Пензенское дело запрещённой «Сети»

Пензенские антифашисты Дмитрий Пчелинцев и Илья Шакурский обвиняются по ч. 1 ст. 205.4 УК РФ («Создание террористического сообщества», до пожизненного лишения свободы) в создании запрещённой в России организации «Сеть», по версии следствия, являющейся террористическим анархистским объединением, а Максим Иванкин, Василий Куксов, Михаил Кульков, Арман Сагынбаев и Андрей Чернов — по ч. 2 ст. 205.4 УК РФ («Участие в террористическом сообществе», до 10 лет лишения свободы) в членстве в этой организации.

Помимо этого Пчелинцев, Шакурский и Куксов обвиняются по ч. 1 ст. 222 УК РФ («Незаконное хранение оружия и боеприпасов», до 4 лет лишения свободы), а Иванкин, Кульков и Чернов — по ч. 3 ст. 30, п. «г» ч. 4 ст. 228.1 УК РФ («Покушение на незаконный сбыт наркотических веществ в крупном размере», до 15 лет лишения свободы). Также Шакурский обвиняется по ч. 1 ст. 222.1 УК РФ («Незаконное хранение взрывчатых веществ», до 5 лет лишения свободы), а Пчелинцев по ч. 3 ст. 30, ч. 2 ст. 167 УК РФ («Покушение на умышленное уничтожение чужого имущества из хулиганских побуждений», до 3 лет 9 месяцев лишения свободы) соответственно. Обвиняемые находятся под стражей с осени 2017 года, кроме Максима Иванкина и Михаила Кулькова, задержанных 4 июля 2018 года. Никто из обвиняемых ранее не привлекался к уголовной ответственности.

Полное досье

Иванкин Максим Сергеевич родился 28 декабря 1994 года, антифашист и левый активист из Пензы, участвовал в раздаче еды и одежды бездомным. В марте 2017 года был задержан в Пензе вместе с антифашистами Михаилом Кульковым и Алексеев Полтавцом, обвинён в совершении преступления, предусмотренного ч. 3 ст. 30, п. «г» ч. 4 ст. 228.1 УК РФ. Был отпущен под подписку о невыезде, скрылся от следствия, 6 марта 2018 года был заочно обвинён по ч. 2 ст. 205.4 УК РФ. Задержан в Москве 4 июля 2018 года, на следующий день взят под стражу.

Куксов Василия Алексеевич родился 31 мая 1988 года, антифашист и зоозащитник из Пензы, рок-музыкант, инженер-конструктор. Обвиняется в совершении преступлений, предусмотренных ч. 2 ст. 205.4 и ч. 1 ст. 222 УК РФ. Под стражей с 19 октября 2017 года.

Кульков Михаил Алексеевич родился 12 октября 1994 года, антифашист и левый активист из Пензы, участвовал в раздаче еды и одежды бездомным. В марте 2017 года был задержан в Пензе вместе с антифашистами Максимом Иванкиным и Алексеев Полтавцом, обвинён в совершении преступления, предусмотренного ч. 3 ст. 30, п. «г» ч. 4 ст. 228.1 УК РФ. Был помещён под домашний арест, скрылся от следствия, 6 марта 2018 года был заочно обвинён по ч. 2 ст. 205.4 УК РФ. Задержан в Москве 4 июля 2018 года, на следующий день взят под стражу.

Пчелинцев Дмитрий Дмитриевич родился 14 мая 1992 года, антифашист и левый активист из Пензы, до ареста работал инструктором по стрельбе в ветеранской организации Союза десантников России. Обвиняется в совершении преступлений, предусмотренных ч. 1 ст. 205.4, ч. 1 ст. 222 и ч. 3 ст. 30, ч. 2 ст. 167 УК РФ. Под стражей с 27 октября 2017 года.

Сагынбаев Арман Даулетович родился 9 июня 1992 года, предприниматель из Санкт-Петербурга, придерживался антифашистских взглядов, общался с активистами из Пензы, где был зарегистрирован. Обвиняется в совершении преступления, предусмотренного ч. 2 ст. 205.4 УК РФ. Под стражей с 6 ноября 2017 года, фактически задержан днём раньше.

Чернов Андрей Сергеевич родился 18 марта 1989 года, антифашист и левый активист из Пензы, работал слесарем-сборщиком на заводе, учился на физико-математическом факультете Пензенского педагогического института. Обвиняется в совершении преступлений, предусмотренных ч. 2 ст. 205.4 и ч. 3 ст. 30, п. «г» ч. 4 ст. 228.1 УК РФ. Под стражей с 9 ноября 2017 года.

Шакурский Илья Александрович родился 10 апреля 1996 года, антифашист и левый активист из Пензы, студент факультета физико-математических и естественных наук Педагогического института им. В.Г. Белинского Пензенского государственного университета. Обвиняется в совершении преступлений, предусмотренных ч. 1 ст. 205.4, ч. 1 ст. 222, ч. 1 ст. 222.1 УК РФ. Под стражей с 18 октября 2017 года.

Описание дела

17 октября 2017 года в Пензе сотрудниками ГИБДД при участии оперативников ФСБ был задержан Егор Зорин — местный житель, связанный с анархистским и антифашистским сообществом. По официальной версии после личного досмотра в его кармане была обнаружена марихуана и 15 таблеток экстази (МДМА), после чего Зорин якобы добровольно написал явку с повинной, в которой признался в участии в анархистском террористическом объединении. По утверждению знакомых Зорина, в первый раз сотрудники ФСБ задержали его ещё в конце февраля — начале марта 2017 года, когда он находился в гостях у знакомого, после чего, обнаружив в квартире гашиш, начали давить на Зорина и предложили сотрудничать с ними. Это, как и то, что Зорину, как позже выяснилось на суде, вероятно продиктовали «явку с повинной», позволяет говорить о том, что повторное задержание Зорина было не случайностью, а всего лишь предлогом для начала широкомасштабных репрессий в отношении анархистов и антифашистов.

Уголовное дело о создании «террористического сообщества "Сеть"» было возбуждено ФСБ на следующий день, 18 октября 2017 года. В течение месяца с 18 октября по 9 ноября 2017 года в Пензе были задержаны увлекающиеся страйкболом местные жители левых взглядов Илья Шакурский, Василий Куксов, Дмитрий Пчелинцев, Андрей Чернов и Арман Сагынбаев (последнего силовики задержали в Санкт-Петербурге и этапировали в Пензу). Двое жителей Пензы, Максим Иванкин и Михаил Кульков, знакомые обвиняемых, на момент начала арестов пензенских антифашистов находившиеся в розыске по делу о сбыте наркотических веществ после задержания 30 марта 2017 года, в котором тоже принимали участие сотрудники ФСБ, 4 июля 2018 года были задержаны в Москве и этапированы в Пензу, где арестованы; им было предъявлено дополнительное обвинение по ч. 2 ст. 205.4 («Участие в террористическом сообществе»).

