УК РФ («Применение в отношении представителя власти насилия, не опасного для жизни и здоровья»). Под стражей с 1 апреля 2017 года.

Описание дела

26 марта 2017 года в районе Тверской улицы в центре Москвы прошла крупная акция против коррупции «Он нам не Димон», незаконно объявленная властями несогласованной. По версии следствия, Зимовец в ходе этой акции бросил фрагмент кирпича и попал в нижнюю часть спины заместителя руководителя 2 оперполка ОМОН Росгвардии Владимира Котенева. Котенев, по его словам, от удара испытал физическую боль.

28 марта Зимовца оштрафовали по ч. 5 ст. 20.2 КоАП РФ («Нарушение порядка проведения публичных мероприятий участником мероприятия»).

В рамках уголовного дела Зимовца задержали 30 марта. 1 апреля судья Басманного районного суда Москвы Галина Грабовская (Демидович) санкционировала арест на срок до 30 мая. Поначалу интересы Зимовца представлял назначенный государством адвокат.

19 апреля Светлана Сидоркина подала заявление в СК о вступлении в дело в качестве адвоката, но ей ответили, что дело ушло на утверждение в Генпрокуратуру. 26 апреля её не уведомили о рассмотрении апелляционной жалобы Зимовца на арест, карточка дела на сайте Мосгорсуда появилась уже после слушания.

Сидоркина смогла посетить Зимовца в СИЗО только 27 апреля. В дальнейшем ей вновь чинили препятствия для встречи с подзащитным: 26 мая её не допустили в «Бутырку», сославшись на то, что в СИЗО якобы нет сведений о том, что она защитник Зимовца.

На предварительном следствии Зимовец дал согласие на рассмотрение дела в особом порядке. По его словам, он был вынужден подписать согласие, так как был переутомлён многодневными поездками на допросы, отсутствием горячей пищи и обострением гастрита. Фактически он не был ознакомлен с делом: лишь от Сидоркиной он узнал, что в деле четыре тома, а также о том, что потерпевший получил кровоподтёк не на митинге, а на тренировке.

29 мая, в первый день судебного разбирательства, Зимовец отказался от особого порядка и ходатайствовал о слушаниях в общем порядке. Судья Тверского районного суда Москвы Елена Ермакова ходатайство удовлетворила и назначила заседание на 5 июня. Обвинение в процессе представляет прокурор Лариса Сергуняева.

Зимовец признаёт, что кинул камень, будучи возмущённым жестокостью задержаний, но утверждает, что кидал его в пустоту, а не в полицейского.

20 июля был вынесен приговор.

Основания для признания политзаключённым

1. Зимовец и остальные фигуранты дела лишены свободы избирательно по сравнению с другими лицами (представителями власти).

26 марта 2017 года в Москве и других городах России проходила мирная антикоррупционная демонстрация. Нарушая право на мирные собрания, закреплённой Конвенцией прав и основных свобод человека и российской Конституцией, московские власти объявили акцию несогласованной. «Препятствия, чинимые органами власти по всей стране на этапе согласования уведомлений о проведении антикоррупционных акций, противоречили закону. Они явно выходили за рамки допустимых в демократическом обществе ограничений свободы мирных собраний», - говорится в заявлении Правозащитного центра «Мемориал».

Зафиксировано достаточно много случаев применения необоснованного насилия полицией в ходе акции 26 марта, как в Москве, так и в других городах России. Только в Москве было задержано более тысячи человек за осуществление права на мирную демонстрацию. Люди, собравшиеся на Тверской 26 марта, не проявляли никакой агрессии, и не было никаких оснований препятствовать им выражать свое мнение. Возможное присутствие отдельных провокаторов и агрессивно настроенных лиц не может и не должно становиться причиной разгона мирной акции. Наоборот, полиция может и обязана защищать право граждан на выражение своих мнений, обеспечивая их безопасность.

Рассказы очевидцев, видеосвидетельства и показания самих задержанных однозначно доказывают неправомерность задержаний и применения полицией силы. Среди пятерых известных фигурантов «дела 26 марта» как минимум двое (Шпаков и Крепкин) были сильно избиты при задержании. Зимовец написал на своей странице «Вконтакте»: «Пока загребали, неплохо попинали мамоновцы но было круто)))».

События 26 марта нужно оценивать и с точки зрения возможности законного противодействия граждан противоправным действиям сотрудников полиции. В этом их сходство с «болотным делом», в рамках которого людей, пытавшихся оказать самое незначительное сопротивление незаконному полицейскому насилию, были отправлены в тюрьму, а само полицейское насилие не расследовалось, его жертвы не признавались потерпевшими.

2. Продолжительность и условия заключения Зимовца под стражу неадекватны его общественной опасности и причинённому ущербу.

