«Зачистки» в Каире

07.05.2018

Живущая в Египте гражданка России написала о них письмо в Правозащитный центр "Мемориал"

Недавно ПЦ «Мемориал» сообщил об исчезновении в Каире в марте-апреле 2018 года 18 уроженцев Дагестана, включая 9 несовершеннолетних детей. Исчезнувшие обнаружились в депортационной тюрьме близ аэропорта. Как выяснилось, такого рода случаи далеко не единичны. По сообщениям российских студентов, живущих в Каире, начиная с декабря прошлого года спецслужбы Египта провели в столице несколько «зачисток», в ходе которых имели место необоснованные задержания и «исчезновения» выходцев из стран СНГ. Ситуация полицейского беспредела подробно описана в письме гражданки России, полученном Правозащитным центром «Мемориал» (мы не называем ее имя из соображений безопасности). Приводим текст письма с небольшими сокращениями. 

«В Каире первые массовые задержания произошли в 20-х числах декабря прошлого года в округе Мадинат Наср в районах, где преимущественно живут студенты из стран СНГ. Сотрудники спецслужб Египта подъезжали на микроавтобусах к мечетям и ждали, когда после молитвы мусульмане начнут выходить на улицу. Визуально определяли и задерживали выходцев из СНГ. Если же они ошибались, и останавливали европейца, то его отпускали. Задерживали произвольно, кого хотели. Некоторым удалось избежать ареста. Так, на требование предъявить документы один молодой человек ответил, что документы дома и сейчас он их принесет, его отпустили, но он по понятным причинам к мечети не вернулся и искать его никто не стал. Всех задержанных сажали в микроавтобусы и затем увезли…

Так же проходили и рейды по квартирам. Несколько вооруженных людей в масках и один в гражданском приходили к консьержу, которые есть почти в каждом многоквартирном доме в Каире, и просили указать квартиры, в которых проживают иностранцы. Потом начинался обход всех этих квартир. Звонили в дверь, если не открывали больше 5 минут, двери просто выламывали, и они заходили в квартиру и проводили обыск.

Я живу в Каире с мамой и двумя несовершеннолетними детьми. На момент рейда я со старшей дочерью была в магазине. Когда постучали к нам, мама, остававшаяся с моей младшей дочерью дома, не сразу открыла дверь, и ее пытались выбить. Когда она открыла, то на пороге стоял бауаб (консьерж) и вооруженные люди. С ними был один человек в гражданском. Они задали вопрос: "Есть ли мужчины?" Но так как мама не говорит по-арабски, она не поняла вопрос, и они просто зашли в квартиру. Стали ходить по квартире в обуви, с зажженными сигаретами, осмотрели все комнаты, попросили паспорт и, убедившись, что мужчин нет, ушли.

Примерно в то же время были ночные рейды, рассчитанные на то, что все проживающие находятся дома и их можно застать врасплох. В ходе этих рейдов двери выбивали практически сразу. Задерживали только мужчин и подростков мужского пола. Забирали их загранпаспорта, также - все сотовые телефоны, планшеты, ноутбуки… Говорили, что технику берут «на проверку», но протоколов не составляли, и изъятое никто не вернул. У всех задержанных после примерно 10 дней содержания в тюрьме аннулировали визы, и их депортировали. Причин депортации не объясняли. В Египте иностранцев в депортационной тюрьме обычно держат до того момента, пока родственники или друзья не купят им авиабилет. Если купить некому, то могут держать в тюрьме неограниченный срок. За счет государства никого не депортируют.

Новый рейд в одном из районов округа Мадинат Наср прошел в ночь с 24 на 25 апреля 2018 года. Несколько человек было задержано, точную цифру я не знаю. Но вплоть до сегодняшнего дня информации о них нет, и на связь они не выходили. 

Вот история, которой поделилась со мной жена одного из задержанных дагестанцев (эта семья никак не связано с той, о которой шла речь в недавнем пресс-релизе «Мемориала»): «Мы приехали в Египет из Дагестана, живем в Каире уже 3 года, изучаем арабский язык, наши дети посещают садик. В ночь с 24 на 25 апреля около 3:30 утра я проснулась от того, что вооруженные люди выбили дверь и с направленным на меня оружием кричали, требуя сообщить, где находится мой муж. Из соседней комнаты их коллеги крикнули им, что нашли его в детской комнате. Они начали обыск, перевернули всю мебель, вплоть до того, что поднимали кровати. Сказали, что заберут нас в тюрьму, но на вопрос за что, не отвечали. Забрали все наши телефоны и ноутбук, вывели мужа и увезли без объяснения причин. Я до сих пор не знаю, где его содержат и за что он арестован».
 
Новая «зачистка» прошла 2 мая. Около часа ночи в 8-ой район округа Мадинат Наср подъехали три полицейские машины и столько же микроавтобусов. Из них вышло много вооруженных людей в масках. Также среди них были двое людей в гражданской одежде. Машины блокировали дорогу на перекрестке. Затем в двух домах полностью отключился свет и началась спецоперация. Вооруженные люди быстрым шагом зашли в эти дома. Оттуда послышались крики. Если жильцы не открывали в течение 2-3 минут, двери выбивали. Заходили только в квартиры к иностранцам. Проводили обыски, забирали всю электронную технику (телефоны, планшеты), забирали деньги, если они лежали в открыто. На вопрос русскоязычной студентки: «Зачем вы пришли?» ответили: «На тебя посмотреть». Вразумительных ответов никто не давал. Если ответы задержанных не нравились, то могли избить. Позже свет включили и начали выводить задержанных. Точное количество не знаю, но не менее 10. Задерживали не только граждан России, но и уроженцев других бывших советских республик. С момента рейда прошло уже более 3 суток, но никто до сих пор не знает где задержанные и по какой причине их задержали.

А вот такую историю рассказала мне одна студентка из Кыргызстана: «Мы с мужем приехали в Египет два года назад для получения религиозного образования. Наши дети учатся в школе при университете «Аль-Азхар». Мой супруг арендовал небольшой магазин канцелярских товаров, где работал до задержания. В день рейда мы как раз переехали на новую арендуемую квартиру, в первый раз заночевали здесь. Ночью в дверь постучали, муж открыл дверь, и зашли вооруженные люди. Они обыскали квартиру, попросили представить документы, но супруг сказал, что они остались на прежней квартире, так как наш переезд еще не завершен. Все телефоны у нас забрали «на проверку». Они увели мужа для того, чтобы пойти взять документы со старой квартиры. Больше я его не видела, и по состоянию на вечер 4 мая о его местонахождении мне ничего неизвестно, так же как и о причине задержания».