Всем вышеуказанным лицам было предъявлено обвинение в членстве в террористическом сообществе, кроме Егора Зорина, в отношении которого, как следует из обвинительного заключения, «уголовное преследование прекращено в соответствии с примечанием к ст. 205.4 УК РФ» как лица, добровольно прекратившего участие в террористическом сообществе и сообщившего о его существовании до начала производства в отношении его и заведомо для него следственных либо иных процессуальных действий в связи с тем, что после его задержания он дал показания в отношении других обвиняемых. Защита обвиняемых и информированные источники в анархистском сообществе утверждают, что первоначальные показания были даны им в результате применения пыток, в частности о пытках в его отношении рассказали Андрею Чернову сокамерники. Позднее Зорина «мотивировали» не отказываться от показаний и продолжать давать их в в ходе судебных заседаний тем, что с него не только сняли обвинения в участии в террористическом сообществе, но и сравнительно мягко наказали по обвинению в хранении наркотиков — Зорину по этому делу было назначено наказание в виде 3 лет лишения свободы условно.

Целый ряд обвиняемых сообщали о том, что в первые недели и месяцы после задержания из неоднократно подвергали жестоким пыткам, а также подвергали психологическому давлению, вынуждая дать нужные следствию показания, подтвердив существование террористического сообщества и сообщив ФСБ о других его участниках. Так Илья Шакурский заявил, что его пытали током сотрудники ФСБ в подвале пензенского СИЗО:

«Меня закрыли в помещении, где было много коек, сказали сесть и не двигаться. Через некоторое время зашли три человека в масках, сказали повернуться к стене и снять верхнюю одежду. В этот момент мелькнула мысль: "Меня убьют". Мне сказали, не поднимая голову, сесть на лавку. Завязали глаза, руки и заткнули рот носком. Потом я подумал, что они хотят оставить мои отпечатки пальцев на чём-либо. Но потом на большие пальцы на ногах мне прицепили какие-то проводки. Я почувствовал первый заряд тока, от которого я не мог сдержать стона и дрожи. Они повторяли эту процедуру, пока я не пообещал говорить то, что они мне скажут. С тех пор я забыл слово "нет" и говорил все, что мне говорили оперативники».

Дмитрий Пчелинцев сообщил, что его не только пытали током, но и подвешивали вниз головой:

«28 октября 2017 года, когда я был заключён под стражу по решению суда в СИЗО на улице Каракозова, примерно в 16 часов я находился в своей одиночной камере 5.1. Ко мне зашли спецназовец, старший смены и майор УФСИН, они мне сказали выйти из камеры и пройти в рядом расположенную камеру карцера. Так я и сделал. В это помещение сразу зашли 6–7 человек, половина из них были в форменной одежде, камуфляже типа "мультикам", другая половина была в гражданской одежде, но у всех у них на головах были маски-балаклавы. Несмотря на эти головные уборы, скрывающие лица, я могу часть людей этих опознать по голосу, телосложению и одежде. Некоторых я впоследствии узнавал при сопровождении меня и конвоировании. Они стали указывать мне, что мне нужно сделать, я выполнял их команды. Разделся до трусов, сел на лавку, вытянул руки назад, голову наклонил вниз. Вначале я думал, что это какая-то необходимая процедура осмотра, положенная для всех поступивших в СИЗО, поэтому я так добровольно подчинялся. Затем скотчем они сзади связали мои руки, также скотчем ноги привязали к ножке лавки, в рот мне положили кусок марли.

У одного из них руки были в белых медицинских, резиновых перчатках, он достал динамо-машину и поставил на стол, канцелярским ножом зачистил два провода, сказал мне, чтобы я оттопырил большой палец ноги. Другой потрогал мне на шее пульс рукой, в дальнейшем он делал это не раз, он контролировал моё состояние. Он удивился, что пульс спокойный и у меня нет волнения — это было от того, что я вначале не понимал происходящее.

Затем [человек] в перчатках стал крутить ручку "динамо-машины". Ток пошёл до колен, у меня стали сокращаться мышцы икровые у ног, меня охватила паралитическая боль, я стал кричать, начал биться спиной и головой о стену, между голым телом и каменной стеной они подложили куртку. Все это продолжалось примерно 10 секунд, но во время пытки мне это показалось вечностью.

Один из них стал разговаривать со мной. Дословно он сказал: "Слова "нет", "не знаю", "не помню" ты должен забыть, ты меня понял?». Я ответил: "Да". Он сказал: "Правильный ответ, молодец, Димочка". Затем мне в рот снова засунули марлю и по три секунды в течение четырех раз продолжили пытку током. <…> Затем меня швырнули на пол, при падении, будучи связанным за одну ногу к ножке лавки, я упал и сильно разбил колени, они стали сильно кровоточить. С меня стали стягивать трусы, я лежал вниз животом, они пытались присоединить проводы за половые органы. Я стал кричать и просить перестать издеваться надо мной.

Они стали твердить: "Ты лидер". Чтобы они остановили пытки я отвечал: "Да, я лидер". "Вы собирались устраивать террористические акты". Я отвечал: "Да, мы собирались устраивать террористические акты". Один из тех, кто измерял мой пульс на шее, одел свою балаклаву на голову мне, чтобы я их не видел. В один из моментов я потерял сознание на некоторое время. <…> После того как они ушли, в помещение зашёл уфсиновец и сказал мне, чтобы я оделся, он отвел меня в мою одиночную камеру».

Пчелинцев отмечал, что во время пыток у него «был полон рот "крошенных зубов" от того, что [он] сжимал зубы от сильной боли, и была порвана уздечка языка, весь рот был полон крови, и в один из моментов один из пытавших сунул в рот носок».

21, 23 и 25 января 2018 года соответственно в Санкт-Петербурге были задержаны антифашисты Юлий Бояршинов, Виктор Филинков и Игорь Шишкин, знакомые с пензенской группой задержанных. Задержание Филинкова и Шишкина было осуществлено сотрудниками УФСБ по г. Санкт-Петербургу и Ленинградской области, тогда как Бояршинов был, вероятно, случайно задержан полицейскими, обнаружившими при личном досмотре и последующем обыске в квартире 403,9 грамм дымного пороха, скрутку проводов, электровоспламенители и стреляные гильзы (обвинение по ст. 205.4 УК РФ было предъявлено ему только 11 апреля 2018 года).

