Симферопольское дело Сейдаметова и Ялкабова

Жители Симферополя Ленур Сейдаметов и Тимур Ялкабов обвиняются в причастности к деятельности «Хизб ут-Тахрир» – международной религиозно-политической организации, которая в 2003 году была признана в России террористической. Обоим вменяется ч. 2 ст. 205.5 УК РФ («Участие в деятельности террористической организации»). Находятся под стражей с 17 февраля 2021 года.

Полное досье

Сейдаметов Ленур Люманович родился 11 июня 1986 года. Активист крымскотатарской правозащитной организации «Крымская солидарность». Житель Симферополя. Получил среднее техническое образование. Индивидуальный предприниматель. Женат. Имеет троих детей. Обвиняется по ч. 2 ст. 205.5 УК РФ («Участие в  деятельности террористической организации», до 20 лет лишения свободы). Под стражей с 17 февраля 2021 года.

Ялкабов Тимур Муминович родился 7 сентября 1980 года. Активист «Крымской солидарности». Житель Симферополя. Получил среднее специальное образование. Пекарь. Женат. Имеет пятерых несовершеннолетних детей. Обвиняется по ч. 2 ст. 205.5 УК РФ. Под стражей с 17 февраля 2021 года.

Описание дела

Двоих крымских татар обвиняют в причастности к международной религиозно-политической организации «Хизб ут-Тахрир аль-Ислами» («Партия исламского освобождения», далее – ХТ), признанной террористической и запрещённой Верховным Судом РФ.

17 февраля 2021 года с 4 часов утра в разных населённых пунктах Крыма были проведены обыски. ФСБ задержала семерых крымских татар, шестерых обвинили в причастности к ХТ по разным уголовным делам.

В тот же день Киевский районный суд Симферополя арестовал Ленура Сейдаметова и Тимура Ялкабова на два месяца на время предварительного следствия. 12 апреля 2021 года суд продлил меру пресечения до 15 июля 2021 года.

Основания для признания дела политически мотивированным

В уголовном деле «Хизб ут-Тахрир аль-Ислами» называется террористической организацией - в таком качестве она запрещена Верховным Судом РФ 14 февраля 2003 года.

Однако ни в решении Верховного Суда о запрете ХТ, ни в материалах уголовных дел, расследовавшихся в России и странах СНГ, нет конкретных фактов, свидетельствующих о террористической или какой-либо насильственной деятельности организации. Также нет данных о причастности партии к деятельности джихадистских групп в Европе или на Ближнем Востоке, более того, организация подвергается критике со стороны радикалов за «уклонение от джихада».

В указанном решении ВС РФ № ГКПИ 03-116 деятельности ХТ посвящены три предложения, в первом из которых декларируется её цель – создание всемирного исламского халифата, во втором отмечается ведение массированной исламистской пропаганды, в третьем упоминается запрет её деятельности в Узбекистане и некоторых арабских странах. Данные формулировки сами по себе не могут служить основанием для признания организации террористической, поэтому мы полагаем, что решение Верховного Суда о признании ХТ террористической организацией неправомерно, а, следовательно, неправомерно и вменение обвинений в терроризме только на основании членства в ХТ.

Несмотря на то, что программные положения ХТ и тексты, размещённые на сайтах этой организации, во многом несовместимы с идеями демократии и прав человека в понимании Всеобщей Декларации прав человека и развивающих её международных актов, а в предлагаемое ХТ устройство будущего Халифата заложена дискриминация по признакам религии и пола, в демократических государствах Северной Америки и Западной Европы, за исключением Германии, её деятельность легальна и уголовных дел в связи с членством в ней нет. Запрет на деятельность организации в Германии связан с антисемитскими публикациями и высказываниями.

По нашей информации, единственной страной помимо России, в которой ХТ запрещена как террористическая организация, является Узбекистан, но и там соответствующее решение суда датировано 2016 годом, то есть появилось после решения Верховного Суда России от 14 февраля 2003 года. Между тем, ни в одном из известных нам уголовных дел, в рамках которых на территории России и Крыма лишены свободы уже порядка 300 мусульман, нет никаких признаков не только терроризма, но и подготовки, планирования или хотя бы обсуждения террористических актов, использования или планирования использования оружия.

