Альметьевское дело о членстве в запрещённой «Хизб ут-Тахрир»

Жители Альметьевска в Татарстане Гимазетдинов Анас Ахсанович и Мухаметов Ирек Насимович обвиняются по ч. 1 ст. 205.5 УК РФ Организация деятельности террористической организации», до пожизненного лишения свободы) в организации деятельности международной религиозно-политической организации «Хизб ут-Тахрир», признанной в России террористической и запрещённой на территории страны. Жители Альметьевска Шангареев Эмиль Фанилевич, Загиев Азат Ильгизович, Ханнанов Ринат Ришатович и Салахетдинов Марсель Саетович обвиняются по ч. 2 ст. 205.5 УК РФ («Участие в деятельности террористической организации», до 20 лет лишения свободы) в участии в деятельности международной религиозно-политической организации «Хизб ут-Тахрир», признанной в России террористической и запрещённой на территории страны.

Анас Гимазетдинов, Ирек Мухаметов, Эмиль Шангареев, Азат Загиев, Ринат Ханнанов и Марсель Салахетдинов находятся под стражей с 17 октября 2017 года.

Полное досье

Описание дела

Жители Альметьевска в Татарстане обвиняются в причастности к международной религиозно-политической организации «Хизб ут-Тахрир аль Ислами» («Партия исламского освобождения», далее — ХТ), признанной террористической и запрещённой «за экстремистскую деятельность» Верховным судом РФ. По данным следствия, Анас Гимазетдинов и Ирек Мухаметов в апреле 2016 года организовали ячейку этой партии в Альметьевске, остальные участвовали в её деятельности: посещали нелегальные собрания, агитировали других мусульман присоединиться к партии, изучали и хранили запрещённую литературу ХТ, соблюдали меры конспирации.

17 октября 2017 года обвиняемые были задержаны, в их жилищах были проведены обыски, изъята литература ХТ.

18 октября 2017 года Вахитовский районный суд Казани избрал всем, кроме Марселя Салахетдинова, меру пресечения в виде заключения под стражу. Салахетдинов на этом заседании суда отсутствовал, а был арестован в другое время. Затем эта мера пресечения неоднократно продлялась.

Подсудимые вину не признают. По их мнению, ХТ не является ни террористической, ни экстремистской организацией.

Следователи СО УФСБ по РТ: Алексей Романов, Т. Р. Миннеханов

Основания для признания дела политически мотивированным

В материалах дела «Хизб ут-Тахрир аль-Ислами» называется международной террористической организацией - в таком качестве она запрещена Верховным Судом РФ 14 февраля 2003 года. Начиная с ноября 2013 года, когда ст. 205.5 («Организация деятельности террористической организации») была введена в УК РФ, одного факта присоединения к ХТ или участия в мероприятиях организации стало достаточно для осуждения по террористической статье, санкция которой предполагает даже пожизненное заключение для организаторов «ячеек». Доказывать при этом факты подготовки или осуществления террористических (и каких бы то ни было насильственных) преступлений стало необязательным.

Однако ни в решении Верховного Суда о запрете ХТ, ни в материалах уголовных дел, расследовавшихся в России и странах СНГ, нет конкретных фактов, свидетельствующих о террористической или какой-либо насильственной деятельности организации. Также нет данных о причастности партии к деятельности джихадистских групп в Европе или на Ближнем Востоке, более того, организация подвергается критике со стороны радикалов за «уклонение от джихада».

В решении Верховного Суда РФ от 4 февраля 2003 года деятельности ХТ посвящены три предложения, в первом из которых декларируется её цель – создание всемирного исламского халифата, во втором отмечается ведение массированной исламистской пропаганды, в третьем упоминается запрет её деятельности в Узбекистане и некоторых арабских странах. Данные формулировки сами по себе не могут служить основанием для признания организации террористической, поэтому мы полагаем, что решение Верховного суда о признании ХТ террористической организацией неправомерно, а следовательно неправомерно и вменение обвинений в терроризме только на основании членства в ХТ.

Несмотря на то, что ХТ не разделяет идеи демократии и прав человека в понимании Всеобщей Декларации прав человека и развивающих её международных актов, в демократических государствах Западной Европы и Северной Америки уголовных дел в связи с членством в ней нет. Административный запрет на деятельность организации существует лишь в Германии, он связан с антиизраильскими публикациями и высказываниями. Некоторые страны СНГ (Казахстан, Кыргызстан), в которых организация запрещена, применительно к ХТ используют для обоснования запрета формулировку «экстремистская»,  но не используют термин «террористическая».

В данном деле, как и в других известных нам делах об участии в ХТ, фигурантам не вменяется подготовка какого-либо теракта или озвучивание террористических угроз: только поиск и убеждение новых сторонников, проведение собраний с чтением и обсуждением литературы ХТ. Обвинение базируется в основном на показаниях свидетелей, в том числе «скрытых», которые рассказывают о будничной деятельности организации (агитация, разговоры, чтение литературы).

Не в первый раз в подобных делах криминализуется и обсуждение правил конспирации. Однако ожидание уголовного преследования вовсе не говорит об обоснованности этого преследования.

15 лет «Мемориал» наблюдает за различными формами давления на мусульман

в России, фабрикациями уголовных дел по несуществующим преступлениям экстремистской и/или террористической направленности. Государственная пропаганда использует и усугубляет бытовую исламофобию, сращивает ислам и терроризм в сознании обывателя.

Гражданский контроль за такого рода преследованиями минимален, спецслужбы получают возможность многократно завышать показатели раскрываемости (собственную полезность), манипулируют представлениями о террористической угрозе, подменяют реальную антитеррористическую борьбу имитационной. «Раскрытие» серийных дел о членстве в ХТ сейчас предельно упрощено, для достижения «высоких результатов» (десятки осуждённых) требуются минимальные усилия. В то же время, в последние годы именно антитеррористическими соображениями объясняется принятие законов, ограничивающих конституционные права граждан. Таким образом, антитеррористические имитации работают на упрочение субъектами власти властных полномочий.

Мы находим, что данное уголовное дело политически мотивированно, создано субъектами власти с целью упрочения властных полномочий. Лишение свободы было, по имеющимся данным, применено при отсутствии состава преступления, в нарушение права на справедливое судебное разбирательство, иных прав и свобод, гарантированных Конституцией России, Международным пактом о гражданских и политических правах и Европейской Конвенцией о защите прав человека и основных свобод.

До предъявления арестантам окончательного обвинительного заключения и нашего ознакомления с ним, Правозащитный центр «Мемориал» не может признать их политзаключёнными, но выражает обоснованное подозрение в несправедливости и политической мотивированности данного уголовного преследования.

Включение конкретных людей в список вероятных жертв не означает их признания политзаключёнными. Равно включение людей в список вероятных жертв не означает ни согласия с их взглядами и высказываниями, ни одобрения их высказываний или действий.

Ссылки на публикации:

Inkazan.ru. Станислав Шеметов. В Казани в СИЗО отправили семерых террористов из Альметьевска // https://inkazan.ru/news/society/13-04-2018/glava-mchs-zastupilsya-za-arestovannogo-v-kemerovo-nachalnika-pozharnogo-zvena  

Kazanfirst.ru. В Альметьевске задержали вербовщиков запрещенной террористической группы // https://a-side.ru/v-almetyevske-zaderzhali-verbovshchikov-zapreshchennoy-terroristicheskoy-gruppy  

Дата обновления справки: 13.04.2018 г.

Развернуть