Бояршинов и Филинков, а также житель Санкт-Петербурга Илья Капустин, проходивший по делу в качестве свидетеля, но освобождённый оперативниками после первоначального задержания 25 января 2018 года и последовавшей «разработки» с использованием электрошокера (прим. получил политическое убежище в Финляндии), после этого сообщили о пытках со стороны сотрудников ФСБ, а на теле Шишкина членами ОНК были зафиксированы визуально хорошо видимые многочисленные гематомы и ссадины, а также обнаруженный в ходе медосмотра перелом нижней стенки глазницы. Несмотря на многочисленные сообщения о пытках и издевательствах, СК РФ отказался возбудить уголовные дела в отношении сотрудников ФСБ и других структур, вероятно причастных к ним, согласившись с доводами силовиков. Аналогично было отказано в возбуждении уголовных дел в отношении сотрудников ФСБ, предположительно пытавших пензенских антифашистов Дмитрия Пчелинцева и Илью Шакурского.

14 июня 2018 года в отношении находящегося под стражей Андрея Чернова было возбуждено уголовное дело по ч. 3 ст. 30, п. «г» ч. 4 ст. 228.1 УК РФ в связи с тем, что, по версии следствия, при обследовании обнаруженного у него в ходе обыска смартфона были обнаружены координаты 479 закладок наркотических средств весом от 0,25 до 35 грамм, из которых силовиками были обследованы 153, в результате чего они якобы обнаружили 5 тайников с производным наркотического средства N-метилэфедрона - пирролидиновалерофенон (PVP) массой 6,69 грамм. 5 сентября 2018 года ему предъявили дополнительное обвинение по этой статьей.

17 января 2019 года признавший вину и пошедший на особый порядок судебного разбирательства Игорь Шишкин по обвинению в совершении преступления, предусмотренного ч. 2 ст. 205.4 УК РФ, был приговорён Московским окружным военным судом в составе тройки судей под председательством судьи Краснова В.В. при участии прокурора Мельникова А.В. к 3 годам 6 месяцам лишения свободы с отбыванием в колонии общего режима. 14 марта 2019 года Верховный суд Российской Федерации отказался удовлетворить апелляционную жалобу Шишкина, просившего о смягчении наказания. 20 марта 2019 года дело Виктора Филинкова и Юлий Бояршинова было передано в Московский окружной военный суд, где 8 апреля 2019 года начало рассматриваться по существу тройкой судей под председательством судьи Романа Муранова при участии прокурора Екатерины Качуриной.

8 апреля 2019 года стало известно, что сообщество «Сеть» было признано террористической организацией решением Московского окружного военного суда от 17 января 2019 года, вступившим в законную силу 14 марта 2019 года — в дни вынесения и вступления в законную силу приговора в отношении Игоря Шишкина.

25 апреля 2019 года дело пензенской группы обвиняемых в участии в запрещённой «Сети» должно было начать рассматриваться в Приволжском окружном военном суде, однако фактически рассмотрение дела началось 14 мая 2019 года, когда было оглашено обвинительное заключение. Дело слушается тройкой судей под председательством судьи Юрия Клубкова при участии прокурора Сергея Семеренко. После начала судебного процесса все обвиняемые заявили о своей невиновности в создании или в участии в террористическом сообществе и иных экстремистских/террористических преступлениях, в хранении оружия и взрывных устройств, а Чернов также заявил о своей невиновности по эпизоду с незаконным оборотом наркотиков.

Версия обвинения

Из материалов уголовного дела следует, что террористическая организация «Сеть» якобы была создана Дмитрием Пчелинцевым «совместно с неустановленным лицом», известным как «Тимофей» в период с мая 2015 года по 31 августа 2016 года путём вовлечения «в качестве участников террористического сообщества, Шакурского И.А., Чернова А.С., Зорина Е.Д., Куксова В.А., Сагынбаева А.Д., Кулькова М.А., Иванкина М.С.», т.е. других обвиняемых по пензенскому делу анархистов и антифашистов, включая Зорина, переведённого следствием из статуса обвиняемого в статус свидетеля, и неустановленного следствием лица, известного как «Борис». Помимо этого, по версии следствия, к террористической деятельности им были привлечены проходящие по петербургскому делу запрещённой «Сети» Юлий Бояршинов, Виктор Филинков, Игорь Шишкин и иные неустановленные лица, проживавшие в Санкт-Петербурге.

По версии следствия, основные цели и задачи террористического сообщества заключались в «насильственной смене конституционного строя РФ путем нападения на сотрудников правоохранительных органов, военнослужащих, здания полиции, склады с вооружением, военные комиссариаты, офисы партии "Единая Россия", государственные учреждения с целью дестабилизации деятельности органов государственной власти РФ , воздействие на принятие ими решений и насильственное изменение конституционного строя РФ, то есть осуществление террористической деятельности путем совершения преступлений, предусмотренных ст. 205, 205.1, 277, 278, 279 УК РФ», а его деятельность заключалась главным образом в совместных полевых выходах, которые, по утверждению обвиняемых, были обычной игрой в страйкбол, и к проведению собраний с другими анархистами, которые следствие называет «съездами».

Приведём в качестве примера описание деятельности, инкриминируемой Илье Шакурскому, который согласно обвинительному заключению:

  • «обучал членов террористического сообщества навыкам выживания в дикой природе, топографии, получению разведывательной информации;

  • разрабатывал документы, отражающие цели и задачи террористического сообщества "Сеть";

  • осуществлял связь между террористическим сообществом – боевой группой "5.11" ("5 ноября") и его структурным подразделением – подгруппой "Восход" террористического сообщества "Сеть";

  • осуществлял связь между боевыми группами террористического сообщества "Сеть";

  • приобретал навыки ведения боевых действий, а именно: стрельбу из огнестрельного оружия, изготовление и использование самодельных взрывных устройств и средств инициирования, изготовление и использование зажигательных смесей, перемещение в боевом порядке в составе группы, оказание медицинской помощи, выживание в дикой природе;

  • обучал членов террористического сообщества навыкам ведения боевых действий, а именно: стрельбе из огнестрельного оружия, изготовлению и использованию самодельных взрывных устройств и средств инициирования, изготовлению и использованию зажигательных смесей, перемещению в боевом порядке в составе группы;

  • при помощи средств связи координировал деятельность участников террористического сообщества во время тренировок;

  • подбирал и привлекал в состав террористического сообщества лиц анархистской идеологии желающих насильственной смены конституционного строя РФ путем нападения на сотрудников правоохранительных органов РФ, военнослужащих РФ, здания полиции, склады с вооружением, военные комиссариаты, офисы партии "Единая Россия", государственные учреждения с целью дестабилизации деятельности органов государственной власти РФ, воздействие на принятие ими решений и насильственное изменение конституционного строя РФ, то есть осуществление террористической деятельности путем совершения преступлений, предусмотренных ст. 205, 205.1, 277, 278, 279 УК РФ;

  • обеспечивал подбор и снабжение террористического сообщества идеологической и методической литературой».

