Мониторинг уголовных преследований за высказывания в интернете: итоги и рекомендации

Дата публикации: 30.03.2020

Скачать файл

Правозащитный центр «Мемориал» в течение 18 месяцев (с июля 2018 по декабрь 2019 года) вёл мониторинг уголовных преследований, осуществляемых российскими властями за публикации в интернете. Собранные данные были опубликованы в свободном доступе.

В базе данных содержится 335 записей. По большей части, это преследования, начавшиеся в период нашего мониторинга, и случаи, по которым были вынесены приговоры в указанный период. Представленный в таблице список преследований является заведомо неполным: он содержит только ту информацию, которую нам удалось найти. Следует отметить, что подавляющее большинство преследований за высказывания касается именно публикаций в интернете, тогда как привлечение к ответственности за офлайн-высказывания единичны.

Краткое обобщение собранного материала

В большинстве случаев собранная информация была фрагментарна из-за непрозрачности данной сферы правоприменения (о чём будет сказано ниже). Так, примерно в половине случаев имена преследуемых остались для нас неизвестными. Тем не менее, некоторые обобщения мы можем представить.

Более чем в 90% случаев преследовали мужчин, мы отметили только 27 преследований женщин. Преследования довольно равномерно распределены по возрастным группам и регионам.

Не менее 40% проанализированных нами преследований связаны с выражением неприязни, ненависти, разжигании розни по национальному признаку. Другой популярный мотив ненависти — религия, с ним связаны около 15% преследований.

Среди контента, за который возбуждали уголовные дела, тексты, изображения, видео, реже комментарии. Известно, что порядка 44% преследований осуществлялось за публикации в социальной сети «Вконтакте». Скорее всего, этот показатель значительно больше (возможно, вдвое) с учётом того, что ещё в 47% случаев интернет-платформа, на которой был опубликован контент, попросту не называлась.

Основные уголовные статьи, применявшиеся в рассматриваемый период

Наиболее часто российскими властями применялись три уголовные статьи:

  • ст. 282 УК РФ (Возбуждение ненависти либо вражды, а равно унижение человеческого достоинства) — 164 случая в нашем списке;
  • ст. 280 УК РФ (Публичные призывы к экстремистской деятельности) — 131 случай в списке;
  • ст. 205.2 (Публичные призывы к осуществлению террористической деятельности, публичное оправдание терроризма или пропаганда терроризма) — 60 случаев в списке.

Значительно реже использовались такие статьи, как, например, ст. 280.1 УК РФ (Публичные призывы к осуществлению действий, направленных на нарушение территориальной целостности Российской Федерации), ч. 1 ст. 148 УК РФ (Публичные действия, выражающие явное неуважение к обществу и совершенные в целях оскорбления религиозных чувств верующих) и ст. 354.1 УК РФ (Реабилитация нацизма).

В период мониторинга в России было реформировано уголовное законодательство, изменившее структуру уголовных преследований за высказывания. Так, с конца 2018 года была частично декриминализована ч. 1 ст. 282 УК РФ. Предусмотренное ей деяние было переведено в разряд административных правонарушений, если оно совершается впервые. Если до этого момента преследования по ст. 282 УК РФ исчислялись сотнями в год (в нашей таблице только за вторую половину 2018 года их накопилось более 150), то после частичной декриминализации стали единичными, а число административных преследований по новой аналогичной ст. 20.3.1 КоАП (Возбуждение ненависти либо вражды, а равно унижение человеческого достоинства) стало расти. Были прекращены преследования и отменены приговоры по ранее возбуждённым делам по ст. 282 УК РФ.

Тем не менее, ситуация с уголовными преследованиями за высказывания в интернете изменилась количественно, но не качественно. В ряде случаев уголовное преследование по ст. 282 УК РФ заменялось не административным, а таким же уголовным по ст. 280 УК РФ.

Основные проблемы, связанные с уголовными преследованиями за высказывания

1. Низкая доступность информации об обстоятельствах преследований.

Правоохранительные органы в разных регионах довольно регулярно отчитываются о возбуждении уголовных дел за высказывания в интернете, передаче таких дел в суд, вынесении по ним приговоров. Однако в сообщениях обычно отсутствует конкретика. Не только не называется имя человека, привлекаемого к ответственности, но и не описывается контент, ставший причиной преследования. В некоторых случаях даётся самое обобщённое описание, например, говорится о том, что во «Вконтакте» опубликовано видео, которое разжигает национальную рознь. Такая скудная информация не даёт возможности проанализировать, насколько обоснованным и необходимым было ограничение свободы слова.