Напомним, что ст. 28 Конституции России гарантирует каждому «свободу совести, свободу вероисповедания, включая право исповедовать индивидуально или совместно с другими любую религию или не исповедовать никакой, свободно выбирать, иметь и распространять религиозные и иные убеждения и действовать в соответствии с ними».

Кроме того, мы присоединяемся к позиции Amnesty International утверждающей, что ситуация в Крыму с марта 2014 года отвечает признакам оккупации. Такая квалификация соответствует определению режима оккупации в международном гуманитарном праве (Конвенция о законах и обычаях сухопутной войны, Гаага, 18 октября 1907 года, Положение о законах и обычаях сухопутной войны, ст. 42), а также практике международных судов (ICTY, Prosecutor v. Mladen Naletilic and Vinko Martinovic, IT-98-34-T, Trial Chamber, Judgment of: March 31, 2003, para. 217; Armed Activities on the Territory of the Congo (Democratic Republic of the Congo v. Uganda), Judgment, I.C.J. Reports 2005, p. 168, para 173).

В связи с этим, Россия, как оккупирующая держава, обязана соблюдать Женевскую конвенцию о защите гражданского населения во время войны (далее ЖК IV), а также нормы обычного гуманитарного права, регулирующие режим оккупации, в частности, содержащиеся в Положении о законах и обычаях сухопутной войны.

В соответствии с международным гуманитарным правом Россия ограничена в своих законодательных и административных полномочиях. Согласно положениям ЖК IV и нормам обычного гуманитарного права администрирование оккупированной территории должно осуществляться местными органами, действовавшими на момент начала оккупации, в свою очередь рассмотрение дел по обвинению в нарушении уголовного законодательства уполномочены осуществлять местные суды. Несмотря на то, что оккупирующая держава может создавать отдельные органы и военные суды с целью более эффективного администрирования территории, она не в праве ни при каких обстоятельствах попросту устранять действовавшую ранее систему органов власти и заменять ее новой без наличия на то веских оснований (ЖК IV, ст. 64).

Аналогичным образом Российская Федерация не вправе целиком отменять действовавшее на момент начала оккупации уголовное законодательство и заменять его своим. Ограниченные законодательные полномочия предоставлены оккупирующей державе с целью изменения законодательства, применение которого угрожает безопасности или препятствует имплементации международного гуманитарного права, а также для более эффективного администрирования оккупированной территории.

Эти нормы особенно важны в вопросах преследования участников ХТ, так как по украинскому законодательству эта организация легальна. Уголовное преследование, лишение свободы жителей Крыма по таким обвинениям нарушают нормы международного гуманитарного права и по этой причине особенно неприемлемы.

Более 15 лет «Мемориал» наблюдает за различными формами давления на мусульман в России, фабрикациями уголовных дел по несуществующим преступлениям экстремистской и/или террористической направленности. Государственная пропаганда использует и усугубляет бытовую исламофобию, сращивает ислам и терроризм в сознании обывателя.

Гражданский контроль за такого рода преследованиями минимален, спецслужбы получают возможность многократно завышать показатели раскрываемости (собственную полезность), манипулируют представлениями о террористической угрозе, подменяют реальную антитеррористическую борьбу имитационной. «Раскрытие» серийных дел, связанных с ХТ, сейчас предельно упрощено, для достижения «высоких результатов» (десятки осуждённых) требуются минимальные усилия. В то же время, в последние годы именно антитеррористическими соображениями объясняется принятие законов, ограничивающих конституционные права граждан. Таким образом, антитеррористические имитации работают на упрочение субъектами власти властных полномочий.

Отметим, что супруга Ленура Сейдаметова, присутствовавшая при обыске в жилище, заявляет, что силовики в ходе обыска подбросили несколько книг.

В конце марта 2021 года жена Тимура Ялкабова Алие Муждабаева посетила мужа в СИЗО. После этого, она рассказала «Крымской солидарности», что супруг из-за астмы задыхается в камерах изолятора.

«В СИЗО у него обострилась старая болезнь, начались приступы астмы. Он хронический астматик. У него была официальная инвалидность третьей группы, выданная на один год. Позже мы не продлевали её, потому что Тимур до ареста принимал лекарство, которое ему очень хорошо помогало. Сейчас он снова страдает от болезни, но как продлить инвалидность в условиях СИЗО мы не знаем», - рассказала супруга.