Также Пчелинцев, Куксов и Шакурский обвиняются по ч. 1 ст. 222 УК РФ («Незаконное хранение оружия и боеприпасов»), а последний также и по ч. 1 ст. 222.1 УК РФ («Незаконное хранение взрывчатых веществ») в связи с тем, что в ходе обысков сотрудники ФСБ, по их утверждению, обнаружили у них две ручные гранаты Ф-1 с двумя унифицированными запалами для ручных гранат УЗРГМ, пистолет Макарова с 5 патронами, пистолет Макарова с 8 патронами и самодельное взрывное устройство электрического типа осколочно-фугасного действия соответственно.

Дмитрия Пчелинцева обвиняют по ч. 3 ст. 30, ч. 2 ст. 167 УК РФ («Покушение на умышленное уничтожение чужого имущества из хулиганских побуждений») в том, что он якобы 23 февраля 2011 года совершил неудачный поджог здания военного комиссариата Октябрьского и Железнодорожного районов города Пензы.

Троим фигурантам уголовного дела, а именно Иванкину и Кулькову (обвиняются по одному и тому же эпизоду), а также Чернову, помимо этого предъявлены обвинения, не связываемые следствием с их общественно-политической деятельностью, по ч. 3 ст. 30, п. «г» ч. 4 ст. 228.1 УК РФ («Покушение на незаконный сбыт наркотических веществ в крупном размере»). Иванкин и Кульков обвиняются в том, что осуществили закладку на менее 20 тайников с производным наркотического средства N-метилэфедрона - пирролидиновалерофенон (PVP) массой 8,788 грамм и в хранении ещё 8,608 грамм этого же наркотического средства, которые они не успели разложить по закладкам, а Чернов — в закладке 5 тайников с производным наркотического средства N-метилэфедрона - пирролидиновалерофенон (PVP) массой 6,69 грамм.

Основания признания политзаключёнными

Имеются многочисленные свидетельства того, что обвиняемые и свидетели по пензенскому делу запрещённой «Сети» систематически подвергались пыткам, которые были не исключением в работе следствия, а правилом и одним из основных инструментов, использованных в ходе расследования уголовного дела.

4 из 7 обвиняемых по пензенскому делу — Дмитрий Пчелинцев, Арман Сагынбаев, Андрей Чернов и Илья Шакурский — заявили о применении к ним пыток на стадии предварительного следствия и отказались от признательных показаний в суде. Жена Василия Куксова рассказала на суде, что в день обыска, во время которого оперативники нашли якобы принадлежащий ему пистолет с патронами, Куксов был в окровавленной одежде и в ссадинах. Как утверждает задержанный 30 марта 2017 года вместе с Максимом Иванкиным и Михаилом Кульковым Алексей Полтавец, успевший уехать в Украину и вероятно фигурирующий в деле как «Борис», в день задержания его душили полиэтиленовым пакетом, а Иванкина и Кулькова били, пока они не признали вину в хранении наркотиков, которые, по мнению Полтавца, были им подброшены. Это произошло ещё до возбуждения дела «Сети», но уже после того, как ФСБ начала разработку пензенских антифашистов и в первый раз задержала Зорина.

Заявили о моральном и физическом давлении и 4 свидетеля — Анатолий Уваров, Максим Симаков, Фархат Абдрахманов и Антон Шульгин — отказавшись в суде от своих показаний в связи с тем, что они были даны после жестоких избиений оперативниками.

Пытки в отношении обвиняемых по петербургскому делу запрещённой «Сети» Виктора Филинкова, Юлия Бояршинова и Игоря Шишкина точно так же задокументированы ОНК. Описаны и те формы давления, которым уже после задержания подверглись Бояршинов и Филинков в петербургском СИЗО-6 «Горелово», имеющего репутацию «пыточного», в котором расположены т.н.«пресс-хаты» для «разработки» отказывающихся сотрудничать с силовиками заключённых. Описанные обвиняемыми формы издевательства объективно подтверждаются тем, что они практически дословно совпадают с показаниями других бывших подследственных.

Таким образом, можно утверждать, что дело «Сети», как пензенская его часть, так и петербургская, целиком и полностью построено на пытках и на полученных в их результате показаниях обвиняемых и свидетелей. Все полученные таким образом «признательные показания» относятся к недопустимым и даже теоретически не могут использоваться в качестве доказательств виновности обвиняемых.

Важным обстоятельством при этом является то, что расследование гораздо больше походило на подгонку объективно существующей реальности под конспирологические теории оперативных и следственных работников пензенского ФСБ. Описания тренировок, разделения ролей, структуры «Сети» и т.п., озвученные в ходе судебных процессов в Пензе и Санкт-Петербурге, гораздо больше похожи на информацию о сообществе страйкболистов, делящихся на команды, и их знакомых, чем террористической организации, собирающейся применять насилие или имеющей серьёзные планы по дестабилизации положения в стране и, якобы, по свержению действующей власти. Нельзя не заметить, что версия о том, что малочисленная группа психически здоровых, как отмечает само следствие, и в целом социализированных молодых людей левых взглядов, проживающих в Пензе, всерьёз решила свергнуть насильственным образом существующий в России политический режим, представляется крайне неправдоподобной и фантастической.

Все преступления, которые якобы собирались осуществлять обвиняемые, даже по версии следствия относятся к неопределённо далёкому будущему. Более того, первоначально ФСБ утверждала, что участники «Сети» готовили теракты на Чемпионате Мира по футболу летом 2018 года, однако, в окончательном обвинении все упоминания этого исчезли. Даже признавшие вину обвиняемые заявили, что целью тренировок и объединения в рамках «Сети» была именно самооборона в случае нападения радикальных националистов во время возможных беспорядков, а не подготовка захвата каких-либо зданий, совершение террористических актов или, тем более, подготовка захвата власти в стране. Например, «Зорин уточнил, что участники "Сети" не обсуждали конкретных планов — времени и места действий, они просто разговаривали о возможных сценариях развития событий в стране».