Первоначально потерпевший Котенев заявил, что попаданием камня в спину ему причинён физический вред — кровоподтёк в середине спины. В дальнейшем следствие отметило, что, по видео, камень попал в нижнюю часть спины. Также была подготовлена экспертиза, согласно которой кровоподтёк нельзя получить от удара тупого предмета по бронежилету. Котенев тогда признался, что поранил спину на тренировке в тот же день. В обвинительное заключение, таким образом, в качестве ущерба, нанесённого Зимовцом, попала только «физическая боль», которую, по его собственным словам, испытал потерпевший.

«Изначально мне показалось, что удар пришёлся в середину спины, так как травмирующий предмет попал в бронежилет, который смягчил силу удара», - приводится в протоколе последнего допроса Котенева бессмысленное с логической точки зрения объяснение.

Такая «забывчивость», «дезориентация» и неудавшаяся попытка подтасовки фактов говорит о том, что реального ущерба Котеневу причинено не было. Он не помнил толком, куда попал ему камень, и, вероятно, не чувствовал удара. За медицинской помощью он не обращался. В его показаниях не говорится, что он вынужден был прервать работу.

3. Зимовец в ходе следствия был лишён права на защиту и права не подвергаться бесчеловечному обращению.

Очевидно, что следствие и, вероятно, назначенный следствием адвокат вводили Зимовца в заблуждение относительно его дела, смысла и правовых последствий особого порядка судебного разбирательства. Продолжительные поездки на допросы, продолжавшиеся, по словам Зимовца, неделю, не были необходимы для расследования, тем более, что он фактически не был ознакомлен с материалами дела. Арестанту причиняли физические страдания, чтобы добиться признания вины.

В дальнейшем адвокат по соглашению неоднократно сталкивалась с недопуском к своему подзащитному. Она не была извещена о рассмотрении апелляционной жалобы на арест и не смогла его защищать на заседании.

ПЦ «Мемориал» также находит, что данное уголовное дело является политически мотивированным, направленным на удержание власти субъектами властных полномочий и на недобровольное прекращение публичной деятельности критиков власти.

Правозащитный центр «Мемориал» считает Станислава Зимовца политическим заключённым и призывает немедленно его освободить.

Мы требуем привлечь к ответственности должностных лиц, виновных в нарушении прав и свобод участников протестной акции 26 марта 2017 года.

Адвокат по соглашению: Сидоркина Светлана Ивановна.

Как помочь

Адрес для писем:

127055, Москва, ул. Новослободская, д. 45, ФКУ СИЗО-2 УФСИН России по городу Москве, Зимовцу Станиславу Сергеевичу 1985 г. р.

Электронное письмо можно направлять бесплатно через сайт РосУзник: http://rosuznik.org/

или платно через систему http://fsin-pismo.ru/client/app/letter/create

Яндекс-кошелек Фонда помощи политзаключенным Союза солидарности политзаключенным для помощи всем политзаключенным http://politzeky.ru/soyuz-solidarnosti/fond-pomoschi-politzaklyuchennym/49188.html

Ссылки на публикации в СМИ:

Дело 26 марта. Станислав Зимовец // Медиазона: https://zona.media/online/2017/05/29/zimovets-1

«Так вот: вы — ненастоящие омоновцы» Адвокат Светлана Сидоркина рассказала «Медузе», что происходит с арестованным по «делу 26 марта» Станиславом Зимовцом // Медуза: https://meduza.io/feature/2017/04/27/tak-vot-vy-nenastoyaschie-omonovtsy

«Дело 26 марта»: апелляцию на арест фигуранта Зимовца рассмотрели втайне от адвоката // Грани: https://grani-ru-org.appspot.com/Politics/Russia/Politzeki/m.260602.html

Суд отменил особый порядок слушания дела Зимовца// Грани: https://grani-ru-org.appspot.com/Politics/Russia/Politzeki/m.261273.html

Правозащитные и общественные заявления в поддержку политзаключённого:

Насилие и беззаконие против граждан и права/ Заявление Правозащитного центра «Мемориал» // http://memohrc.org/news/nasilie-i-bezzakonie-protiv-grazhdan-i-prava

Дата обновления справки: 14.08.2017 г.

Новости по теме

25 сентября 2017 г. – 13:40

Мосгорсуд оставил в силе приговор фигуранту «дела 26 марта» Станиславу Зимовцу

Ранее Тверской районный суд Москвы приговорил Зимовца к 2,5 годам колонии общего режима по обвинению в применении насилия в отношении полицейских на акции 26 марта

14 августа 2017 г. – 12:25

«Мемориал» считает политзаключенным Станислава Зимовца, осужденного по «делу 26 марта»

Станислав Зимовец — один из участников антикоррупционной акции «Он нам не Димон» в Москве, осужденный по ч. 1 ст. 318 УК (применение в отношении представителя власти насилия, не опасного для жизни и здоровья).