Казанское дело 8 о членстве в запрещённой «Хизб ут-Тахрир»

Адиев Азат Галимзянович, Хафизов Асгат Хасанович, Зарипов Радик Рамилович, Валиуллин Альберт Рафикович, Узбеков Тимур Нариманович, Саитов Ленар Азатович, Давлетшин Рузим Римович, Хевронин Павел Владимирович.

Все фигуранты обвиняются по ч. 1 ст. 205.5Организация деятельности террористической организации», до пожизненного лишения свободы) и ч. 1 ст. 282.2Организация деятельности экстремистской организации», до 10 лет лишения свободы), Адиев и Саитов обвиняются также по ч. 4 ст. 150Вовлечение несовершеннолетнего в совершение особо тяжкого преступления», до 8 лет лишения свободы), а Давлетшин и Хевронин по ч. 1 ст. 205.1Финансирование терроризма», до 10 лет лишения свободы) УК РФ. Суть обвинения заключается в том, что фигуранты организовали и поддерживали деятельность ячейки запрещённой России «Хизб ут-Тахрир» в Казани, а Давлетшин и Хевронин также собирали от 500 до 1000 рублей ежемесячно с каждого участника на печать брошюр организации. Кроме того, Адиева и Саитова обвиняют в том, что они пытались вовлечь в деятельность «Хизб ут-Тахрир» несовершеннолетнего.

Под стражей все фигуранты с 14 октября 2014 года. Дело слушается Приволжским окружным военным судом.

Лишены свободы по обвинению в террористической деятельности при отсутствии события или состава таких преступлений. Продолжительность или условия лишения свободы явно непропорциональны общественной опасности осуждённых.

Полное досье

Адиев Азат Галимзянович родился 6 января 1978 года в Аксубаевском районе Татарстана, проживал в Казани. Окончил факультет национальных инструментов в КазГУКИ. Официально не трудоустроен. Женат, имеет четверых детей. В 2012 году получал от прокуратуры предостережение о недопустимости экстремистской деятельности.

Хафизов Асгат Хасанович родился 4 мая 1985 года в г. Азнакаево (Татарстан), проживал в Казани. Образование среднее техническое. Работал стажёром по ремонту бытовой техники в ООО «Инженериус». Женат, имеет троих детей. В 2011 году был осуждён по ч. 1 ст. 282.2 («Организация деятельности экстремистской организации») УК РФ к 1 году колонии-поселения. В 2014 году получил по той же статье 1 год исправительных работ с удержанием 10% заработка в доход государства.

Зарипов Радик Рамилович родился 8 октября 1985 года в Сабинском районе Татарстана, проживал в Казани. Окончил Казанский государственный аграрный университет по специальности инженер-механик. Работал менеджером по продажам в ООО «Агродизель». Женат, имеет двоих детей. В 2009 году был осуждён по ч. 2 ст. 282.2 («Участие в деятельности экстремистской организации»), ч. 1 ст. 30 ст. 278Покушение на насильственный захват власти»), ч. 1 ст. 205.1 («Склонение к террористической деятельности») УК РФ к 4 годам колонии строгого режима.

Валиуллин Альберт Рафикович родился 29 мая 1974 года в Казани, проживал там же. Окончил Казанский авиационный институт по специальности экономист-менеджер. Официально не трудоустроен. Женат, имеет пятеро детей. В 1999 году был осуждён по ч. 1 ст. 228 («Незаконные приобретение хранение наркотиков») к 1 году условно, в 2006 году — по ч. 3 ст. 327 («Использование заведомо подложного документа») УК РФ к штрафу в размере 7 000 рублей. В 2013 году привлекался к административной ответственности по ч. 2 ст. 20.2 КоАП РФ за публичную демонстрацию символики «Хизб ут-Тахрир».

Узбеков Тимур Нариманович родился 27 марта 1990 года в Узбекистане, проживал в посёлке Верхний Услон в Татарстане. Гражданин РФ. Окончил Казанский юридический институт по специальности юриспруденция. Женат, имеет одного ребёнка.

Саитов Ленар Азатович родился 25 мая 1987 года в г. Азнакаево (Татарстан). Проживал в Казани. Окончил Казанский государственный энергетический университет по специальности инженер промышленной теплоэнергетики. Официально не трудоустроен. Женат, имеет двоих детей.

Давлетшин Рузим Римович родился 2 сентября 1988 года в г. Азнакаево (Татарстан), проживал в Казани. Окончил Альметьевский государственный нефтяной институт по специальности инженер. Официально не трудоустроен. Женат, имеет одного ребёнка. В 2016 году был осуждён по ч. 1 ст. 282.2 УК РФ к 1 году лишения свободы. В 2013 году привлекался к административной ответственности по ч. 2 ст. 20.2 КоАП РФ.

Хевронин Павел Владимирович родился 30 августа 1986 года в Казани, проживал там же. Образование неполное среднее. Официально не трудоустроен. Не женат, имеет двоих детей.

Все фигуранты обвиняются по ч. 1 ст. 205.5Организация деятельности террористической организации», до пожизненного лишения свободы) и ч. 1 ст. 282.2Организация деятельности экстремистской организации», до 10 лет лишения свободы) УК РФ.