Изучив материалы уголовного дела, мы пришли к выводу, что фактически всё обвинение базируется на следующих ключевых элементах:

  • Показания обвиняемых и свидетелей, полученные незаконными методами с применением пыток, о чём свидетельствуют не только их жертвы и видевшие их после этого правозащитники, но и результаты медицинских обследований. Обвиняемые и несколько свидетелей на суде или сразу после дачи показаний (как вышеупомянутый свидетель Илья Капустин из Санкт-Петербурга или свидетель Виктория Фролова из Пензы) заявили об отказе от своих показаний, данных на этап предварительного следствия. Протоколы допросов и очных ставок в ряде случаях расходятся с теми словами, которые в ходе этих следственных действий были зафиксированы на видео, при этом эти расхождения имеют безусловно обвинительный уклон.

  • Показания свидетеля Зорина, являющегося заинтересованным лицом в связи с тем, что с него не только сняли обвинение в участии в «Сети», но и приговорили к условному сроку по обвинению, связанному с хранением наркотиков, не инкриминируя ему сбыт, покушение или приготовление к нему, в отличии от Иванкина, Кулькова и Чернова.

  • Типичные для дел, расследуемых ФСБ, показания 4 засекреченных свидетелей, якобы являвшихся сокамерниками обвиняемых «террористов», которых те «якобы агитировали за анархизм и рассказывали о подготовке к революции — как готовились поджигать офисы "Единой России" и запасались боеприпасами. Заканчивались эти "исповеди" однотипными фразами: напоследок Куксов "шепнул", Пчелинцев "шепнул шепотом", а Кульков "рассказал шепотом", что на воле осталось много их товарищей, которые завершат общее дело, вытащат их из тюрьмы и отомстят "мусорам"».

  • Показания засекреченного свидетеля «Кабанова», являющегося, по утверждению всех обвиняемых, известным пензенским неонацистом Владом Гресько (при личных встречах до их задержания он представлялся обвиняемым Владом Добровольским), т.е. лицом, заведомо негативно относящимся к обвиняемым антифашистам, к их политическим взглядам и к их деятельности, производящих впечатление написанных под диктовку ФСБ.

  • Фонограммы 48 телефонных разговоров между Шакурским и Гресько-Добровольским, 46 из которых, по мнению специалиста-фоновидеоскописта с опытом работы в органах внутренних дел и в негосударственных экспертных учреждениях более 25 лет Германа Зубова, содержат признаки монтажа и модификации. Более того, даже специалист-лигвист ФСБ Мария Комлева пришла к выводу, что в этих (вероятно, отредактированных) фонограмах «не содержатся высказывания об участии в террористическом сообществе и выполнении руководящих и координирующих функций», а есть лишь абстрактные разговоры «о подготовке грядущей революции в России, создании и захвате автономного региона», которые, очевидно, имеют нулевую общественную опасность.

  • «Обнаружение» у троих фигурантов дела оружия, боеприпасов и взрывчатых веществ, которые, по утверждению обвиняемых, были им подброшены В пользу последнего свидетельствует отсутствие биологических следов Пчелинцева и Куксова на изъятом из их автомобилей (которые, судя по всему, были заранее вскрыты оперативниками) оружии. Биологические следы Шакурского на изъятом в его квартире пистолете и СВУ были обнаружены только после проведения повторной экспертизы и только на приклеенном к корпусу СВУ куске изоленты, с помощью которого крепились провода. Отметим, что в этом заключении не было указано, какие именно биологические следы оставил на СВУ Шакурский: волосы, клетки кожи, кровь или что-то еще. При этом в одном пункте эксперты пишут, что на изоленте огнетушителя нет «биологических следов человека, пригодных для исследования», в другом — что «обнаружены биологические следы человека, пригодные для идентификации личности». Следствие не представило каких-либо доказательств того, что оружие и СВУ использовались или планировались использоваться в террористической деятельности. Обыски проходили с грубейшими нарушениями уголовно-процессуальных норм, в ситуации, когда понятые не могли контролировать действия оперативников ФСБ.

  • Материалы с электронных носителей информации, в частности с ноутбука Шакурского и жёсткого диска Сагынбаева, которые были интерпретированы следствием как содержащие подтверждение террористического характера «Сети». Независимая техническая экспертиза показала, что в файлы на ноутбуке Шакурского, в т.ч. в «Свод Сети» и якобы протокол «съезда», вносились изменения уже после его задержания. Жёсткий же диск Сагынбаева вообще не открывается в связи с его повреждением, что не позволяет с уверенностью говорить о том, что файлы, якобы обнаруженные на нём следствием, действительно содержались на нём в том виде, в котором они были представлены на суде. Всё это позволяет нам говорить, что эти материалы должны быть отнесены к недопустимым доказательствам и исключены из дела.

Помимо этого следствие пытается инкриминировать обвиняемым совершение абсолютно законных действий, таких, как увлечение страйкболом и хранение соответствующей экипировки, приобретение и хранение легально зарегистрированного гладкоствольного оружия, участие во встречах с другими анархистами и антифашистами, использование мессенджеров и шифрования, хранение анархистской и иной незапрещённой литературы (в т.ч. необходимой для организации соревнований по страйкболу), которые становятся «преступными» только из-за того, что они якобы были осуществлены в рамках членства в террористическом сообществе. Фигурантам уголовного дела в принципе не инкриминируют совершение каких-то реальных действиях или попытки их совершения, кроме нелепого обвинения Дмитрия Пчелинцева в вандализме, выдвинутого через 6,5 лет после неудачного поджога здания военкомата неизвестным на основании незаконно полученных признательных показаний, данных, по всей видимости, под пытками.

Отдельно стоит упомянуть то, что «программные документы террористической организации», которые сами по себе являются недопустимым доказательством из-за факта внесения в них изменений после ареста обвиняемых, даже в отредактированном виде выглядят смехотворно и абсурдно. Независимая лингвистическая экспертиза «материалов съезда» позволила с высокой долей уверенности утверждать, что «в переписке обсуждался "некоторый проект женской анархистской сети". В дальнейшем эту переписку… отредактировали так, что она стала больше похожа на протокол "гендерно-нейтрального мероприятия"». Что же касается «Положения» или «Свода» «Сети», то «первая часть текста "Положения" была явно сильно отредактирована и написана в официально-деловом стиле.

Хоть с ляпами, но эта часть похожа на Устав. — Кто и какие именно фрагменты редактировал, установить сложно, но редактура была. Последующие две трети текста "Положения" — это переписка женщин, которую перестали редактировать. Терпения, видимо, не хватило, и ее, похоже, не отредактировали.

По словам лингвиста, первоначальная версия переписки была не о боевых группах, а о дискуссионных анархических клубах, использовался "разговорный стиль с матерщиной". Но потом "кто-то сделал из этого не сильно мирный текст" — в процессе редактуры туда добавили политическую составляющую.

<...>

В подтверждение своих слов <эксперт-лингвист> Смирнов зачитал суду фрагмент из той части "Положения", который не подвергался редактуре. В нем девушка пишет молодому человеку: "А ты меня сможешь полюбить?", "У тебя будет много тайн, которые я никогда не узнаю?", "Жмж только с совершенно анонимными бабами на анонимных условиях. Никакой огласки. Наша постель — только наша и никуда это не должно уйти"».

Отметим, что ПЦ «Мемориал» неизвестны примеры террористических организаций, в программных документах которых содержалась любовная переписка или фразы вроде «салат, чиабатты, муку, нормальную только. Высшего сорта. Помидоры вроде есть, упаковка есть. Ну и булки, конечно. 24 штуки», как и примеры настолько нелепой фабрикации документов, якобы доказывающих террористический или экстремистский характер деятельности обвиняемых.

Сфабрикованным представляется и обвинение участников якобы созданного в Санкт-Петербурге отделения организации, признанных «Мемориалом» политзаключёнными. В ходе изучения материалов уголовных дел петербургских антифашистов, обвиняемых в участии в «Сети», мы не нашли признаков общественной опасности в их действиях.

Политический мотив преследования пензенских антифашистов, являющегося частью непрекращающихся репрессий против анархистов и антифашистов, резко усилившихся с 2017 года, очевиден. Органы государственной власти, в первую очередь ФСБ, культивируют образ анархистов, представляющих общественную опасность, причастных к терроризму и к попыткам дестабилизации общественно-политической сферы. Задержанных анархистов при этом рутинно и неприкрыто пытают.

Одновременно с этим происходит подавление всякой несистемной, неформальной самоорганизации, особенно, хотя и не только, молодёжной. Об этом говорят многочисленные сфабрикованные дела в отношении неугодных силовикам лиц иных взглядов (общеоппозиционных, националистических, религиозных и т.п.). Кроме инструментальной задачи прекращения активности репрессируемых активистов, как и всегда, дополнительной целью силовых структур является воздействие на общество, которому посылается сигнал о том, что любого рода оппозиционная общественно-политическая активность является нежелательной для власти и опасной для её участников.

ПЦ «Мемориал», согласно международному Руководству по определению понятия «политический заключённый», находит, что данное уголовное дело является политически мотивированным, направленным на удержание власти субъектами властных полномочий и на недобровольное прекращение или изменение характера публичной деятельности представителей антифашистского и анархистского сообщества. Лишение свободы было применено к обвиняемым исключительно в связи с их политическим взглядами в нарушении свобод ассоциаций при отсутствии состава преступления, в нарушение права на справедливое судебное разбирательство, иных прав и свобод, гарантированных Конституцией России, Международным пактом о гражданских и политических правах и Европейской Конвенцией о защите прав человека и основных свобод; преследование носит явно избирательный характер.

Правозащитный центр «Мемориал» считает Максима Иванкина, Василия Куксова, Михаила Кулькова, Дмитрия Пчелинцева, Армана Сагынбаева, Андрея Чернова и Илью Шакурского политическими заключёнными. Мы требуем прекращения их уголовного преследования по делу о якобы организации/участии в террористическом сообществе и по связанным с ними обвинениям, в частности, о хранении вероятно подброшенного оружия, а также привлечения к ответственность лиц, причастных к нарушению их прав на стадии предварительного следствия и к фабрикации уголовного дела.

Мы также считаем, что инкриминируемые Максиму Иванкину и Михаилу Кулькову эпизоды покушения на сбыт наркотических веществ, вину в которых они признали на суде, не могут мешать признанию их политзаключёнными по безосновательным «террористическим» обвинениям. При этом мы считаем, что и эти эпизоды должны быть объективно расследованы из-за нарушения их прав на этапе предварительного следствия.

Вероятность же фальсификации обвинения по ст. 228.1 УК РФ в отношении Чернова представляется крайне высокой в силу того, что обвинение в сбыте наркотиков ФСБ ему предъявила практически через год после задержания и получения доступа к найденному у него при обыске смартфону, на пакетиках с наркотиками не было его отпечатков пальцев и биологических следов, а возможность того, что они пролежали столь долгий срок и не были найдены или смыты дождями или талой водой, представляется сомнительной.

В связи с тем, что с признавшего свою вину и давшего показания в отношении других обвиняемых по делу «Сети» Егора Зорина были сняты обвинения в создании террористического сообщества, а также в силу того, что «Мемориал» не имеет доступа к материалам дело о якобы хранении им наркотиков, мы не можем однозначно утверждать, что обвинение по ст. 228 УК РФ было неправомерным, а сам Зорин являлся политзаключённым. Однако, мы выступаем за объективное расследование данного эпизода в связи с явными нарушениями его прав на этапе предварительного следствия и давления на него со стороны сотрудников ФСБ.

Признание лица политзаключённым не означает ни согласия Правозащитного Центра «Мемориал» со взглядами и высказываниями признаваемых политзаключёнными лиц, ни одобрения их высказываний или действий.

Адвокаты:

Максима Иванкина — Константин Карташов;

Василия Куксова — Александр Федулов;

Михаила Кулькова — Игорь Кабанов;

Дмитрия Пчелинцева — Олег Зайцев, Оксана Маркеева;

Армана Сагынбаева — Ольга Рахманова, Тимур Мифтахутдинов;

Андрея Чернова — Марина Лукидис, Станислав Фоменко;

Ильи Шакурского — Анатолий Вахтеров, Сергей Моргунов.

Как помочь

Адрес для писем:

440039, г. Пенза, ул. Каракозова, д. 30, ФКУ СИЗО-1 УФСИН России по Пензенской области,

  • Иванкину Максиму Сергеевичу 1995 г. р.

  • Куксову Василию Алексеевичу 1998 г. р.

  • Кулькову Михаилу Алексеевичу 1994 г. р.

  • Пчелинцеву Дмитрию Дмитриевичу 1992 г. р.