«Там потолок, черный от плесени, поэтому он задыхается. Приходил врач, вывел его в коридор. Он отдышался и его снова завели туда. Я ходила к начальнику, попросила, чтобы его перевели в другую камеру. В предыдущей камере, откуда его перевели, были хоть какие-то условия, более человеческие. Здесь совсем никаких условий, стены и потолки мокрые. Он там не может дышать, нечем», - поделилась Алие Муждабаева.

Обвиняемые принимали участие в поддержке крымских татар, подвергшихся политическим преследованиям со стороны российских властей, и их семьям. В этой ситуации нам весьма вероятным кажется, что удобное и привычное обвинение в причастности к ХТ, стало инструментом для подавления общественной солидарности и гражданской активности жителей Крыма.

В связи с вышеизложенным, мы считаем, что уголовное преследование, которому подвергаются Ленур Сейдаметов и Тимур Ялкабов, с большой вероятностью имеет признаки политической мотивации и серьёзного нарушения закона. После того, как им будет предъявлено обвинительное заключение, «Мемориал» изучит его и рассмотрит вопрос о признании узников политзаключёнными.

Адвокаты:

Тимура Ялкабова – Сафие Шабанова, Эмине Авамилева

Ленура Сейдаметова – Рефат Юнус.

Как помочь

Адрес для писем и денежных переводов: 295051, г. Симферополь, бульвар Ленина, д. 4, ФКУ СИЗО № 1 УФСИН России по Республике Крым и г. Севастополю, ФИО, год рождения.

Отправить электронное письмо можно через сайт «Крымской солидарности».

Пожертвование на счета Союза солидарности с политзаключёнными, открытые для помощи всем российским политзаключённым:

- ЮMoney-кошелёк № 410011205892134 http://politzeky.ru/soyuz-solidarnosti/fond-pomoschi-politzaklyuchennym/49188.html

- Карта «Сбербанка России» № 5469 3800 7023 2177

- PayPal [email protected]

Ссылки на интересные публикации:

Крымская солидарность. Дело Хизб ут-Тахрир, Симферопольская третья группа // https://crimean-solidarity.org/cases/delo-xizb-uttaxrir-46   

Крым.Реалии. «Наша жизнь разделилась на до и после». Как живет семья арестованного Ленура Сейдаметова (видео) // https://ru.krymr.com/a/video-nasha-zhizn-razdelilas-na-do-i-posle/31239728.html

Крымская солидарность. Активист Тимур Ялкабов помещен в спецблок. Он задыхается в следственном изоляторе из-за астмы // https://crimean-solidarity.org/news/2021/03/30/aktivist-timur-yalkabov-pomeshhen-v-specblok-on-zadyxaetsya-v-sledstvennom-izolyatore-izza-astmy--1096

ОВД-Инфо. Дела «Хизб ут-Тахрир» в Крыму // http://ovdinfo.org/story/dela-hizb-ut-tahrir-v-krymu

Дарья Костромина. ПЦ «Мемориал». Цикл обзоров «Уголовные преследования за терроризм в России и злоупотребления со стороны государства» // http://memohrc.org/ru/reports/darya-kostromina-proterroristicheskie-vyskazyvaniya-cikl-obzorov-ugolovnye-presledovaniya-za

ИАЦ «Сова». Александр Верховский. Запрет партии «Хизб ут-Тахрир» в России и его последствия // http://sova-center.ru/misuse/publications/2018/02/d38877

The Insider. Александр Верховский. Массовые аресты, пытки и суровые приговоры для членов «Хизб ут-Тахрир»: чем они провинились? // http://theins.ru/obshestvo/92121

ИАЦ «Сова». Виталий Пономарев. Спецслужбы против исламской партии «Хизб ут-Тахрир» // http://sova-center.ru/religion/publications/2005/02/d3504

Дата обновления справки: 04.06.2021 года.

Развернуть

295051, г. Симферополь, бульвар Ленина, д. 4, ФКУ СИЗО № 1 УФСИН России по Республике Крым и г. Севастополю, Сейдаметову Ленуру Люмановичу 1986 г.р.

295051, г. Симферополь, бульвар Ленина, д. 4, ФКУ СИЗО № 1 УФСИН России по Республике Крым и г. Севастополю, Ялкабову Тимуру Муминовичу 1980 г. р.