Адиев и Саитов обвиняются также по ч. 4 ст. 150Вовлечение несовершеннолетнего в совершение особо тяжкого преступления», до 8 лет лишения свободы) УК РФ.

Давлетшин и Хевронин обвиняются также по ч. 1 ст. 205.1Финансирование терроризма», до 10 лет лишения свободы) УК РФ.

Суть обвинения

Все фигуранты обвиняются в причастности к религиозно-политической организации «Хизб ут-Тахрир аль Ислами» (Партия исламского освобождения, далее — ХТ), которая в 2003 году была признана Верховным судом РФ террористической. Следствие полагает, что Адиев, Хафизов и Зарипов - «руководители высшего звена», остальные также занимали некое звено в иерархии, позволявшее им подчинять некоторых других членов ХТ. Так, Адиеву, согласно обвинению, подчинялись Узбеков и Давлетшин, Хафизову — Узбеков, Давлетшин, Валиуллин и Хевронин, Зарипову — Саитов и Хевронин, также деятельность Хевронина контролировал Валиуллин. У Узбекова, Давлетшина, Саитова и Хевронина были в подчинении «ячейки организации», среди членов которых в основном секретные свидетели, кроме того, составы этих ячеек частично пересекались.

Деятельность фигурантов заключалась в проведении собраний, изучении идеологии ХТ, агитации мусульман в мечетях и соцсетях, хранении дома книг, признанных экстремистскими, и флагов, как считает следствие, с символикой ХТ. Фигурантов также обвиняют в том, что они предпринимали меры по конспирации (например, использовали программу TrueCrypt для шифрования дисков) и обсуждали правила общения с представителями правоохранительных органов.

Адиев и Саитов также обвиняются в том, что вовлекали в деятельность ХТ Кармацкого, которому на момент вовлечения не исполнилось 18 лет (следует отметить, что в предыдущем процессе над членами ХТ в Казани двоих человек также обвиняли в вовлечении в организацию Кармацкого, но в приговоре это обвинение было снято как излишнее).

Давлетшина и Хевронина обвиняют также в том, что они собирали от 500 до 1000 рублей с человека на нужды организации, а на собранные деньги изготавливали книги и брошюры.

Никто из фигурантов вину не признаёт, почти все полностью или частично отказываются давать показания. При этом Зарипов в ходе следствия заявил, что осознал, что ХТ противоречит исламу, и раскаялся в том, что состоял организации. Тем не менее, вину в инкриминируемых преступлениях не признал и иных показаний не дал. Узбеков показал, что интересовался деятельностью ХТ и распечатал книги этой организации для личного чтения, других фигурантов не знает.

Ход дела

14 октября 2014 года в Казани сотрудники ФСБ провели по двадцати адресам обыски, в ходе которых были задержаны фигуранты дела, а также изъято большое количество идеологических материалов и компьютеры. На следующий день все 8 человек были арестованы.

22 августа 2017 года Приволжский окружной военный суд начал рассмотрение дела на выездном заседании в Казанском гарнизонном военном суде.

Основания признания политзаключёнными

1. Лица лишены свободы по обвинению в террористической деятельности при отсутствии события или состава таких преступлений

Предполагаемое участие фигурантов дела в ХТ квалифицировано по ст. 205.5 УК РФ в связи с тем, что данная организация 4 февраля 2003 года была объявлена Верховным судом РФ террористической и запрещена на территории России именно в таком качестве. Начиная с ноября 2013 года, когда указанная статья была введена в УК РФ, одного факта присоединения к ХТ или участия в мероприятиях организации стало достаточно для осуждения по террористической статье, санкция которой предполагает даже пожизненное заключение для организаторов «ячеек». Доказывать при этом факты подготовки или осуществления террористических (и каких бы то ни было насильственных) преступлений стало необязательным. Денежные сборы с участников на деятельность ХТ квалифицированы как финансирование терроризма также лишь потому, что данная организация признана террористической.

Однако ни в решении Верховного Суда о запрете ХТ, ни в материалах уголовных дел, расследовавшихся в России и странах СНГ, нет конкретных фактов, свидетельствующих о террористической или какой-либо насильственной деятельности организации. Также нет данных о причастности ХТ к деятельности джихадистских групп в Европе или на Ближнем Востоке, более того, организация подвергается критике со стороны радикалов за «уклонение от джихада».

В решении Верховного Суда деятельности ХТ посвящены три абзаца, в первом из которых декларируется ее цель – создание всемирного исламского халифата, во втором отмечается ведение массированной исламистской пропаганды, в третьем упоминается запрет ее деятельности в Узбекистане и некоторых арабских странах. Данные формулировки сами по себе не могут служить основанием для признания организации террористической, поэтому мы полагаем, что решение Верховного суда о признании ХТ террористической организацией неправомерно, а следовательно неправомерно и вменение обвинений в терроризме только на основании членства в ХТ.

