Рустем Латыпов

Добрый вечер. Мое имя - Латыпов Рустем Маратович, я из города Уфы, республики Башкортостан. Антиэкстремистское законодательство и его неправомерное применение коснулись меня дважды. Я уже дважды отбывал наказание в местах лишения свободы. Основой доказательств являлось то, что сказал Генри Маркович

Добрый вечер. Мое имя - Латыпов Рустем Маратович, я из города Уфы, республики Башкортостан.

Антиэкстремистское законодательство и его неправомерное применение коснулись меня дважды. Я уже дважды отбывал наказание в местах лишения свободы. Основой доказательств являлось то, что сказал Генри Маркович — большие претензии к тому, каким образом выносится решение о той или иной литературе, экстремистская она или нет. Это является одним из основных источников доказательств в моем деле, в частности давление на мусульманские группы, и обсуждение с единомышленниками моих религиозных взглядов, которые тоже сегодня какими-то экспертами могут признаваться экстремистскими или подобными им. То есть меня напрямую это коснулось, и я хотел бы высказать свою точку зрения относительно этого.

Первое, что здесь все говорили, — формулировки абсолютно неясны, и это дает правоохранительным органам и экспертам в различных областях возможность злоупотреблять, и много людей напрасно страдают из-за этого. Из зала здесь говорилось, что группы различные, и мы здесь идейные оппоненты. Но это законодательство такое, мешает нам дискутировать по поводу тех идей, которые у нас имеются, и в каких областях мы могли бы друг друга переубеждать или приходить к какому-то единому мнению. То, что мы не можем друг с другом разговаривать, — это именно последствия того, что существуют такие статьи, которые нам мешают это делать, загоняют нас в подполье, анклав. Невозможно высказаться где-то; если человек высказался, то он попадает в места лишения свободы. Это первое.

Я согласен здесь с Натальей, что нужно вообще отменять эту статью. Потому что, как было уже сказано, особенная часть Уголовного кодекса предполагает множество статей, которые возможно инкриминировать за действия.
Вот здесь представитель Института прав человека говорил о том, каким образом можно квалифицировать слова, которые говорят: "Нужно убивать". Есть статья такая - угроза убийства, и ее нужно инкриминировать тем, которые говорят о том, что нужно кого-то убивать, и там четко прописано и ясно, каким образом эти слова квалифицируются, что является составом преступления, и что, если человек реально воспринял эту угрозу, которая из уст того или иного человека прозвучала, то это является оконченным составом преступления, насколько я понимаю. Поэтому достаточно этой статьи для применения.

Вот Генри Маркович говорил, что об унижении нужно оставить формулировку. Но, поймите, каждый человек в зависимости от воспитания и проживания в той или иной местности и культуре, имеет различные представления об унижении. Допустим, здесь швейцар не открыл ему дверь, он сочтет это унижением, и так далее. У дворника, у президента различные представления об этом, опять же, здесь широкое поля для того, чтобы интерпретировал каждый как придется. Как правило, мы видим, что более сильный или властный человек, или группа, представляющая власть, вольны это применять согласно своей точке зрения на этот момент. Поэтому я считаю, что эта статья лишь дублирует уже имеющиеся статьи.

И еще утяжеляет ее то, что она находится в разделе статей против государственного устройства. И вокруг этого обычно начинает выстраиваться вся эта структура, и различные структуры начинают зарабатывать очки. Поэтому нужно, на мой взгляд, эту статью убрать, а если какие-то меры юристы начнут предпринимать, то обратить внимание, заслуженно ли она находится в этом разделе. Потому что именно нахождение в этом разделе дает возможность государству обосновывать все свои неправомерные действия, в частности, против гражданских активистов. Это еще один ключевой момент, который нужно отметить если мы говорим о статье 282.

Кроме того, как я уже сказал, это именно то, что мешает разговаривать. Если мы представим, как, наверное, помнит старшее поколение, коммунальные квартиры, там жили разные люди, то и в нашей также стране живут разные люди, и я согласен, что нам не нужно копировать какие-то иностранные государства, возможно, нужно просто учитывать реальность этой страны, ее историю и исходить из того, что мы должны договариваться, раз мы живем здесь и живем давно, и все эти разные конфессии и идейные направления имеются. Кроме того, это нужно относить к каким-то лидерам тех или иных движений, потому что, наверное, здесь говорилось, что если человек говорит, что нужно убивать и имеет влияние в обществе, то, естественно, это будет нести угрозу. Я против этой статьи.

Программа: Поддержка политзеков

Латыпов Рустем Маратович, родился 17 февраля 1976 года, руководитель правозащитной организации «Центр исследования проблем мусульман», член ОНК Республики Башкортостан. По ч. 2 ст.

Программа: Поддержка политзеков
Программа: Преследования мусульман

Латыпов Р.М., Вахитов Л.М., Ахметов Р.М., Ахметшин Ф.Ф., Галлямов Р.Р., Гатауллин Р.Р., Гималетдинов И.Ф., Каюмов А.Р., Корнев А.В., Максутов Р.Ю., Мамаев Р.М., Мустафаев Ф.Р., Мустафин Х.Ф., Нурлыгаянов Р.Р., Салимов А.Р., Тагиров И.Р., Ф