Защиты для жертв домашнего насилия по-прежнему нет: юристы «Мемориала» подали срочный запрос в ЕСПЧ

15.01.2021

Жизнь и здоровье Гулли Казанбиевой снова могут оказаться под угрозой — российские механизмы госзащиты не работают

В октябре Абдурахмана Курбанова признали виновным в совершении трёх преступлений в отношении своей бывшей жены Гулли Казанбиевой. За незаконное проникновение в жилище своей бывшей жены, совершённое с применением насилия (ч. 2 ст. 139 УК РФ), а также умышленное причинение её здоровью вреда средней тяжести (ч. 1 ст. 112 УК РФ) и угрозу убийством (ч. 1 ст. 119 УК РФ) суд назначил путём частичного сложения наказаний 1 год 1 месяц лишения свободы с отбыванием в колонии-поселении. С зачётом времени, проведённого под стражей, на свободу Курбанов должен был выйти в апреле. Но 18 января, в понедельник, состоится рассмотрение апелляции по делу, и есть вероятность, что ему сократят срок и отпустят прямо в зале заседаний. 

За всё время процесса так и не удалось применить меры государственной защиты потерпевших, которые закреплены законом. 

Юристы «Мемориала» Марина Агальцова и Тамилла Иманова, а также их коллеги из партнёрской организации European Human Rights Advocacy Center (EHRAC) направили запрос о срочных обеспечительных мерах в ЕСПЧ в соответствии с Правилом 39 Регламента Суда. Юристы просят Суд обязать власти РФ: предоставить Гулли Казанбиевой меры государственной защиты, запретить Абдурахману Курбанову приближаться/встречаться/контактировать с бывшей женой (в том числе через третье лицо), а также запретить Курбанову приближаться к месту проживания Казанбиевой. 

В соответствии с Правилом 39 Регламента ЕСПЧ заявители, которые полагают, что ввиду каких-то действий или бездействия государства им грозит неминуемая опасность, могут обратиться в Суд с ходатайством о принятии срочных мер. Европейский Суд соглашается обязать государство принять срочные меры только в тех случаях, где есть неизбежный риск нанесения непоправимого вреда в ближайшее время. 

— Если Курбанов выйдет на свободу, то мы опасаемся за жизнь Гулли. Мы знаем, что он уже избивал её палкой, ломал челюсть и руку, угрожал отрезать пальцы, снять кожу и медленно убить. По словам нашей доверительницы, он радуется, глядя на то, как она корчится от боли. Мы рассчитываем получить ответ от Европейского суда в понедельник. В ЕСПЧ уже подавались ходатайства о применении срочных мер по российским делам о домашнем насилии, но суд отказывал в их удовлетворении. Именно поэтому мы обращались за применением мер государственной защиты, которые предусмотрены российским законодательством. Нам отказали. Тем не менее мы решили подать ходатайство в ЕСПЧ о применении срочных мер, так как это наша последняя надежда, —  объясняет старший юрист Марина Агальцова.  

Ранее юристы подавали ходатайство о применении мер государственной защиты в отношении Гулли Казанбиевой как потерпевшей по уголовному делу — такая возможность установлена Федеральным законом «О государственной защите потерпевших, свидетелей и иных участников уголовного судопроизводства». Но суд, который рассматривал уголовное обвинение в отношении Курбанова, отказал в применении мер. 

История Гулли: «Сейчас я тебя буду мучительно убивать». Молодую дагестанку преследует бывший муж. Полиция и следователи на стороне насильника

Адвокат Надежда Бородкина, которая работает по делу по договору с «Мемориалом»,  продолжает добиваться наказания для бывшего мужа по другим эпизодам насилия: то, за что Курбанов получил срок — это события, которые произошли 13 сентября 2019 года, тогда как регулярным избиениям Гуля подвергалась с 2014 года. «Я уже подавала заявление о возбуждении дела в соответствии со статьёй 117 УК РФ («Истязания») касательно систематического избиения Казанбиевой. Следствие бездействует уже 11 месяцев. До настоящего времени дело не возбуждено, о результатах проверки нас не уведомляют, ответы из прокуратуры на жалобы по бездействию не поступают с сентября 2020 года. Помимо этого мы уже два раза подавали заявление по статье 127 («Незаконное лишение свободы») в отношении того эпизода, когда Курбанов Гулю похитил и запер в доме своей второй жены, но ответа ещё нет», — рассказывает адвокат.

Гулли говорит, что ей уже очень страшно от того, что Курбанов может выйти на свободу: «Вчера была с детьми одна. Под подушкой держала нож». О назначении апелляционного рассмотрения не было известно до начала этой недели, поэтому срочно покинуть регион женщина не может. 

Только принятие в России закона о домашнем насилии с возможностью применения охранных ордеров поможет жертвам насилия. Но пока Государственная Дума так и не добралась до его принятия. А чем занималась Дума в декабре 2020, читайте на странице кампании «За гражданское общество».

Поделиться: