Стерлитамакское дело 5 об участии в запрещённой «Хизб ут-Тахрир»

Пятеро мусульман из башкирского города Стерлитамак 12 мая 2016 года осуждены к срокам от 5 до 6 лет колонии общего режима по обвинению в участии в запрещённой в России исламской партии «Хизб ут-Тахрир аль-Ислами». Они лишены свободы по обвинению в террористической деятельности при отсутствии события и состава преступления. Продолжительность и условия лишения свободы явно непропорциональны общественной опасности осуждённых.

Полное досье

Байсуаков Вилюр Булатович родился 1 августа 1983 года, жил в городе Стерлитамаке Республики Башкортостан. По обвинению в участии в запрещённой в России исламской партии «Хизб ут-Тахрир» 12 мая 2016 года осуждён по ч. 2 ст. 205.5 УК РФ («Участие в деятельности террористической организации») к 5 годам колонии общего режима. Находится под стражей с 15 апреля 2015 года.

Зайнуллин Рустам Рашитович родился 15 октября 1982 года, жил в городе Стерлитамаке Республики Башкортостан. По обвинению в участии в запрещённой в России исламской партии «Хизб ут-Тахрир» 12 мая 2016 года осуждён по ч. 2 ст. 205.5 УК РФ к 6 годам колонии общего режима. Находится под стражей с 15 апреля 2015 года.

Каримов Алмаз Агзямович родился 21 августа 1985 года, жил в городе Стерлитамаке Республики Башкортостан. По обвинению в участии в запрещённой в России исламской партии «Хизб ут-Тахрир» 12 мая 2016 года осуждён по ч. 2 ст. 205.5 УК РФ к 5 годам колонии общего режима. Находится под стражей с 15 апреля 2015 года.

Мустаев Айрат Ринатович родился 22 марта 1989 года, жил в городе Стерлитамаке Республики Башкортостан. По обвинению в участии в запрещённой в России исламской партии «Хизб ут-Тахрир» 12 мая 2016 года осуждён по ч. 2 ст. 205.5 УК РФ к 5 годам колонии общего режима. Находится под стражей с 15 апреля 2015 года.

Рыскулов Руслан Рамильевич родился 29 ноября 1977 года, жил в городе Стерлитамаке Республики Башкортостан. По обвинению в участии в запрещённой в России исламской партии «Хизб ут-Тахрир» 12 мая 2016 года осуждён по ч. 2 ст. 205.5 УК РФ к 6 годам колонии общего режима. Находится под стражей с 15 апреля 2015 года.

Описание дела

15 апреля 2015 года в городе Стерлитамаке (Республика Башкортостан) были задержаны мусульмане Вилюр Байсуаков, Рустам Зайнуллин, Алмаз Каримов, Айрат Мустаев и Руслан Рыскулов. Им всем было предъявлено обвинение в участии в запрещённой в России исламской партии «Хизб ут-Тахрир аль-Ислами» (далее ХТ) с сентября 2013 года.

12 мая 2016 года Зайнулли и Рускулов были осуждены Приволжским окружным военным судом в составе председательствующего Кривошеева С.П. и судей Маурина В.С. и Левицкого Б.Ф. к 6 годам общего режима, а Байсуаков, Каримов и Мустаев — к 5 годам общего режима каждый. Все обвиняемые, кроме Рыскулова, признали вину и не обжаловали приговор.

В приговоре было указано, что преступная деятельность осуждённых сводилась к тому, что они:

  • «приискивали и склоняли новых лиц к участию в деятельности террористической организации;

  • распространяли пропагандистско-агитационные материалы этой организации;

  • проводили еженедельные занятия («халакаты») по изучению основ идеологии террористической организации с вовлекаемыми в её деятельность учениками («дарисами»);

  • проводили еженедельные совещания («амали»), на которых давали задания по ведению призыва в Ислам, принимали отчёты об исполнении ранее данных ученикам («дарисам») задания и количестве лиц («зиаратов»), вовлекаемых в террористическую организацию;

  • проводили собрания, на которых анализировали и обсуждали политические события в мире применительно к положению мусульман («шахри-халакаты»);

  • отчитывались перед руководителем ячейки («накыбом») о вовлекаемых ими лицах, состоянии «халакатов» и обучающихся в них «дарисах»;

  • осуществляли сбор денежных средств с учеников («дарисов») для дятельности террористической организации «Хизб ут-Тахрир аль-Ислами» и поддержки её членов;

  • исполняли иные задания руководителя ячейки («накыба»)».

4 августа 2016 года Судебная коллегия по делам военнослужащих Верховного Суда Российской Федерации в составе председательствующего Крупнова И.В. и судей Замашнюка А.Н. и Сокерина С.Г. рассмотрела апелляционную жалобу Рыскулова и оставила приговор без изменения.

Основания признания политзаключёнными

1. Лица лишены свободы по обвинению в террористической деятельности при отсутствии события и состава преступления

Предполагаемое участие фигурантов дела в ХТ квалифицировано по ст. 205.5 УК РФ в связи с тем, что данная организация 4 февраля 2003 года была объявлена Верховным судом РФ террористической и запрещена на территории России именно в таком качестве. Начиная с ноября 2013 года, когда указанная статья была введена в УК РФ, одного факта присоединения к ХТ или участия в мероприятиях организации стало достаточно для осуждения по террористической статье, санкция которой предполагает даже пожизненное заключение для организаторов «ячеек». Доказывать при этом факты подготовки или осуществления террористических (и каких бы то ни было насильственных) преступлений стало необязательным.

Однако ни в решении Верховного Суда о запрете ХТ, ни в материалах уголовных дел, расследовавшихся в России и странах СНГ, нет конкретных фактов, свидетельствующих о террористической или какой-либо насильственной деятельности организации. Также нет данных о причастности ХТ к деятельности джихадистских групп в Европе или на Ближнем Востоке, более того, организация подвергается критике со стороны радикалов за «уклонение от джихада».

В решении Верховного Суда деятельности ХТ посвящены три абзаца, в первом из которых декларируется ее цель – создание всемирного исламского халифата, во втором отмечается ведение массированной исламистской пропаганды, в третьем упоминается запрет ее деятельности в Узбекистане и некоторых арабских странах. Данные формулировки сами по себе не могут служить основанием для признания организации террористической, поэтому мы полагаем, что решение Верховного суда о признании ХТ террористической организацией неправомерно, а следовательно неправомерно и вменение обвинений в терроризме только на основании участия в ХТ.

В данном деле, как и в других известных нам делах об участии в ХТ, фигурантам не вменяется подготовка какого-либо теракта или озвучивание террористических угроз: только поиск и убеждение новых сторонников, проведение собраний с чтением и обсуждением литературы ХТ, сбор незначительных (500-1000 рублей с участника) денежных средств для ведения подобного рода деятельности и для помощи семьям ранее осуждённых участников организации. Обвинение базируется исключительно на показаниях свидетелей, которые рассказывают о будничной деятельности организации (уроки, агитация, разговоры, отчёты).

Более того, в отличии от остальных обвиняемых, признавших вину и не подававших жалобы в апелляцию, Руслан Рыскулов утверждает, что не имел отношение к запрещённой ХТ с мая 2013 года. «Мемориал» не имеет доступа к протоколу судебных заседаний, на которых Рыскулов излагал свои аргументы, однако приговор и апелляционное постановление свидетельствуют о том, что другие обвиняемые, в ходе предварительного следствия заявлявшие об участии Рыскулова в ХТ, на суде отказались от этих показаний. Рыскулов жаловался на то, что в суд не были вызваны свидетели, в ходе предварительного следствия давшие показания о его якобы участии в ХТ, а показания тех свидетелей, которые не смогли подтвердить его участие в организации, не были учтены.

2. Продолжительность или условия лишения свободы явно непропорциональны общественной опасности осуждённых.

Несмотря на то, что программные положения ХТ и тексты, размещенные на интернет-сайтах этой организации, во многом несовместимы с идеям демократии и прав человека в понимании Всеобщей Декларации прав человека и развивающих ее международных актов, а в предлагаемое ХТ устройство будущего Халифата заложена дискриминация по признакам религии и пола, в демократических государствах Северной Америки и Западной Европы за исключением Германии ее деятельность легальна и уголовных дел в связи с участием в ней нет. Запрет на деятельность организации в Германии связан с антисемитскими публикациями и высказываниями.

Некоторые страны СНГ (Казахстан, Кыргызстан), в которых организация запрещена, применительно к ХТ используют для обоснования запрета формулировку «экстремистская» (что отражает неприятие идеологии всемирного халифата), но не используют термин «террористическая».

Из приговора суда следует, что фигуранты не занимались подготовкой к насильственным преступлениям. Якобы «террористическая» деятельность осуждённых сводилась к чтению исламской литературы, привлечению новых сторонников, проведению совместных собраний и к прочей деятельности, криминализированной исключительно из-за «террористического» статуса ХТ. Их даже не обвиняют в публичных призывах к осуществлению каких-либо насильственных преступлений или в разжигании ненависти.

3. Уголовное преследование является политически мотивированным

Более 15 лет «Мемориал» наблюдает за различными формами давления на мусульман в России, фабрикации уголовных дел по несуществующим преступлениям экстремистской и/или террористической направленности. Государственная пропаганда использует и усугубляет бытовую исламофобию, сращивает ислам и терроризм в сознании обывателя. Гражданский контроль за такого рода преследованиями минимален, спецслужбы получают возможность многократно завышать показатели раскрываемости террористических преступлений (собственную полезность), манипулируют представлениями о террористической угрозе, подменяют реальную антитеррористическую борьбу имитационной.

После появления ст. 205.5 УК РФ «раскрытие» серийных дел об участии в ХТ предельно упростилось, для достижения «высоких результатов» (десятки осуждённых по некоторым делам) требуются минимальные усилия. В то же время, в последние годы именно антитеррористическими соображениями объясняется принятие законов, ограничивающих конституционные права граждан. Таким образом, антитеррористические имитации работают на упрочение субъектами власти властных полномочий.

Мы считаем всех пятерых осуждённых политическими заключёнными в связи с тем, что они лишены свободы с целью упрочения и сохранения субъектами власти властных полномочий, а лишение свободы было, по имеющимся данным, применено при отсутствии события и состава преступления, в нарушение права на справедливое судебное разбирательство и права на свободу совести.

Признание лица политзаключённым или преследуемым по политическим мотивам не означает ни согласия ПЦ «Мемориал» с его взглядами и высказываниями, ни одобрения его высказываний или действий.

Как помочь

Перевести пожертвование можно на счета Союза солидарности с политзаключёнными, открытые для помощи всем политзаключённым:

  • на карту «Сбербанка России» № 5469 3800 7023 2177

  • на Яндекс-кошелёк 410011205892134

  • по платежной системе PayPal на адрес [email protected]

Ссылки на публикации в СМИ:

ИАЦ «Сова». Верховный суд РФ оставил в силе приговор по делу «Хизб ут-Тахрир» в Башкирии // http://sova-center.ru/religion/news/extremism/counter-extremism/2016/08/d35148

Дарья Костромина. ПЦ «Мемориал». Цикл обзоров «Уголовные преследования за терроризм в России и злоупотребления со стороны государства» // http://memohrc.org/ru/reports/darya-kostromina-proterroristicheskie-vyskazyvaniya-cikl-obzorov-ugolovnye-presledovaniya-za

ИАЦ «Сова». Александр Верховский. Запрет партии «Хизб ут-Тахрир» в России и его последствия // http://sova-center.ru/misuse/publications/2018/02/d38877

The Insider. Александр Верховский. Массовые аресты, пытки и суровые приговоры для членов «Хизб ут-Тахрир»: чем они провинились? // http://theins.ru/obshestvo/92121

ИАЦ «Сова». Виталий Пономарев. Спецслужбы против исламской партии «Хизб ут-Тахрир» // http://sova-center.ru/religion/publications/2005/02/d3504

Дата обновления справки: 06.08.2019 г.

Развернуть

Материалы по теме