Информация о судебных процессах по делам о высказываниях также крайне непрозрачна. Согласно исследованию «Новой газеты», «открытость судебных решений об «экстремизме» находится на уровне решений по делам о сексуальных преступлениях». Приговоры по делам о высказываниях не публикуются на официальных сайтах судов практически никогда, в карточках дел на сайтах судов часто скрыты имена обвиняемых, обвинителей и адвокатов, а в ряде случаев не публикуется даже карточка.

Единственным источником качественной информации об уголовных делах могут быть сами обвиняемые и их адвокаты, однако, они во многих случаях (в том числе с подачи следователей) опасаются, что публичность может привести к ужесточению приговора.

2. Непропорциональность наказаний общественной опасности обвиняемых.

В 2018 году были случаи прекращения уголовных о публикациях в интернете в связи с малозначительностью таких публикаций (отсутствие существенной реакции со стороны читателей, отсутствие негативных последствий). Однако, в целом, в тех случаях, обстоятельства которых нам известны более подробно, следствие и суды, как правило, не оценивают этот фактор. Мы также предполагаем, что и в случаях, подробности которых нам не известны, ситуация аналогична: если бы публикации вызывали широкий резонанс, они и связанные с ними преследования вряд ли бы остались незамеченными.

Около трети из внесённых в нашу таблицу приговоров предполагают реальное лишение свободы. В некоторых случаях до суда избирались меры пресечения в виде заключения под стражу. Наиболее суровыми являются приговоры по ст. 205.2 УК РФ. Согласно статистике судебного департамента Верховного суда РФ, в первом полугодии 2019 года более 70% приговоров по данной статье были к реальному лишению свободы. При этом ч. 2 данной статьи предполагает тюремные сроки от 5 до 7 лет, что сопоставимо с насильственными преступлениями.

3. Неопределённость юридической квалификации.

Различные статьи Уголовного кодекса и Кодекса об административных правонарушениях пересекаются, создавая возможность для произвольной трактовки каждого конкретного деяния. Так, публикация некоего запрещённого материала может караться по ст. 20.29 КоАП (Производство и распространение экстремистских материалов), а может по ст. 280 УК РФ (Публичные призывы к экстремизму). Контент, возбуждающий ненависть и вражду к каким-либо группам людей, может быть отнесён как к административной ст. 20.3.1, так и к уголовной ст. 280 УК РФ, так как возбуждение ненависти также, по закону, является, экстремистской деятельностью. Призывы к терроризму могут быть квалифицированы и по ст. 280, и по ст. 205.2 УК РФ.

Рекомендации российским властям

Мы осознаём, что для изменения ситуации с уголовными преследованиями за высказывания необходима политическая воля, которой на данный момент нет. Тем не менее, мы указываем ряд очевидных шагов, которые следует предпринять властям всех ветвей и уровней, чтобы обеспечить основные права и свободы граждан по стандартам демократического общества.

  • Не возбуждать уголовные дела и не выносить обвинительные приговоры в связи с высказываниями, даже содержащими пропаганду ненависти, если они не являются общественно опасными, не привлекли значительной одобрительной реакции общества, не повлекли негативных последствий.
  • Снизить сроки наказания по статьям Уголовного кодекса, карающим за высказывания. Применять реальное лишение свободы лишь в крайних случаях (например, при прямом подстрекательстве к насилию, имевшему негативные последствия).
  • Отменить наказание за «оскорбление чувств верующих» (ч. 1 ст. 148 УК РФ) ввиду того, что данная норма, во-первых, содержит размытые неопределённые формулировки, а во-вторых, предполагает неправомерное посягательство на свободу слова. Отменить наказание за «призывы к нарушению территориальной целостности» (ст. 280.1 УК РФ), так как существует достаточно статей, карающих за общественно опасные призывы к насилию, а призывать к ненасильственным действиям по изменению границ страны — право каждого человека.
  • В случае, если деяние может быть квалифицировано по разным статьям Уголовного кодекса и Кодекса об административных правонарушениях, применять наиболее лёгкую статью.
  • Публично сообщать подробности уголовных преследований за высказывания, описывать особенности инкриминируемого контента, пояснять причины преследования. Публиковать приговоры по таким делам, исключая из них только персональные данные.
  • Отменить норму о блокировке банковских счетов подозреваемым, обвиняемым и осуждённым по статьям об экстремистских и протеррористических высказываниях. Внесение в так называемый список Росфинмониторинга фактически является внесудебным и при этом абсолютно бессмысленным в данном случае наказанием.