  • Сагынбаеву Арману Даулетовичу 1992 г. р. (прим. перед вступлением в переписку с Арманом Сагынбаевым ПЦ «Мемориал» настоятельно рекомендует ознакомиться с данным материалом)

  • Чернову Андрею Сергеевичу 1989 г. р.

  • Шакурскому Илье Александровичу 1996 г. р.

Электронное письмо можно также отправить платно через систему «ФСИН-письмо» (http://fsin-pismo.ru/client/app/letter/create) или бесплатно через сайт «Росузник» (http://rosuznik.org).

Средства для обвиняемых по петербургскому и пензенскому делам «Сети» собирает «Анархический Чёрный Крест» на «Яндекс-кошелёк» 41001160378989 и PayPal [email protected] (при отправлении просьба указывать валюту в евро и делайте пометку в комментариях «дело Сети»).

Также финансово поддержать фигурантов можно путём перечисления криптовалют (http://rupression.com/support) или приобретения благотворительной продукции с символикой кампании солидарности (http://rupression.com/merch).

Информация о деле и способах помощи обвиняемым регулярно выкладывается на сайте Rupression:

http://rupression.com

Контакты Комитета «Родительская сеть»:
Дмитрий Пчелинцев +7 (917) 545-43-83
Татьяна Чернова +7 (964) 874-11-10
Александра Аксенова (жена Виктора Филинкова) [email protected]

Петиция с призывом прекратить дело «Сети»:

http://change.org/p/delo-seti-stopfsb

Яндекс-кошелёк Фонда помощи всем политзаключённым Союза солидарности с политзаключёнными 410011205892134.

Ссылки на публикации в СМИ:

Медиазона. Анна Козкина, Егор Сковорода. «Трогал мне на шее пульс и контролировал мое состояние». Арестованные в Пензе антифашисты рассказали о пытках током в подвале СИЗО // http://zona.media/article/2018/02/09/penza-tortures

Медиазона. Максим Литаврин. «Я кричал, Сергей стоял за дверью и не вмешивался». СК в третий раз отказался возбуждать дело против сотрудников СИЗО, где пытали фигурантов «пензенского дела» // http://zona.media/article/2018/09/03/ne-pytka

Медиазона. Анна Козкина, Егор Сковорода. «С тех пор я забыл слово "нет"». Свидетельство арестованного по «пензенскому делу» Ильи Шакурского о пытках // http://zona.media/article/2018/02/16/shakursky

Медиазона. «"Меня будут пытать?". Он кивал». В суде выступил обвиняемый в создании «террористического сообщества» антифашист Илья Шакурский // http://zona.media/article/2019/05/31/shakursky

Медиазона. Анна Козкина, Егор Сковорода. «Нас поставили на колени и заставили читать вслух Уголовный кодекс». Свидетели по «делу "Сети"» вспоминают о допросах в ФСБ // http://zona.media/article/2019/06/06/knees

Медиазона. Егор Сковорода. «Контакт плохой, бьет слабо». Арестованный по «пензенскому делу» Дмитрий Пчелинцев — о том, как его пытками вынудили отказаться от своих слов про пытки // http://zona.media/article/2018/05/21/pchelintsev

Медиазона. «Ты закусился с государством». Дмитрий Пчелинцев рассказывает, как после пыток сочинял свое признание вместе с сотрудниками ФСБ // http://zona.media/article/2019/05/28/pchelintsev-2

Медиазона. «Ты пойми, офицеры ФСБ всегда добиваются своих целей!» Антифашист Виктор Филинков рассказывает о первых сутках после задержания // http://zona.media/article/2018/02/21/filin

Медиазона. Анна Козкина. ООН начинает сердиться. О чем спрашивали российскую делегацию на сессии Комитета против пыток // http://zona.media/article/2018/07/27/un

Медиазона. «Кремль», чесотка, избиения и бесконечное мытье полов. Арестованный по «пензенскому делу» антифашист Бояршинов рассказывает о жизни в «пресс-хате» // http://zona.media/article/2018/11/09/gorelovo-press

Подборка других новостей и статей о деле на сайте «Медиазоны» // http://zona.media/theme/penza-spb

ОВД-Инфо. «Страйкбол». Пензенское дело о терроризме // http://ovdinfo.org/articles/2018/01/29/straykbol-penzenskoe-delo-o-terrorizme

ОВД-Инфо. Татьяна Лиханова. Доказательства обвинения по делу «Сети» в Пензе: нестыковки и нарушения // http://ovdinfo.org/articles/2019/08/28/dokazatelstva-obvineniya-po-delu-seti-v-penze-nestykovki-i-narusheniya

ОВД-Инфо. Александр Литой. Фабрикация стрелков: военные тренировки в политических уголовных делах // http://ovdinfo.org/articles/2019/09/02/fabrikaciya-strelkov-voennye-trenirovki-v-politicheskih-ugolovnyh-delah

7х7. Екатерина Герасимова. «Я в своей практике таких фонограмм не встречал». Независимый эксперт раскритиковал заключение экспертов ФСБ об аудиозаписях «прослушки» разговоров подсудимых по делу «Сети»* // http://7x7-journal.ru/articles/2019/09/17/ya-v-svoej-praktike-takih-fonogramm-ne-vstrechal-nezavisimyj-ekspert-raskritikoval-zaklyuchenie-ekspertov-fsb-po-delu-seti

7х7. Екатерина Малышева. Подсудимые по делу «Сети»* в Пензе обвинили ФСБ в фальсификации протокола очной ставки. На видеозаписи отсутствуют приписанные им показания // http://7x7-journal.ru/articles/2019/11/06/podsudimye-po-delu-seti-v-penze-obvinili-fsb-v-falsifikacii-protokola-ochnoj-stavki-na-videozapisi-otsutstvuyut-pripisannye-im-pokazaniya

7х7. Екатерина Малышева. «Все, будет наркота. Едем к тебе на обыск». Подсудимый по делу «Сети»* Андрей Чернов рассказал в Пензе, как и почему его обвинили в распространении наркотиков // http://7x7-journal.ru/articles/2019/10/31/vse-budet-narkota-edem-k-tebe-na-obysk-podsudimyj-po-delu-seti-andrej-chernov-rasskazal-v-penze-kak-i-pochemu-ego-obvinili-v-rasprostranenii-narkotikov

7х7. Екатерина Малышева. Секс вместо бомб. Независимый московский лингвист по делу «Сети»* нашел в материалах обвинения не терроризм, а любовную переписку // http://7x7-journal.ru/articles/2019/11/20/seks-vmesto-bomb-nezavisimyj-moskovskij-lingvist-po-delu-seti-nashel-v-ekspertizah-fsb-ne-terrorizm-a-lyubovnuyu-perepisku