В данном деле, как и в других известных нам делах об участии в ХТ, фигурантам не вменяется подготовка какого-либо теракта или озвучивание террористических угроз: только поиск и убеждение новых сторонников, проведение собраний с чтением и обсуждением литературы ХТ. Обвинение базируется в основном на показаниях свидетелей, которые рассказывают о будничной деятельности организации (уроки, агитация, разговоры, обучение конспирации).

Не в первый раз в подобных делах криминализуется и обсуждение правил конспирации и даже юридических способов защиты от правоохранительных органов (например, поведения на допросе), использование программ для шифровки данных на компьютере, не запрещённое никакими законами. Однако ожидание уголовного преследования вовсе не говорит об обоснованности этого преследования.

Одна из особенностей дела — вменение всем восьмерым фигурантам именно ч. 1 ст. 205.5 УК РФ, то есть более тяжёлого преступления, нежели участие в ХТ. ФСБ всех их считает лидерами ячеек. При этом, судя по материалам дела, представление о том, что такое лидерство, очень размыто. В обвинении обрисована сложная и запутанная «иерархическая схема», согласно которой фигуранты контролировали и подчиняли друг друга и других лиц (например, по утверждению следствия, Узбеков и Давлетшин одновременно подчинялись Адиеву и Хафизову; Хафизов также контролировал Валиуллина и Хевронина, при этом Валиуллин тоже контролировал Хевронина и т. д.). Мы полагаем, что эти связи являются надуманными и включены в дело ради утяжеления обвинения.

2. В деле есть признаки фальсификации доказательств

Большинство свидетелей засекречены, не известны данные о их личности, выступать в судебном заседании, вероятнее всего, они будут с изменённым голосом без возможности визуального наблюдения участниками процесса. Такая практика получила широкое распространение в политических делах в России, зачастую она существенным образом нарушает право на защиту, так как обвиняемые не могут детально опровергать показания, не зная, кто против них показывает. Это открывает широкий простор для фальсификаций, указывает на возможность провокаций, которые запрещены в оперативно-розыскной деятельности. При этом секретные свидетели дают большой объём показаний сразу на многих фигурантов, утверждая, что переходили из «ячейки» и «ячейку»: из показаний возникает ощущение, что они участвовали в деятельности ХТ едва ли не более активно, чем сами подсудимые.

3. Продолжительность или условия лишения свободы явно непропорциональны общественной опасности осуждённых.

Несмотря на то, что ХТ не разделяет идеи демократии и прав человека в понимании Всеобщей Декларации прав человека и развивающих ее международных актов, в демократических государствах Западной Европы и Северной Америки уголовных дел в связи с членством в ней нет. Запрет на деятельность организации существует лишь в Германии, он связан с антиизраильскими публикациями и высказываниями. Некоторые страны СНГ (Казахстан, Кыргызстан), в которых организация запрещена, применительно к ХТ используют для обоснования запрета формулировку «экстремистская» (что отражает неприятие идеологии всемирного халифата), но не используют термин «террористическая».

Из всех материалов дела следует, что фигуранты не занимались подготовкой к насильственным преступлениям. Практически всё, о чём идёт речь в показаниях свидетелей и в пересказах аудиозаписей, это чтение и покупка литературы, привлечение сторонников, агитация в интернете.

Проведённая в рамках следствия судебная лингвистическая экспертиза, изучавшая аудиозаписи разговоров фигурантов, пришла к выводу в отношении всех фигурантов, что в их разговорах не зафиксировано призывов к насильственным действиям.

Политический мотив:

Более 15 лет «Мемориал» наблюдает за различными формами давления на мусульман

в России, фабрикации уголовных дел по несуществующим преступлениям экстремистской и/или террористической направленности. Государственная пропаганда использует и усугубляет бытовую исламофобию, сращивает ислам и терроризм в сознании обывателя. Гражданский контроль за такого рода преследованиями минимален, спецслужбы получают возможность многократно завышать показатели раскрываемости террористических преступлений (собственную полезность), манипулируют представлениями о террористической угрозе, подменяют реальную антитеррористическую борьбу имитационной. После появления ст. 205.5 в УК РФ «раскрытие» серийных дел о членстве в ХТ предельно упростилось, для достижения «высоких результатов» (десятки осуждённых) требуются минимальные усилия. В то же время, в последние годы именно антитеррористическими соображениями объясняется принятие законов, ограничивающих конституционные права граждан. Таким образом, антитеррористические имитации работают на упрочение субъектами власти властных полномочий.

Признание лица политзаключённым или преследуемым по политическим мотивам не означает ни согласия ПЦ «Мемориал» с его взглядами и высказываниями, ни одобрения его высказываний или действий.

Ссылки на публикации в СМИ:

Народный артист получил роль террориста. Татарстанского певца судят за руководство подразделением «Хизб ут-Тахрир» // КоммерсантЪ: http://kommersant.ru/doc/3391005

Как помочь:

Яндекс-кошелек Фонда помощи политзаключенным Союза солидарности политзаключенным для помощи всем политзаключенным http://politzeky.ru/soyuz-solidarnosti/fond-pomoschi-politzaklyuchennym/49188.html

Дата обновления справки: 10.11.2017 г.

Развернуть