Новая газета. Андрей Карев. «Мы знаем его личность!»В Пензе секретный свидетель по делу «Сети» дословно повторил протоколы допросов, но не смог ответить на вопросы обвиняемых и защиты // http://novayagazeta.ru/articles/2019/06/14/80891-my-znaem-ego-lichnost

Грани.Ру. Дарья Костромина. Час «Ч» и пустота // http://memohrc.org/ru/monitorings/chas-ch-i-pustota

Новая в Петербурге. Татьяна Лиханова. Шокер — это по-нашему. Офицеры ФСБ считают, что фигурантов дела «Сети» пытали «по служебной необходимости» // http://novayagazeta.ru/articles/2018/12/16/78961-shoker-eto-po-nashemu

Медуза. Павел Мерзликин. «Сеть» — главное дело против левых активистов в России // http://meduza.io/feature/2019/04/08/set-glavnoe-delo-protiv-levyh-aktivistov-v-rossii

Медуза. Павел Мерзликин. Разгром русских анархистов // http://meduza.io/feature/2019/04/18/razgrom-russkih-anarhistov

Правозащитные и общественные заявления в поддержку обвиняемых:

Заявление Правозащитного совета России. «Дело антифашистов»: исчезновения, пытки, фальсификация // http://memohrc.org/ru/news_old/zayavlenie-pravozashchitnogo-soveta-rossii-delo-antifashistov-ischeznoveniya-pytki

Родственники арестованных по «пензенскому делу» объединились в комитет «Родительская сеть» // http://memohrc.org/ru/news_old/rodstvenniki-arestovannyh-po-penzenskomu-delu-obedinilis-v-komitet-roditelskaya-set

Родственники политических заключенных объединились в движение «Матери против политических репрессий» // http://novayagazeta.ru/news/2019/11/04/156628-rodstvenniki-politicheskih-zaklyuchennyh-ob-edinilis-v-dvizhenie-materi-protiv-politicheskih-repressiy

Заявление «Родительской сети» о давлении на арестованных по делу «Сети» // http://avtonom.org/news/zayavlenie-roditelskoy-seti-o-novyh-faktah-davleniya-na-arestovannyh-antifashistov-po-delu-seti

Общественная наблюдательная комиссия Санкт-Петербурга. Заключение по результатам осуществления общественного контроля по фактам обращений о пытках со стороны сотрудников УФСБ по Санкт-Петербургу и Ленинградской области // http://team29.org/wp-content/uploads/2018/10/publicreportontorturefsb.pdf

Заявление общественности в поддержку узников по делу «Сеть» // https://www.zaprava.ru/wp-content/uploads/2018/09/Сеть.-Заяление-общественности.pdf

Лев Пономарев разместил петицию о прекращении «дела Сети», и расследовании фактов применения пыток к фигурантам дела // http://echo.msk.ru/news/2410419-echo.html

Amnesty International. Россия: Дело «Сети» – секретность и многочисленные заявления о применении пыток // http://amnesty.org.ru/r/2018-12-24-russia

В Москве и Санкт-Петербурге задерживают участников акции в защиту фигурантов дел «Нового величия» и «Сети». Фотографии и видео // http://meduza.io/feature/2018/10/28/v-moskve-i-sankt-peteburge-zaderzhivayut-uchastnikov-aktsii-zaschitu-figurantov-del-novogo-velichiya-i-seti-fotografii-i-video

«Матери против политических репрессий» вышли на пикеты к администрации президента // http://zona.media/news/2019/11/04/ap

Дата обновления справки: 09.12.2019 г.

Развернуть

440039, г. Пенза, ул. Каракозова, д. 30, ФКУ СИЗО-1 УФСИН России по Пензенской области, Иванкину Максиму Сергеевичу 1995 г. р.

Электронное письмо можно также отправить платно через систему «ФСИН-письмо» (http://fsin-pismo.ru/client/app/letter/create) или бесплатно через сайт «Росузник» (http://rosuznik.org).

440039, г. Пенза, ул. Каракозова, д. 30, ФКУ СИЗО-1 УФСИН России по Пензенской области, Кулькову Михаилу Алексеевичу 1994 г. р.

Электронное письмо можно также отправить платно через систему «ФСИН-письмо» (http://fsin-pismo.ru/client/app/letter/create) или бесплатно через сайт «Росузник» (http://rosuznik.org).

440039, г. Пенза, ул. Каракозова, д. 30, ФКУ СИЗО-1 УФСИН России по Пензенской области, Куксову Василию Алексеевичу 1988 г. р.

Электронное письмо можно также отправить платно через систему «ФСИН-письмо» (http://fsin-pismo.ru/client/app/letter/create) или бесплатно через сайт «Росузник» (http://rosuznik.org).

440039, г. Пенза, ул. Каракозова, д. 30, ФКУ СИЗО-1 УФСИН России по Пензенской области, Пчелинцеву Дмитрию Дмитриевичу 1992 г. р.

Электронное письмо можно также отправить платно через систему «ФСИН-письмо» (http://fsin-pismo.ru/client/app/letter/create) или бесплатно через сайт «Росузник» (http://rosuznik.org).

440039, г. Пенза, ул. Каракозова, д. 30, ФКУ СИЗО-1 УФСИН России по Пензенской области, Сагынбаеву Арману Даулетовичу 1992 г. р. (прим. перед вступлением в переписку с Арманом Сагынбаевым ПЦ «Мемориал» настоятельно рекомендует ознакомиться с данным материалом)

Электронное письмо можно также отправить платно через систему «ФСИН-письмо» (http://fsin-pismo.ru/client/app/letter/create) или бесплатно через сайт «Росузник» (http://rosuznik.org).

440039, г. Пенза, ул. Каракозова, д. 30, ФКУ СИЗО-1 УФСИН России по Пензенской области, Чернову Андрею Сергеевичу 1989 г. р.

Электронное письмо можно также отправить платно через систему «ФСИН-письмо» (http://fsin-pismo.ru/client/app/letter/create) или бесплатно через сайт «Росузник» (http://rosuznik.org).

440039, г. Пенза, ул. Каракозова, д. 30, ФКУ СИЗО-1 УФСИН России по Пензенской области, Шакурскому Илье Александровичу 1996 г. р.

Электронное письмо можно также отправить платно через систему «ФСИН-письмо» (http://fsin-pismo.ru/client/app/letter/create) или бесплатно через сайт «Росузник» (http://rosuznik.org).